Уважаемые гости! Если вы оставляете комментарии на форуме, подписывайте ник. Безымянные комментарии будут удаляться!

Кофейня  Поиск  Лунное братство  Правила 
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти  



 

Страницы: 1
RSS

Шапка снеговика

Название: Шапка снеговика
Пейринг: В/А
Жанр: альтернатива
Время действия: 19 век

Примечание1: По заказу Леди Мери из Новогоднего "Ларца желаний-2016" с форума "Чернильные строки и яркие акварели жизни"
Примечание2: Огромная благодарность Ане-Лютик, за помощь в редактировании текста.
Изменено: Марина - 11.02.2017 09:15:48
1.
Владимир смотрел на пылающую гневом Анну и злился еще больше. Сколько еще будет терзать его эта выскочка! Да что она возомнила о себе!
«Всю жизнь поперек горла стояла, а сейчас что творит!» - пронеслось у него в голове.
Вчера он имел неосторожность увидеть их с Репниным поцелуй. Миша со всей страстью целовал ее, а она обнимала его за плечи и пылко отвечала. Он хорошо помнил руки Анны. Они лежали сначала на плечах Миши, затем опустились на его спину, а потом ее длинные пальцы гладили шею, волосы Репнина. И он ясно услышал какой-то звук, похожий на сладкий стон. Ее стон. Наверно тогда у него на мгновение остановилось сердце. В глазах потемнело. Внутри начало все пылать от невыносимой боли. Хотелось одного – умереть…
Он сам не помнил, как нашел в себе силы уйти и не убить Мишу там.
А вот теперь она ответит. Ответит за все. Еще вчера он сжег ее вольную, приказал танцевать, и, черт возьми, совершенно не жалел о своем поступке. Видит бог, за всю его жизнь так больно ему еще не было. Наверно, так умеет только она. Теперь пришел его черед.
- Почему Вы бездельничаете? – резко спросил Владимир. - Я полагал, Вы будете репетировать весь день.
- Мне незачем репетировать, - холодно ответила Анна, выше подняв подбородок. – Роль крепостной мне прекрасно знакома.
- Ну что ж, посмотрим вечером, так ли это, - в тон ей ответил Владимир, поворачиваясь к выходу.
- Вам так не терпится увидеть мое унижение? – услышал он за своей спиной звонкий, высокий голос.
- Я не стремлюсь Вас унизить, - твердо ответил он.
«Я хочу, чтоб тебе было больно. Почувствуй хоть малую часть того, что испытал я», - подумал он.
Но вслух сказал:
- Мне нужна правда.
- Правда? Какая правда? – голосом, убежденным в своей правоте, спросила Анна. - Правда, что Вы жестокий и бессердечный человек, для которого дружба - пустое слово и уважение к памяти отца ничего не значат?
- Мне хочется развеять миф, в котором Вы жили все эти годы, - Владимир уже не был так уверен в своей правоте, но уступать не собирался. – Они увидят правду, когда выйдете к ним крепостной актеркой, танцующей для господ.
- И тогда Вы, наконец, успокоитесь? – Анна в упор смотрела на него своими невозможно огромными, негодующими глазами.
И Владимир понимал, что еще немного, и он сдастся.
- Однако, самонадеянно с Вашей стороны, полагать, что я мечтаю увидеть, как при виде Вас вытянутся лица Оболенского и Михаила.
- Я ни минуты не сомневаюсь, что о них Вы совсем не подумали. Неужели готовы разбить сердце лучшему другу? Вы хоть понимаете, как больно будет Мише все это видеть? – голос Анны, наконец, дрогнул. Она с мольбой смотрела на него.
- Неужели Мишель так много значит для тебя? – тихо спросил он, прекрасно зная ответ.
- Да!
Услышав это твердое «да», Владимир понял, что ему снова нечем дышать. Вчерашняя боль, которая после уничтожения вольной отступила, теперь медленно возвращалась. Он еще что-то говорил, предлагал отказаться от Миши, в конце чуть не принялся умолять ее подумать, не упускать свой шанс. В ответ услышал:
- Я никогда не смогу, глядя в глаза, сказать Мише, что не люблю его.
Синие, горящие ненавистью глаза Анны смотрели прямо ему в душу и выворачивали ее наизнанку.
– Я должна репетировать танец Саломеи!
Владимир понимал, что его гнев на Анну уходит, в душе поднимается что-то другое, непонятное, необъяснимое. Боль вернулась, но уже не такая острая, как вчера, а тупая, ноющая.
- Аня… - тихо позвал он.
Она, конечно, не услышала, что-то сказала еще и ушла.
Владимир медленно побрел к столу, налил себе рюмку коньяку и залпом выпил содержимое, потом еще одну и еще… Легче не становилось. Он поднялся со стула и, немного пошатываясь, поплелся к выходу.
На улице шел снег. Большие, пушистые снежинки, кружась, плавно падали ему на плечи. Почему-то было совсем не холодно. Где-то недалеко слышался шум и беготня деревенских ребятишек.
Недалеко от крыльца Владимир увидел смешного снеговика. Вернее, не смешного, а страшного. Он был большой, голова круглая, неровная. Один глаз выпал. Рот у него сделан небольшим кругом из камней. Носа совсем не было. Вместо шапки на голове торчала палка. Владимир схватил комок снега, со всей силы запустил им в снеговика и попал прямо в глаз. Неожиданно снеговик потряс головой и моргнул этим самым глазом. Владимир растерялся.
«Неужели я так много выпил?» - подумал он.
- Ты что творишь? - услышал он грозный, скрипучий голос.
Владимир оглянулся по сторонам, надеясь кого-то увидеть. Но во дворе никого не было.
- Кто это? – громко спросил он, по-прежнему надеясь, что из-за угла выйдет Репнин с наглой ухмылочкой на лице.
- Что, не узнал? – на Владимира сердито смотрел единственный глаз снеговика.
– Какой ты стал злой! – тем же самым скрипучим голосом сказал снеговик.
- Я сплю, это сон, – успокоил себя Владимир.
А раз сон, то можно и поговорить.
- Почему у тебя глаз один?
- Управляющий детвору прогнал. Они не успели мне даже носа приделать. О шапке вообще молчу.
- А зачем тебе шапка? Ты же из снега, не замёрзнешь, - со смехом проговорил он.
- Раньше ты был другим! Видимо, совсем забыл, придется напомнить. Иди вон туда, где детишки играют. Может, что-то вспомнишь.
Владимир услышал звонкий визг ребятишек и решил его послушаться. Их было четверо. Два мальчика и две девочки. Они лепили снеговика.
Высокий темноволосый мальчик катал большой шар снега. Остальная детвора бежала за ним и громко визжала.
- Володь, можно я голову начну лепить? – звонким голосом спросила маленькая хрупкая девочка с нежным румянцем на щеках и синими, как небо, глазами.
- Хорошо, Аня, - ласково сказал мальчик. – Мы с Никитой сейчас туловище сделаем…
- Почему это Анька будет голову лепить? – сердито сказала рослая полноватая девочка.
- Поля, давай ты, а я тебе помогу, - быстро сказала Анна.
- Полина, иди к Варваре на кухню и возьми морковку, - строго сказал темноволосый мальчик.
Полина обижено надула губы и завистливо посмотрела на Аню. Анна уже схватила небольшой снежный ком, смеясь, крутила его по снегу. Из кармана у нее выпали варежки.
Взрослый Владимир видел, как Полина схватила их и быстро побежала к дому.
«Неужели это я?» - спрашивал себя Корф, рассматривая темноволосого мальчика.
Он вдвоем с Никитой подняли большой снежный шар и пытались высадить его на такой же шар. У них получилось не сразу. Сначала он наклонился и чуть не упал. Но вскоре туловище снеговика было уже надежно установлено. Не хватало только головы. Возле них бегала маленькая Аня, усердно пытаясь что-то слепить. Но было видно, что она совсем замерзла.
- Аня, где твои варежки? – строго спросил Владимир.
Она ничего не успела ответить.
Рядом уже стоял Никита, протягивая свои варежки, которые были все в снегу:
- Анечка, возьми мои.
- Никита, заканчивай с головой, - резко сказал Владимир, отталкивая его от девочки.
Затем быстро присел возле нее на корточки. Взял ее холодные руки в свои теплые и поднес к губам, пытаясь согреть их горячим дыханием. Маленькая Аня чуть-чуть хлюпнула носом, освободила одну руку и погладила его по лицу.
- Ты такой теплый, - нежным, но немного сипловатым от холода голосом говорила она.

Владимир издали наблюдал за детьми, понимая, что испытывает те же чувства, что и темноволосый мальчуган. Он чувствовал кожей прикосновения этих маленьких дрожащих пальчиков и был счастлив. Он видел, как мальчуган закрыл глаза от удовольствия, позволяя маленькой девочке гладить себя по лицу, и счастливо улыбался.
Владимир услышал странный звук возле себя и уловил запах знакомых духов. Он оглянулся. Возле него стояла взрослая Анна, широко открыв глаза, и тоже смотрела на детей.
- Анна? - удивился Владимир. – Вы это видите?
- Я принесла морковку, - услышали они громкий голос Полины..
2.
Первым в себя пришел Владимир-младший:
- Хорошо, - сказал он, с сожалением отпуская руки малышки.
Потом поднялся, поправил Анину коротенькую, подбитую бобровым мехом шубку. Решительно вытянул из кармана теплые шерстяные рукавицы и повелительно сказал:
- Оденься, еще заболеешь.
Малышка послушно стала надевать Володины рукавицы. А сам их хозяин забрал морковку из рук Полины и важно пошел к Никите, который уже прилаживал голову снеговику. Очень быстро маленькая Аня уже в рукавицах, которые были ей невозможно велики, бежала следом за Владимиром.
- Когда-то Вы были добрым и заботливым, - услышал он рядом нежный, такой родной голос.
Владимир резко обернулся и в упор посмотрел на Анну. Она была в голубом платье, без верхней одежды, и дрожала от холода.
- А Вы, оказывается, когда-то были послушной и ласковой девочкой, - в тон ей ответил Владимир.
«И ни с кем еще не целовалась», - про себя добавил он. Воспоминание об этом опять больно резануло его измученное ревностью сердце.
Он подошел к ней, со вздохом снял свой сюртук и набросил ей на плечи.
- И все так же боишься холода.
Они снова начали наблюдать за детьми, которые весело, беззаботно смеялись и бегали вокруг уже готового симпатичного снеговика.
- У него нет шапки, - послышался взволнованный, звонкий голос Ани. - Он замерзнет.
- Шапка ему не помешает, - согласился Владимир. - И тулуп тоже.
- Я на конюшне видел старый тулуп, - сказал Никитка. – Только мне от Федора по шее достанется.
- Никита, да у тебя шея, как у быка Крошки! Неужели ты щупленького, костлявого Федора боишься? – ехидно спросила Полина.
Видно, что Никита обиделся. Он уже тогда был высокий, крепкий. С широкими плечами и могучей шеей.
- Полька, да ты сама, как корова! Хвоста только не хватает, еще и прыщи кругом… - не остался он в долгу.
Толстушка Полина немедленно принялась громко реветь, сердито размазывая по щекам слезы. Анна бросилась к ней со словами: «Поля, не плачь!»
- Никита, иди на конюшню за тулупом, - строго сказал Владимир. – Федору скажешь, что я велел.
Затем повернулся к девочкам, подхватив их под руки, потащил к снеговику, приговаривая:
- Развели тут сопли.
Вскоре снеговик был наряжен в тулуп и грозно держал в руках большую метлу.
- Володя, ты посмотри, какая шапка! – услышал Владимир восхищенный возглас маленькой Ани.
Возле дома стоял живой и здоровый отец, в теплом пальто с песцовым воротником и высоком черном боливаре. Возле него была Сычиха без платка, с поникшей головой.
Взрослые Владимир с Анной увидели, как через весь двор к ним бежит маленькая Аня, а за ней остальные дети. Последним, насупив брови, медленно шел Владимир и мрачно смотрел на Сычиху с отцом.
- Дядюшка, мы снеговика слепили! - запыхавшись, глотая слова, выговорила Аня. – А у него шапки нет, ему холодно.
- Неужели мой парадный боливар согреет снеговика? – серьезным тоном спросил Иван Иванович.
Он с улыбкой смотрел в доверчивые глаза малышки, но взгляд его все равно был полон грусти.
- Согреет, - уверено сказала Аня. - Ваша шапка новая совсем, и дыр там нет.
В глазах Ивана Ивановича заблестели смешинки. Он погладил Аню по меховому берету и легонько щелкнул по носу.
- Конечно, там нет дыр. На прошлой неделе из Парижа прислали.
Владимир, как завороженный, смотрел на живого отца и всей душой стремился к нему. Наконец, не выдержал. Несмело он подошел совсем близко и негромко позвал:
- Отец…
Но никто не услышал и не посмотрел на него. Владимир видел, как отец снял боливар и, слегка улыбаясь, хотел его отдать Ане. Но Сычиха вдруг подняла опущенную голову и поспешно забрала шапку из рук отца. Быстро оглядела его и громким, немного дрожащим голосом сказала:
- Дети, это не простая шапка. Эта шапка снеговика – волшебная. Она умеет исполнять желания.
- Правда? – была видно, как вытянулись от удивления лица малышки и других детей.
Только черноволосый мальчуган еще больше нахмурился. Он с негодованием смотрел на отца и женщину, стоявшую рядом с ним.
- Правда! Нужно надеть шапку и вслух загадать свое самое заветное желание. И если оно доброе, искреннее и от души, то непременно сбудется.
- Какой бред! – не выдержал Владимир. – Отец, как ты можешь разговаривать с этой убийцей? – горячо и с надрывом выкрикнул он.
- Володя, прекрати! Ты ведешь себя непозволительно, - сердито раздалось в ответ.
Сычиха быстро отдала шапку растерянной Анечке:
- Возьми, малышка, - сказала она, - не забудьте, желание можно загадывать только одно.
Потом повернулась к стоявшему рядом старшему родственнику и сурово сказала:
- Иван, я пойду, ты сам все видишь.
И быстро направилась в сторону леса, не оглядываясь.
Взрослый Владимир видел, как отец с какой-то отчаянной грустью посмотрел вслед уходящей женщине, а потом громко вздохнул и медленно побрел в сторону дома.
Все это время Полина с завистью разглядывала шапку снеговика:
- Сычиха - колдунья. Она знает, что говорит.
Было видно, что дети верят словам Полины. Они с широко раскрытыми глазами смотрели на шапку. Только Владимир-младший упрямо отворачивался, поглядывая в сторону.
- Володя, давай загадывать желания! - восторженно предложила маленькая Аня, просительно глядя на него.
- Как хотите, - угрюмо сказал он.
Владимир с Анной видели, как черноволосый мальчуган резко встал и пошел к снеговику. И как маленькая девочка, сунув шапку в руки Полины, побежала за ним…
Толстушка Полька зря времени не теряла. Она решительно надела шапку на голову и громко сказала:
- Хочу стать красавицей!
Потом сняла и с вызовом посмотрела на Никиту.
- Я стану высокой и стройной красавицей. Анька еще будет мне завидовать. А ты так и останешься безмозглым увальнем! – злорадно сказала она.
Никита не слушал Полину. Он заворожено смотрел на шапку.
- На, бери, все равно мне она больше не нужна, - сказала она.
И, отдав шапку Никите, тоже пошла за Владимиром и Аней.
Никита какое-то время держал волшебный головной убор в руках, а потом осторожно надел его на голову и тихо, но твердо сказал:
- Хочу стать свободным! Больше всего на свете хочу!
Владимир с Анной видели честные, открытые глаза парня. В них были отчаянье, тоска и надежда…
Он снял шапку и тихо прошептал, но Владимир все равно услышал его слова:
- А потом, женюсь… На Анечке…
Владимир опять увидел снеговика и детей. Володя был все так же мрачен. Аня что-то ему рассказывала и, не обращая внимания на невеселый вид, ласково улыбалась. К ним подошел Никита и протянул шапку Анне.
- Твоя очередь. Будешь загадывать желание? – спросил он.
- Да, буду! Только отойду подальше.
Она схватила шапку и, весело смеясь, побежала прямо к ним.
Запыхавшись, с разбега остановилась и надела на голову шапку.
3.
Потом вдруг стала серьезной и тихо начала говорить:
- Волшебная шапка, мои родители умерли. Дядюшка сказал, что они на небе и им там хорошо. Они стали ангелами…
Владимир слушал маленькую Аню, боясь пропустить хоть слово.
- У Володи тоже мама умерла. Он не верит, что она превратилась в ангела, думает, что ей там плохо. И часто сердится на дядюшку. А потом грустит. А дядюшка порой бывает таким печальным. А я… А мне так хочется сделать их счастливыми!
Аня медленно сняла головной убор и смущенно сказала:
- Дорогая шапка, я не смею просить у тебя чего-то еще.
Прижав шапку к сердцу, она тихо-тихо произнесла:
- Просто скажу по секрету, что я очень люблю Володю и так хочу, чтобы он стал моим мужем. Ведь без него никогда не смогу быть счастлива.
Владимир стоял как истукан и не мог оторвать глаз от красивой малышки. Нежность к ней заполняла его истерзанное сердце. Губы сами собой растягивались в идиотской улыбке. Больше всего на свете ему хотелось, чтоб желание этой чудесной крошки осуществилось.
- Анна! – позвал он.
Но взрослая Анна его не слышала. Она с жалостью смотрела на малышку, думая о чем-то своем. Почему-то из глаз у нее катились слезы. Он понял, что Анна больше не видит его. Она уходит…

Владимир еще видел, как маленькая Аня вернулась к другим детям.
- Володя, я загадала желание. Теперь ты, - лукаво улыбаясь, сказала она.
Но Владимир хмуро забрал у нее шапку и резко ответил:
- Не верю я в эти глупости. Чушь все это. Домой пошли.
Он надел на снеговика шапку, и тот сразу похорошел. Головной убор удивительным образом шел слепленному деду. Потом Володя резко оглянулся, схватил снежный ком и запустил им в сторону взрослого Владимира. Тот не успел пригнуться, и снежок попал ему прямо в левый глаз.

И вдруг все исчезло. Владимир открыл глаза и обнаружил, что сидит за столом у себя в кабинете. Рядом стояла пустая бутылка коньяка. В голове еще что-то шумело. Затекла шея, болела рука, а левый глаз немного подергивало. Но все это пустяки. Владимир точно знал, что все, увиденное во сне, было когда-то наяву.
Он на какое-то время снова закрыл глаза, пытаясь привести свои мысли в порядок. Затем достал бумагу и начал писать красивым размашистым почерком. Закончив, вызвал Григория и велел ему немедленно найти Никиту.

Ну а мы с тобой, дорогой читатель, вернемся немного назад. Нужно узнать, что произошло за это время с Анной.

После тяжелого разговора с Владимиром, Анна, не разбирая дороги, отправилась в свою комнату. Хотелось плакать, но слез совсем не было. Возле библиотеки она увидела Мишу.
- Я рад Вас видеть, - ласково сказал он и, взяв ее руки в свои, поднес нежные ладони к губам.
- Вы так прекрасны, - любуясь ее глазами, добавил он.
Решительность и отчаяние овладели Анной.
«Миша должен знать правду. Должен!» – твердо решила она. Резко вырвав у него свои руки, Анна с отчаянием сказала:
- Миша, я должна сказать Вам правду. Я понимаю, что она ужасная. Вы, возможно, никогда больше не захотите видеть меня. Но будет еще хуже, если я промолчу.
- Анечка, не волнуйтесь.
Анна чувствовала, что решительность вот-вот покинет ее. Она с болью взглянула в глаза любимому и твердо сказала:
- Миша, моя тайна очень проста. Я сирота, которую Иван Иванович Корф взял на воспитание после смерти моих родителей. Он привязался ко мне. Дал прекрасное образование, полюбил меня как собственную дочь. И он от всех скрывал мое низкое происхождения. Миша, я крепостная…
Анна увидела, как изменилось лицо Михаила. Ласковый, родной взгляд вдруг стал холодным и чужим.
- Анна, что за бред Вы говорите? - строго спросил Репнин. - Неужели так шутите?
- Миша, я сказала чистую правду. Я люблю Вас. И не могу обманывать.

Михаил отошел от нее на шаг. И словно окаменел. Потом снова посмотрел на нее долгим, ничего не выражающим взглядом.
Его лицо побледнело. Руки дрожали. Губы плотно сжаты. Потом он опустил голову и произнес:
- Анна, мне необходимо побыть одному. Мы после поговорим.
Он больше не смотрел на нее. Просто ушел. И было видно, что он не слышал, что еще говорила ему вслед Анна.
Она же, едва переставляя ноги, направилась к себе в комнату. Заплакать так и не получилось. В голове тяжелым молотом стучала только одна мысль: «Миша ушел. Просто ушел и даже не выслушал до конца. Все точно так, как предсказал хозяин Владимир Иванович Корф».
Анна обессилено закрыла сухие глаза и провалилась в глубокий сон.
Проснулась оттого, что плакала. Она видела удивительный сон. В нем ее мучитель-хозяин был добрым и заботливым. А она – маленькой глупой девочкой, безнадежно влюбленной в своего хозяина. И Анна твердо знала, что все, ей приснившееся, было самой настоящей правдой.
Она устало поднялась и подошла к зеркалу, чтобы привести себя в порядок. Нужна была заколка, чтобы поправить выбившуюся прядь. Анна побрела к шкафу и обомлела. На верхней полке лежал старый боливар. Потертый. С широкими полями.
- Не может быть! - потрясенно подумала Анна. - Это волшебная шапка снеговика. Та самая, которую я видела во сне.
Она взяла в руки боливар и, немного приходя в себя, с улыбкой сказала:
- Пусть и не совсем, но ты все равно немного волшебная. Поля у нас красавица.
В дверь громко постучали. Анна и ответить ничего не успела, как в ее комнату решительно вошел Владимир. Увидев, что она держит в руках, он замер.
- Удивительно, - сказал Владимир. - Где-то я уже видел эту шапку.
- Это шапка Снеговика, - с вымученной улыбкой сказала Анна, - Случайно нашла ее у себя в шкафу.
- Вот как, – тихо проговорил Владимир. – Вы что, тоже сегодня увидели ее во сне?
- Да, видела, - равнодушно ответила Анна, не обращая внимания на дрожащий голос барина.
- Вы пришли проверить, репетирую ли я танец? Только вынуждена Вас разочаровать, – безжизненным голосом сказала она. – Мише все известно.
Владимир ничего не отвечал. Он просто смотрел на нее.
- А я, пожалуй, станцую! Вы будете довольны моим танцем, – твердо сказала Анна. - Но при одном условии: Вы освободите Никиту.
Услышав последние слова Анны, Владимир горько улыбнулся:
- Вы немного опоздали. Никита уже получил вольную…
- Как? – воскликнула она. – Когда?
- Пока Вы спали. – просто ответил Владимир.
Анна смущенно замолчала. Владимир очень странно смотрел на нее. От этого взгляда ей было не по себе.
- Тогда что же Вы хотели, Владимир Иванович? – нашла в себе силы спросить она.
- Вот, хожу по дому, счастья ищу, - очень серьезно, ответил он. – Волнуюсь, чтобы не сбежало.
- Вы ищете свое счастье здесь? В моей комнате? – поинтересовалась Анна, всерьез начиная опасаться, что Владимир сильно пьян.
- Да! – тем же тоном ответил он. – И, кажется, нашел. Только нужно проверить.

«Наверно, он не пьян, а сошел с ума», – успела подумать Анна, как вдруг оказалась в крепких объятиях хозяина, и почувствовала, как его губы нежно коснулись ее губ. Его руки ласково гладили ее лицо, волосы. Было безумно хорошо.
На мгновение Анна закрыла глаза, отдаваясь этим непонятным и таким волнующим ощущениям. Очнулась она лишь тогда, когда поцелуй перестал быть невинным.
И Анна разозлилась. Больше на себя, потому что тоже робко отвечала на поцелуй хозяина.
Она решительно начала вырываться. Правда, плохо в этом преуспела. Они плавно упали на кровать, и тогда Владимир, наконец, выпустил ее из объятий.
Анна окончательно пришла в себя и, хорошенько ударила сумасбродного хозяина по щеке. Вскочив, она тяжело дышала и с испугом смотрела на него.
Владимир лежал на кровати, потирая ушибленную щеку. И все равно улыбался.
- Вот, значит, какое оно – счастье, - сказал он. – Сладкое, теплое, нежное. Даже больно чуть-чуть.
- Вы сошли с ума? – на всякий случай поинтересовалась Анна. – Как можно?!
- Красивая девушка позволила себя поцеловать! – лукавым голосом ответил Владимир.
Поднявшись, он подошел к Анне и уже серьезным голосом сказал:
- Аня, я видел удивительный сон, в котором одна маленькая девочка пожелала сделать счастливыми двух человек.
- Странно, - сказала Анна. - Мне тоже такое снилось. Правда, в моем сне девочка не знала, что она крепостная. Иначе загадала бы другое желание.
- Тем не менее, у Вас получилось. Незадолго до смерти отец сказал, что Вы сделали его счастливым.
- Неужели верите в эти глупости, Владимир? – все еще с опаской, смущенно спросила Анна. Ее лицо, шея, уши покрылись багровым румянцем.
- Верю! – твердо произнес он. – Пожалуй, мне давно следовало сказать, что я безумно люблю Вас. Люблю с самого детства. Когда увидел тебя с Мишей…
Его голос дрогнул. Владимир замолчал, не смея посмотреть на Анну.
Она же все это время стояла перед ним красная, как маков цвет, и не знала, куда посмотреть. Казалось, всюду ее преследовало лицо Владимира.
- Вы издеваетесь? – наконец дошло до нее.
Владимир тяжело вздохнул. Потом подошел к столу, надел на голову волшебную шапку Снеговика и, глядя прямо в ее голубые глаза, твердо произнес:
- Хочу, чтобы воспитанница отца Анна Платонова стала моей женой!
Она вздрогнула, не веря ни единому слову, и, опустив глаза, с тоской проговорила:
- Зачем Вы так? И разве можете жениться на крепостной?
В ее голосе было столько горечи и боли…

- Ах, да! Совсем забыл! – Владимир вытащил из кармана немного примятый лист бумаги и протянул Анне.
Анна с надеждой посмотрела на документ в руках хозяина. Жадно схватила его и принялась читать.
- Сударыня! - галантным тоном продолжил он. – Я, пожалуй, пойду. А Вы изучайте этот документ. Вам сейчас лучше побыть одной. Я буду ждать во дворе, за домом. Там стоит снеговик без шапки. Мерзнет. Вы, когда будете идти, захватите этот головной убор.
Указав на боливар, лежащий на столе, Владимир направился к двери.
Анна ошеломленно смотрела ему вслед. Прежде, чем переступить порог и покинуть комнату, Владимир оглянулся и сказал:
- Аня, ты только недолго. Я ведь замерзну быстрее снеговика. Могу заболеть.
После этих слов он вышел в коридор, закрыв за собой дверь.

… Владимир с Анной стояли возле снеговика. Он преобразился. В тулупе и боливаре снежный дед был совсем нестрашный. Даже красивый. Владимир опять с надеждой взглянул на Анну.
- Сударыня, вы ушли от ответа, - в его голосе что-то дрогнуло при этих словах.
Затем Корф продолжил, глядя ей прямо в глаза:
- Вы станете моей женой?
Анна поняла, что больше не может притворяться. Слова Владимира заставляли ее сердце биться сильнее. Она считала их злой шуткой и ощущала пробуждение в душе горечи и гнева.
- Владимир Иванович, сколько можно надо мной издеваться? – наконец не выдержала Анна. – Для Вас нет ничего святого? Никогда не поверю в серьёзность Ваших намерений. Можете сказать что угодно, только бы получить свое.
Владимир ничего не успел ответить – помешала Варвара, подбежавшая к ним с громкими возгласами:
- Барин, барин, тут такое дело! Я за доктором Штерном послала.
- Что случилось? – стараясь говорить спокойно, спросил он.
Варвара перевела дух и пояснила:
- Никитка, бедный. Вы ему с утра вольную вручили. Он такой счастливый был. Мы это дело решили отметить. У меня немого сивухи было.
- Ты имеешь в виду тот зеленый штоф, размером с ведро? - уточнил Владимир.
- Да, барин, - от волнения Варвара не поняла, к чему клонит хозяин. – Мы втроем - я, Никита и Полина - выпили немного. Тут нелегкая принесла управляющего. Он на Никиту набросился. Начал обвинять его во всех грехах. Назвал его вором и лжецом. А потом в убийстве барина обвинять начал и из дому гнать.
Варвара вздохнула и продолжила:
- Никита сразу спокойно ему отвечал. Сказал: «Не дождешься, ирод. Я теперь с тебя глаз не спущу». И кулак, ну с трех пальцев, ему прямо к усам подставил. Карл Модестович еще пуще обозлился и за нож схватился…
- Варя, Никита ранен? - не выдержала Анна.
- Нет, что ты, Аннушка! Он у Карла Модестовича нож отобрал и попробовал замахнуться. Мы с Полькой орать начали. А он как руку с ножом поднял, так и замер. Не может он человека ножом ударить, даже этого гада управляющего. Потом руку опустил, голову на стол уронил и плакать начал. Карл Модестович, как это увидел, рассмеялся. Да так громко ржал, словно конь в стойле, еще и мордой крутил.
- Варвара, ты скажешь, наконец, почему доктора Штерна вызвала? – начиная терять терпение, строго спросил Владимир.
- Да потому что Карл Модестович хохотал-хохотал, а потом его вдруг переклинило. Рот перекосило, и закрыть не может. Слюни изо рта текут, а он визжит, как свинья. Слова сказать не может, только мычит и руками машет.
- Правда, что ли? – Владимир усмехнулся и, посмотрев на Анну, увидел, что она изо всех сил старается скрыть довольную улыбку.
- Правду люди говорят: есть бог на свете, - сказала девушка.
- Может, Варя, ты поторопилась вызывать доктора Штерна? – спросил Владимир. – Пусть посидит с перекошенным ртом. Возможно – поумнеет?
- Какой вы добрый! - сразу отозвалась Анна.
- Так я не сразу, барин, - успокоила его Варвара. – Сначала думала, он притворяется. Рассказала и о божьей каре, и все, что я о нем думаю. Полька даже ему сказала что-то про обман и вольную. Потом и Никита начал… А он ревет и слезы рукой вытирает. Видать, больно ему. Потому и послала за доктором.
- Ну ладно, Варя. Ты все правильно сделала. А обед скоро? А то мы и не завтракали.
- Давно готов, барин, - спохватилась Варвара.
- Никого с утра не было, вот и не завтракали, – говорила она себе под нос, подходя к дому.
Но нормально пообедать им не дали. Только Владимир с Анной сели за стол, как в столовую вошли Марья Алексеевна с Забалуевым и исправником.
- Добрый день, дама и господа, - поздоровался Владимир.
Анна тоже встала и сделала книксен.
- А Вы, Андрей Платонович, пришли доиграть спектакль с моим арестом? – вежливо поинтересовался Владимир. – В прошлый раз не удалось сорвать аплодисменты?
- Мой спектакль для Вас может закончиться печальной действительностью, - с угрозой в голосе сказал Забалуев.
- Очень интересно, Андрей Платонович, а к властям обращаться не боитесь? С Вас ведь подозрения еще не сняты, - стараясь держать себя в руках, спокойно поинтересовался Владимир.
Княгиня немедленно принялась защищать своего будущего родственника.
- Подозрения эти не имеют никаких оснований. Подлая клевета! – с возмущением в голосе говорила она. – А вот Вам, милый барон, обещаю серьезные неприятности.
- Вот как? – Владимир все еще говорил спокойно. - Я не желаю видеть возможного убийцу моего отца у себя в доме.
- В Вашем доме? – перебила его княгиня. - Господин Забалуев находится здесь у себя в доме. Ваше поместье в качестве долга переходит в собственность моей семьи. И в качестве приданого Лизы – Андрею Платоновичу.
Она отвратительно улыбнулась и лилейным тоном добавила:
- Так что это Вы, милый барон, не имеете права тут распоряжаться.
Все это время Анна стояла возле стула, на котором сидела во время обеда, и просто дрожала от негодования. Больше всего на свете ей хотелось помочь Владимиру. Она ловила себя на мысли, что готова вцепиться в глотку обоим: и княгине, и Забалуеву.
- Что-то Вашего защитника не видно, - продолжал издеваться Забалуев. – А защитница молчит, словно язык проглотила.
- Исправника привели, чтобы хоть кто-то полюбовался этим зрелищем? – не слушая его, спросил Корф.
- Исправник подтвердит отсутствие каких-либо записей в городских книгах, - с прежними издевательскими нотками в голосе ответил Забалуев.
- О каких книгах Вы говорите?
По голосу Владимира Анна поняла, что он на грани. Она пыталась молиться. Но ничего не получалось. Она жадно ловила каждое слово, боясь что-то упустить.
- Петр Михайлович и мой отец были друзьями. Они были честными людьми. Достаточно было слова или простой расписки…
- Так ведь ничего нет! – с наглой ухмылкой возразил Забалуев. – Нет ни расписки, ни свидетелей.
На последних словах Анна встрепенулась:
- Почему нет свидетелей? – громко спросила она. – Я хорошо помню разговор с дядюшкой. При выдаче расписки, свидетелями были наш управляющий и доктор Штерн.
Отвратительная улыбка на лице княгини начала угасать.
- Ваш управляющий уже дал показания. Он не присутствовал при выдачи расписки! - с угрозой в голосе сказал Забалуев.
- Увы, но это правда, - подтвердил исправник.
- Господа, по счастливой случайности оба свидетеля находятся в имении. С нашим управляющим случилась небольшая неприятность. Доктор Штерн уже должен приехать, чтобы помочь ему, - решительно произнесла Анна.
Она с удовольствием увидела, как улыбка сползла с лица княгини.
- У нас нет времени слушать одно и то же, - сказала Мария Алексеевна Долгорукая, но уверенности в ее голосе поубавилось.
- Боюсь, что Карл Модестович не будет давать показания, - с просветлевшим лицом сообщил Владимир и твердым тоном добавил: – А вот доктора Штерна вам придется выслушать.

Вскоре в столовой появились Карл Модестович и недовольный доктор Штерн.
Вид у первого был жалкий. Рот наполовину открыт и перекошен на правую сторону, словно его хозяин строил страшную рожу, да так и застыл. Подбородок сильно опух. Несчастные глаза с мольбой смотрели на доктора Штерна.
- Барон, Вы страшный человек! – воскликнула княгиня. – Что сделали с господином Шуллером!
- Барон Корф тут совершенно ни при чем. Карл Модестович имел неосторожность сильно смеяться и строить рожи, поэтому вывихнул нижнюю челюсть, – сердито сказал доктор Штерн.
Он только приехал к пациенту и еще не успел толком осмотреть его, как их позвали в столовую. На возражения доктора огромный человек с бородой чуть ли не силой приволок его и потерпевшего сюда.
Выслушав исправника, он немедленно подтвердил слова барона Корфа.
- Конечно, я и господин Шуллер присутствовали при выплате долга. Правда, Карл Модестович? – обернулся он к пострадавшему.
Но тот только мотал головой и мычал.
- К сожалению, ввиду своей болезни он не может подтвердить. Но я-то могу. И даже помню точное число. Это было как раз после моих именин.
Штерн назвал точную дату проведения сделки.
- Здесь имеется расходная книга, - вступил в беседу исправник. – Ни одной записи о выплате долга там нет.
- Позвольте мне взглянуть? – сказал Штерн.
Внимательно оглядев книгу, он указал на пустое место на середине страницы.
- Господа, взгляните сюда, - сказал он. – Как раз записи за тот день, когда происходила сделка, отсутствуют. Это очень подозрительно. Похоже, мы имеем дело с подделкой документов.
- Что Вы хотите сказать, - возмущенно подала голос княгиня. – Обвиняете меня в подделке документов?
- Ну что Вы! Нет, конечно! Я просто говорю, что в расходной книге была удалена запись. И это легко проверить. Мне нужна синька и восковая свеча.
Меньше чем через минуту перед доктором Штерном стояла Варвара и протягивала ему нужные предметы. А еще через некоторое время он сам показывал запись в расходной книге, в которой четким почерком было написано о получении долга от Корфа Ивана Ивановича.
И тогда Анна, наконец, вздохнув спокойно, позволила себе любезно улыбнуться при виде Забалуева, нервно сопящего и гладящего покрасневшую лысину. Правда, когда она увидела, с какой ненавистью княгиня смотрит на Владимира, стало по-настоящему страшно.

Исправник вежливо извинился, объявляя дело о долге барона Корфа закрытым. Засим непрошеные гости, наконец, покинули имение барона Корфа.
Владимир с Анной остались одни в столовой.
- Вы снова спасли меня, - сказал он.
- Это не я, а доктор Штерн! Вот кто наш спаситель.
- Ты сказала «наш»? – сразу откликнулся Владимир.
- Конечно.
В столовую вошел доктор Штерн. Он только что вправил челюсть Карлу Модестовичу.
При выполнении этой болезненной процедуры пришлось сильно попотеть. Больной прокусил плотную ткань, которой доктор Штерн обмотал себе пальцы. Да еще умудрился плюнуть на огромного Григория, который изъявил желания помочь, а заодно и подучиться у доктора. Он тайно мечтал стать лекарем. Но после такого поведения управляющего добряк Григорий чуть опять не ударил его. Хорошо, что доктор вовремя остановил своего помощника.
Владимир принялся благодарить Штерна за своевременную помощь, на что тот довольно улыбнулся и ответил, что рад был помочь.
Напоследок взглянув на Анну, он на правах старого друга семьи заметил:
- Вы уже так выросли, стали настоящей красавицей. Скорее всего, отбоя от поклонников нет?
Анна смутилась и опустила глаза.
- Поклонников много, - почуяв неладное, вмешался Владимир. - Один уже даже сделал предложение.
- Да что Вы! – изумился доктор. – Мой племянник в каждом письме постоянно спрашивает про Анну. Прошлым летом как увидел ее, так до сих пор и не может забыть. - Так что, Анечка, у тебя еще один поклонник, – галантно добавил он.
- Очень мило, - Владимир был сама любезность. – А у меня, значит, еще один соперник.
- Ваш соперник? – удивился доктор.
- Да, я сегодня сделал Анне предложение. Она еще не ответила мне. Так что у Вашего племянника есть шансы. Только боюсь, - на всякий случай добавил Владимир, - что я буду серьезно возражать.
Анна не знала, куда ей деться: или под стол, или провалиться сквозь землю.
Хорошо, что доктор Штерн отказался от обеда и ушел, напоследок пожелав Владимиру здоровья и успехов в личной жизни.
- Владимир Иванович, зачем Вы сказали это доктору Штерну? - дрожащим голосом спросила Анна.
Он с удивленной улыбкой посмотрел на нее:
- Не преследовал никаких целей. Просто не позволю, чтобы кто-то отнял у меня мое счастье. А может, ты уже поверила в серьезность моих намерений?
В тот день Анна так и не ответила согласием барону.
Она согласилась через три дня.

А еще через три дня княгиню Долгорукую обвинили в убийстве старого барона Корфа. Под давлением неопровержимых улик Долгорукая во всем призналась.

Конец!
Хех... А вот понравилось. :sm34: Такая легкая, зимняя, сказочная история и с элементами комедии, и мистики, и даже мелодрамы.
Что приснилось, а что было на самом деле, какая собственно разница. Просто кто-то посмотрел на себя со стороны.
Замечательный снеговик. Сослужил службу не только главному герою. Хотя, строго говоря, желания исполняла шляпа Ивана Иваныча. :sm27: Но ее могло и не быть, если бы не сам снеговик.
Очень интересным оказался экскурс в детство героев. Желания шляпа все же исполнила: Полька стала красавицей (но лучше бы пожелала она себе доброты), Никита - свободным, Анна - женой Владимира. Только сам Вольдемар отказался участвовать в этом мероприятии. Может и не зря. Ему нужно было пройти свой путь и все понять без помощи каких-либо сил.
Очень насмешила история с Карлом Модестовичем. :sm34: Даже поучительно. Нельзя так сильно проявлять свои эмоции. Можно и челюсть свихнуть. :sm27:
Марина, у вас получилась добрая, теплая то ли быль, то ли сказка, то ли сон, то ли реальность. В общем, хорошая история. Спасибо! d_daisy
Скрытый текст
Цитата
Magica пишет:
Хех... А вот понравилось. Такая легкая, зимняя, сказочная история и с элементами комедии, и мистики, и даже мелодрамы.
Очень рада, что понравилось. Если честно, не ожидала.
Цитата
Magica пишет:
Замечательный снеговик. Сослужил службу не только главному герою. Хотя, строго говоря, желания исполняла шляпа Ивана Иваныча. Но ее могло и не быть, если бы не сам снеговик.
Когда надумала написать историю из ларцы, совершенно не представляла о чем.
В декабре, на Лунном форуме был красивый баннер, с таким симпатичным снеговиком в синем цилиндре. Спасибо огромное автору. d_daisy
Я этого снеговика увидела, да еще шляпа такая прикольная и тут дошло.
Цитата
Magica пишет:
Желания шляпа все же исполнила: Полька стала красавицей (но лучше бы пожелала она себе доброты), Никита - свободным, Анна - женой Владимира. Только сам Вольдемар отказался участвовать в этом мероприятии. Может и не зря. Ему нужно было пройти свой путь и все понять без помощи каких-либо сил.
Польке действительно, не помешает ума и доброты.
Я не точно передала свою мысль в этой истории. Желанием Анны, по моей задумке, было сделать счастливыми ИИ и Вову.
А Вовочка, загадал свое желание когда стал взрослым и ума немного набрался.
Цитата
Magica пишет:
Очень насмешила история с Карлом Модестовичем. Даже поучительно. Нельзя так сильно проявлять свои эмоции. Можно и челюсть свихнуть.
Вот-вот, особенно смеяться с чужого горя.
Скрытый текст
Админы, если это не трудно, помогите пожалуйста исправить. :sm19:
Изменено: Марина - 07.02.2017 18:48:42
Скрытый текст
Магика, спасибо за помощь.:sm19:
Страницы: 1
Читают тему
Ссылки на произведения наших авторов
Сайт создан и поддерживается на благотвортельных началах Echo-Group