Уважаемые гости! Если вы оставляете комментарии на форуме, подписывайте ник. Безымянные комментарии будут удаляться!

Кофейня  Поиск  Лунное братство  Правила 
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти  



 

Страницы: 1
RSS

"Пожар в сердцах"/БН/

Название: "Пожар в сердцах"
Рейтинг: PG
Жанр: мелодрама, альтернатива
Пейринг: Владимир/Анна
Герои: Владимир, Анна, Михаил

Примечание автора: альтернативное развитие событий после пожара в конюшне.
Коллаж Претти-Элен
Изменено: Маринка - 26.01.2016 23:27:02
Никнейм Маринка зарегистрирован!

"Живи с радостью, и радость будет жить с тобой!" ©

Часть 1.

Как сквозь толщу воды она слышала чей-то взволнованный срывающийся голос, звавший её по имени:
- Анна! Аня!
Сознание медленно возвращалось к ней. Наконец, девушка надрывно закашлялась и открыла глаза. Она в своей комнате, на диванчике. Рядом с нею был почти обезумевший от страха за неё князь Михаил. Как он здесь оказался? Репнин гостит теперь у Долгоруких, и Аня собиралась поехать к ним, чтобы сказать ему… И получается, что это он спас её?
- Миша… - севшим голосом прошептала Анна, и зашлась в новом приступе кашля.
- Аня… Слава Богу! Дыши… вот так…
Красавица постепенно приходила в себя. Но какая-то мысль на периферии сознания не давала ей покоя, что-то тревожило.
- Миша… Спасибо… за всё… А где… где Владимир?
- Не знаю… Наверное, остался с людьми, спасает лошадей… Вы помните, что произошло? Пожар на конюшне… Вы едва не сгорели… Как Вы себя чувствуете?
Анна, казалось, его не слышала, думая о чём-то другом:
- Да… дым, огонь… А потом я потеряла сознание… Значит, Владимир там?
- Вероятно… Я приехал к нему, а тут горит… Мы вместе взломали дверь, я принёс Вас сюда, а он…
Аня сделала попытку встать, но князь успел удержать её за плечи.
- Анна, куда Вы?
- Пустите меня… Пожалуйста! Я пойду…
- Куда? Вы ещё слишком слабы, Вам надо лежать…
- Миша, Вы не понимаете! – девушка дрожала. - А если Владимиру нужна помощь?
- Чем Вы ему сейчас поможете? Вы сами чуть не погибли…
- Всё равно… пустите, я должна идти…
- Зачем? Да Вы и не дойдёте теперь, - убеждал её князь, старательно отгоняя от себя различные ревнивые мысли.
- Но нужно же что-то делать, Михаил! Мы не можем просто сидеть ждать…
- Анна, обещайте мне, что останетесь здесь, и не будете пытаться вставать, а я сам схожу, посмотрю, как там дела…
- Да-да, конечно, Миша, я обещаю… Идите же, умоляю Вас! - она почти подталкивала его. – Со мной всё будет в порядке…
Делать вид, что ничего странного не происходит, Репнин больше не мог, Его глаза сузились, он, не отрываясь, пристально смотрел на Анну, словно хотел прочитать её тайные мысли, заглянуть ей в душу.
- Аня, Вы так беспокоитесь о нём… Он так дорог Вам? Скажите, Вы…
- Миша… - девушка не выдержала этот испытующий взгляд князя, отвела глаза. – Я прошу Вас, не время сейчас выяснять отношения, всё – потом… Ступайте же…
- Хорошо… - Михаил не стал больше с ней спорить, встал и направился к двери.
Но та вдруг распахнулась, и в комнату буквально влетел взволнованный Владимир:
- Аня!
Увидел её, замер в нерешительности.
- Владимир, Вы… - у Анны вырвался вздох облегчения, от слабости снова слегка закружилась голова…
Девушка приподнялась на локтях, встревоженным взглядом окинула фигуру Корфа. Не пострадал ли?.. В ответ Владимир ободряюще улыбнулся ей. Успокоенная, Аня вновь опустилась на подушки, не сводя своих огромных лазоревых глаз с хозяина.
Все трое молчали. Репнин, похоже, даже не замеченный бароном и всеми позабытый, переводил взор с красавицы на друга и обратно. Немного побледневшие лица этих двоих были чуть перемазаны сажей и копотью. Они ТАК смотрели друг на друга! Князь неожиданно почувствовал себя лишним здесь, очень неприятное, надо сказать ощущение! Но сразу сдаваться Михаил не собирался!
- Пожар потушен? – обратился он к Корфу, чтобы как-то напомнить о своем присутствии и прервать это затянувшееся чересчур красноречивое молчание.
- Да, - не оборачиваясь к нему, подтвердил Владимир, - всё закончилось благополучно…
- А лошади? – продолжал допытываться Миша. – Никто не пострадал?
Барон наконец-то повернул голову и удостоил друга пронзительным взглядом.
- Я же сказал, что всё обошлось, спасибо за беспокойство, Миш… и за помощь…
- Не стоит благодарности! Всегда к Вашим услугам!
Их взоры скрестились, точно клинки: «Уйди, князь…» - ясно читалось в неумолимых серых глазах. «Не дождётесь, господин барон!» - отвечали светло-карие.
Усмехнувшись краешком губ, Владимир преспокойно отошёл и присел к Анне на кушетку, туда, где ещё недавно сидел Михаил, взял холодные девичьи ладошки в свои, легонько сжав их, и участливо поинтересовался:
- Ну, как Вы?
- Благодарю Вас… Уже много лучше… - красавица смущённо потупила взор.
- Анна очень сильно переволновалась! - вставил Репнин.
- Не мудрено… - всё также всецело занятый одной лишь Аней, отозвался барон. – Но всё уже позади… не будем Вас утомлять, и постарайтесь уснуть…
Корф встал и мимоходом похлопал оторопевшего Мишеля по плечу, подталкивая того к выходу:
- Пошли, Миш, пошли…
- Ах, да, конечно… - опомнился князь. – Отдыхайте, Анна!
- Благодарю Вас… Михаил, Владимир… Иванович…
Когда дверь за ними закрылась, девушка всё-таки встала, подошла к зеркалу, плеснула на ладонь воды из кувшина, умылась, чувствуя себя гораздо бодрее. На лицо вернулся нежный румянец. Аня распустила свою растрепавшуюся причёску, расчесала волосы, заплела их в роскошную длинную косу. Приведя себя в порядок, она снова прилегла, чтобы ещё раз хорошенько всё обдумать. Владимир… Он был сейчас таким, будто тоже по-настоящему испугался за неё! А подаренный им чуть ранее котёнок, Лучик… Кстати, бедненький, успел ли он убежать? Отчего же барин так переменился? Барин… Странно, но почему-то это слово звучит как издевательство. И совсем Корф не похож теперь на барина! Владимир… Володя… Господи, о чём это она?! Это же он заставил её танцевать! Унизил, разлучил с Мишей! А потом просил прощения…Хотел продать её в театр, говорил, что в кого-то влюблён… Неужели он имел в виду её, собственную крепостную? Затем был цыганский табор, потайная комната, и княгиня Марья Алексеевна с пистолетом… А дальше… Его нежный шёпот, ласковые слова утешения… И был поцелуй… Корф не признался, ушёл от ответа… Любит ли он её на самом деле? А она? Если бы с ним что-нибудь случилось тогда, или сегодня… Как бы она жила дальше, без него? «Владимир…» Анна сама не заметила, как погрузилась в царство грёз и сновидений.
Никнейм Маринка зарегистрирован!

"Живи с радостью, и радость будет жить с тобой!" ©

Часть 2. Мужской разговор.

А молодые люди, оставив девушку приходить в себя и набираться сил, переместились в кабинет. Барон сел за стол, и машинально стал приводить в порядок лежавшие на нём предметы: подвинул чернильницу, сложил в стопку бумаги, книги, повертел в руках пресс-папье, думая о чём-то своём.
- Что, Мишель, обсудим предстоящую дуэль? Может, наконец, присядешь? – предложил он Репнину, который до сих пор стоял, скрестив на груди руки, и молча наблюдал за всеми этими манипуляциями.
- Благодарю Вас.
Князь устроился на стуле, с другой стороны стола.
- Должен поздравить Вас, Владимир Иванович, - нервно барабаня пальцами по столешнице, начал Михаил, - И как это Вам удаётся? Не поделитесь секретом?
- О чём ты? – поигрывая пером, поинтересовался Корф.
- Я? О женщинах! Пара ласковых слов, нежный взгляд, и всё! - пояснил Михаил, и неожиданно стукнув кулаком по столу, разразился целой тирадой: - Вы унижаете их, используете, бросаете, а они продолжают, как это Вы называете, «преданно и с любовью» смотреть Вам в глаза!
Владимир ловко метнул перо в бронзовый стаканчик с перьями, откинулся в кресле, и, сцепив пальцы в замок, спокойно ответил:
- Всё это в прошлом, mon cher, и теперь…
- Теперь, - перебил его князь, напротив подавшись вперёд. - Вас интересует только одна женщина? Ты это хотел сказать? Вернее, нас с тобой интересует ОДНА женщина!
- Миш, я не понимаю, почему ты злишься? – развёл руками барон. - Ты её спас, ты её верный рыцарь, её ангел-хранитель! Анна тебя любит, и завтра ты, даст Бог, навсегда от меня избавишься на дуэли! Что ж тебе ещё нужно-то?
- Фигляр! – Взорвался князь, и вскочил, опираясь о столешницу кулаками, нависая над столом, - Ты позабыл об одном: Она ТВОЯ крепостная!
- Репнин, тебе это не наскучило? – Владимир тоже поднялся, глаза зажглись нехорошим блеском, - Не надоело всё об одном и том же? Снова будешь просить меня о вольной?
- Нет, не буду… - Мишель устало опустился обратно на стул. - Просто невыносимо наблюдать, как она смотрит на тебя, после всего того, что ты сделал ей! Только не говори мне, что ты ничего такого не заметил!
- Анна действительно переволновалась. Ты же сам сказал! - Корф отошёл к столику с напитками, налил две рюмки коньяка из графина, - Давайте лучше выпьем, князь! - предложил он.
Михаил подошёл и взял бокал, отсалютовав сопернику:
- За бескорыстную мужскую дружбу!
- Твоё здоровье, Миш…
Выпили.
- Ещё? – поинтересовался гостеприимный хозяин.
- Предлагаешь воспользоваться твоим проверенным средством от всех печалей, и напиться? – горько усмехнулся Репнин, возвращая бокал на место, - Думаешь, мне станет легче?
- Есть другой выход, - Владимир плеснул себе ещё коньяка, пригубил. - Хочешь, поедем стреляться прямо сейчас? Я не возражаю! А зачем тянуть?
- Шутишь? – князь уселся на стул и махнул рукой, - тут в пору самому застрелиться!
- Мишель, - вполне искренне изумился барон, потягивая коньяк, - с чего это такие настроения? Ты, в самом деле, ревнуешь? Ты усомнился в чувствах Анны? Ты думаешь, что она… - Корф осёкся и замолчал, будучи не в силах озвучить эту невероятную мысль.
- Ну-ну, договаривай! – усмехнулся Михаил. – Неужели это так трудно? С твоей-то уверенностью в себе! Точнее, самоуверенностью! - Репнин, очевидно, принял какое-то решение и с вызовом глядел на соперника-друга. - Да, я считаю, что Анна любит ТЕБЯ!
- Чушь! - пробормотал Владимир, но сердце предательски сделало скачок, потом пропустило удар, и бокал в руке чуть дрогнул. Поспешно поставив его на поднос, барон вернулся за свой стол. – Этого не может быть! Она просто переволновалась, после пожара… Только и всего!
- Ты совершенно прав! - кивнул Миша. – Бедная девушка едва не потеряла рассудок от волнения… за тебя! - выдержав эффектную паузу, добавил князь.
А Корф зачем-то раскрыл расходную книгу. Он смотрел в неё, но не видел и не понимал написанного. Какой овёс? Какая пенька?
- За меня? Ещё нынче утром Анна говорила мне, что невозможно изменить и позабыть прошлое!
- А днём, едва придя в себя, хотела немедленно опять бежать на конюшню, к тебе! Я еле успел её остановить! Как это объяснить?
- Испугалась потерять хозяина… - потерянно - потрясённо произнёс Владимир, до сих пор не веря.
- Ты – болван, Корф! – снова не сдержался Михаил. – Да она любит тебя до самозабвения! Даже если покамест и сама не осознаёт этого!
- Ты ошибаешься, так не бывает…
Репнин в ответ лишь помотал головой:
- Нет, это правда! Я видел её состояние. Я настолько уверен в этом, что даже не собираюсь с тобой стреляться, и можешь считать меня малодушным трусом! Мне это безразлично.
- Ты отказываешься от дуэли? – барон не знал, что и подумать.
- Да, - князь прямо смотрел ему в глаза, - Это бессмысленно. Анна сделала свой выбор, а то, что он оказался не в мою пользу… - Миша вдруг хмыкнул, - хотел было сказать, что ты в этом не виноват, но это не совсем так… Что ж, мне остаётся лишь смириться! И помни, - продолжил Михаил уже серьёзней, - ты обещал, что Анна будет счастлива…
- Ты всё ещё любишь её? – Корф скорее утверждал это, чем спрашивал.
- А я теперь даже и не знаю, что это было, и как это назвать, – признался Мишель, пытаясь подобрать верное слово: - Восхищение, преклонение… Она казалась мне идеалом, сбывшейся мечтой! И когда всё открылось, что я мог сделать? Я был вне себя, и совершил роковую ошибку.
- Я тоже, - напомнил Владимир. – Я поступил низко, мы оба с тобой в тот вечер были не правы.
- Любящее сердце всё простит, - изрёк Миша. - Анна любит тебя! И, наверное, всегда любила,
Без лишних слов барон пружинисто покинул своё кресло, обогнул стол и приблизился к Михаилу. Князь тоже поднялся.
- Руку, друг! – Корф протянул ему открытую ладонь. – Ты благородный человек, Мишель! Я никогда не сомневался! Ты…
- Владимир, - Репнин ответил на рукопожатие. – Будьте же счастливы! А ты изменился, в самом деле! Да и Анна стала смелее, решительней! Иди к ней, она ждёт!
Барон быстро прошёлся взад-вперёд по кабинету.
- Миш, честно, я бы так не смог! Если бы оказался на твоём месте, и Анна выбрала не меня…
- Ты не можешь быть на моём месте по определению, - вновь усмехнулся Михаил, - потому что ты –это ты, Корф! И этим всё сказано!
- Я люблю её, Миш, правда… по-настоящему люблю! – тихо, но твёрдо и убеждённо произнёс Владимир.
- Я вижу, иначе ничего бы тебе не рассказал. За сим позволь откланяться, у Долгоруких, поди, уже заждались меня к ужину. К тому же, я обещал помочь Лизавете Петровне в одном деле… - спохватился Михаил.
- Лизе? – изумлённо переспросил барон. – с каких это пор?
- А чему ты удивляешься? Ты позабыл, что моя сестра – невеста её брата? И мы уже почти что родственники!
- А, ну да, конечно, -согласился Корф. – а я уж было решил…
- Мене страшно подумать, что ты мог себе вообразить, - улыбнулся князь. – Вольдемар, она жена Андрея Платоновича Забалуева! Которого я, кстати, подозреваю в казнокрадстве и прочих махинациях! Я выполняю задание Его Императорского Величества...
- Что ж, удачи тебе… в твоём расследовании!
- И тебе всего наилучшего! – не остался в долгу Миша. – И передавай Анне мои поздравления.
- Непременно, - заверил барон. – Не забывай нас, Мишель!
Репнин кивнул и удалился, И глядя на закрывшуюся дверь, Владимир продолжал стоять посреди кабинета, размышляя о том поступке, который совершил ради любви, во имя дружбы его романтичный и преданный лучший друг. «Иди к ней, она ждёт…» - до сих пор звучали в душе Корфа Мишины слова.
«Аня любит меня! Неужели это правда?» - подумал молодой человек, улыбнулся этим своим мыслям, и, не теряя даром больше ни минуты, отправился к возлюбленной.
Никнейм Маринка зарегистрирован!

"Живи с радостью, и радость будет жить с тобой!" ©

Часть 3. Сон и явь.

***
- Аня, беги! – отчаянно крикнул Корф, кинул Марье Алексеевне её же шаль, чтобы выиграть время, хоть секунду! Чтобы девушка успела. Анна развернулась и бросилась прочь из тайной комнаты, княгиня следом, за ней – барон. Все трое оказались в запертой библиотеке. Долгорукая вновь подняла пистолет. Глядя в пространство страшными, остекленевшими, безумными глазами, она спросила молодого соседа:
- Значит, вот кто тебе всего дороже? Дороже жизни? Крепостная девка!
Он молчал, не шелохнувшись, чтобы не спровоцировать мадам. Все его инстинкты сейчас обострились, это как в бою.
- Что ж, тогда я не стану… убивать ТЕБЯ! Живи! - И Марья Алексеевна перевела оружие с Корфа на Анну. - А она умрёт! Это и будет тебе карой!
Палец княгини медленно спускал курок. Откуда-то Аня знала, что чувствует, о чём думает сейчас барон, словно её душа переселилась в него, или наоборот. «Как быть?» – размышлял Корф. Женщина стояла слишком далеко. Кинуться к ней и отобрать пистолет? Нет, не успеет, она может выстрелить… Есть шанс, что безумная промахнётся? Нет, он не мог так рисковать Аней! И Владимир сделал единственное, что ему оставалось: бросился вперёд и оттолкнул, закрыл, заслонил любимую собой… Грянул выстрел, и крик ужаса застыл у Анны в горле, когда раненный барон стал оседать на ковёр. Она упала на колени подле него. На его груди, с левой стороны, расплывалось алое кровавое пятно…
С грохотом высадив дверь, в библиотеку ворвались князь Репнин и молодой князь Долгорукий. Марья Алексеевна ещё находилась в прострации в центре комнаты с дымящимся пистолетом в руках. Мгновенно оценив ситуацию, Михаил побежал за доктором Штерном. Андрей увёл отсюда потерявшую рассудок мать.
Анна склонилась над раненым:
- Владимир! Владимир…
Слёзы туманили её взор. Она утирала совсем по-детски их ладонью, но они всё бежали и бежали, попадая и ему на лицо.
Корф открыл глаза:
- Анечка… не надо, не плачь… - с усилием произнёс он. – Вольная, завещание… Там, в сейфе…
- Нет! Не смей! Ты будешь жить, слышишь, ты не умрёшь! Нет! – она быстро развязала его шёлковый шейный платок, расстегнула сюртук, жилет. С мелкими пуговицами сорочки возиться было некогда, и Анна просто рванула её. Пуговички с треском брызнули в разные стороны. А кровь всё текла… Оторвав край своей нижней юбки, девушка приложила ткань к ране. Когда же, наконец, придёт доктор?! Пальцами она чувствовала, что сердце Корфа бьётся неровно и часто.
- Аня, ты и Миша…
- Нет! – Анна не дала ему договорить, наклонилась, осыпая поцелуями его лицо: побелевшие губы, щёки, закрывшиеся глаза. - Никто другой мне не нужен, слышишь! Только ты! Ты только живи! Родной мой, любимый! Ты же сильный! Я … Я люблю тебя! Я не смогу без тебя! Ну, ради меня!
- Анечка, прости за всё, я люблю тебя…
- Я знаю, я верю! Володя, единственный мой…
Анна приподняла и поудобнее устроила его голову у себя на коленях. Шептала, что любит, и никогда не покинет. Слова любви перемешались со словами молитвы. Святый Боже, Святый крепкий, Святый бессмертный! Помилуй нас! Господи, всещедрый! Мать Пресвятая Богородица! Спаси и сохрани, исцели Раба Божия Владимира! Помоги ему! Не отринь мольбу мою, к Тебе воссылаемую! Верую в Тебя и на милость Твою уповаю! Не отнимай его у меня! Володя, милый… Доктор скоро придёт!
- Прекрасная мысль -… лежать между девичьих ног… - услышала вдруг она негромкий, пресекающийся от боли голос. – Аня, откуда это?
- «Гамлет», - Анна даже улыбнулась сквозь слёзы.
- Шекспир… Ты всегда любила его… А я - тебя… одну тебя! Дальше – тишина… - Серые глаза устало закрылись, дыхание слабело.
Импровизированный бинт весь пропитался кровью. Жизнь и силы неумолимо покидали её неукротимого барона. Самый дорогой и близкий человек уходил от неё! Навсегда… И девушка рыдала, стенала, напрасно звала его по имени:
- Владимир, Володя! Вернись! Володенька! Владимир!!! Не оставляй меня! Вернись…
***
- Аня, Анечка… Я здесь, всё хорошо, это всего лишь сон, - издалека донёсся до неё такой знакомый ласковый голос. – Я с тобой, проснись скорей, моя красавица!
Ощутив на губах лёгкий и нежный поцелуй, Анна открыла глаза. Рядом сидел живой и невредимый барон и улыбался ей… Господи, какое счастье!
- Владимир, ты… Вы…Как можно? А что Вы тут делаете? – свято соблюдая правила приличия, поинтересовалась смущённая барышня.
- Узнаю прежнюю Анну, - Корф продолжал улыбаться. - Ваш вопрос означает, что Вы, по-видимому, окончательно пришли в себя?
Больше всего сейчас ей хотелось броситься ему на шею, прижаться, замереть, чтобы до конца поверить, что он действительно тут, с ней, наяву! Но она ограничилась тем, что сказала:
- Да, спасибо… Вам… И всё же?
- А я зашёл проведать Вас, Вы спали, я сел в то кресло… И тоже задремал, - признался молодой человек. – А потом Вы во сне стали меня звать…
- Я? Да, мне приснилось… Как это глупо1 Простите меня… Владимир Иванович…
- Тогда, во сне, Вы называли меня не так, неужели мне это почудилось? – театрально вздохнул он.
Анна приподнялась, чтобы сесть, наконец, и чувствовать себя уверенней. Но просчиталась. Глаза Владимира оказались совсем близко, а губы… Достаточно лишь немного податься вперёд и… Но тут Корф вдруг подхватил девушку на руки, и усадил к себе на колени.
- Что Вы?! - возмутилась было она и попыталась встать. Сильные руки удержали её, прижали крепче.- Как Вы со мной обращаетесь?
- А Вы со мной? – не остался в долгу мужчина. – То зовёте, то убегаете! Анечка, я никуда не уйду, не оставлю тебя, - барон прикоснулся губами к её золотистым волосам, вдохнул их тонкий чистый аромат. - Ромашка моя! Твои волосы пахнут ромашкой…
Аня с удивлённой и недоверчивой улыбкой воззрилась на него:
- По-моему, я вся насквозь пропахла дымом! И разве Вы ещё помните, как пахнут ромашки?
- Я помню всё, - прошептал он, желая, чтобы это мгновенье длилось бесконечно. - Я никогда не забуду, что в ответ на мою грубость, Вы старались поддержать меня после смерти отца, не позволили меня арестовать, а я повёл себя с Вами…
- Не надо, - Анна торопливо накрыла его губы своей ладонью. – Не стоит больше вспоминать об этом!
- Владимир благодарно поцеловал тонкие пальчики и продолжил:
- А потом Вы просто спасли меня, в тайной комнате…
При этих словах девушка вздрогнула, припоминая свой недавний сон. Заметив это, Корф мягко привлёк её головку себе на грудь, погладил по волосам:
- Всё хорошо, маленькая моя… храбрая моя девочка!
- Мне было ужасно страшно тогда… – призналась она и, решившись, всё-таки обняла барона за плечи.
- Я знаю, но храбрец не тот, кто ничего не боится, а тот, кто умеет преодолеть и побороть свой страх.
Анна чуть отстранилась, посмотрела в его глаза, и поражаясь собственной смелости, попросила:
- Владимир, пообещайте мне сейчас, что больше никогда так не поступите! Не станете рисковать собой, своей жизнью!
- Даже ради Вас? – улыбнулся хитрец.
- Вы смеётесь надо мной! - девушка опустила руки. - А я…
- Анечка!
- Я дрожу при мысли, что Вы… что с Вами может… И в тот день, и сегодня!
- А Вы волновались? За меня? Репнин говорил мне, это правда?
- А Вы как думаете? – потупила взор красавица…
- Значит, я Вам… хм… небезразличен? Аня, скажи мне! - настаивал Корф...
- Это ничего не изменит, - печально откликнулась она. - Я – крепостная! и не могу, не имею права… любить… ни князя, ни барона, Вы сами говорили!
- А если бы ты стала вольной?.
- Зачем?! Зачем Вы меня терзаете?! – Анна вырвалась, вскочила на ноги. – Я всё равно буду БЫВШЕЙ крепостной, хотя и с манерами! Общество не поймёт и не примет! Я не хочу! Пусть всё остаётся по-прежнему!
Молодой человек молчал и с изумлением смотрел на неё, он никак не ожидал такой вспышки. Как это понимать? Ей не нужна свобода?!
- Я об одной лишь милости прошу Вас… - вдруг выпалила девушка, - когда… когда соберётесь жениться, отошлите меня куда-нибудь… подальше! Я не смогу!
И Аня бросилась прочь из собственной (если можно так сказать) комнаты.
Никнейм Маринка зарегистрирован!

"Живи с радостью, и радость будет жить с тобой!" ©

Часть 4. Объяснение

И Аня бросилась прочь из собственной (если можно так сказать) комнаты. Но Владимир, конечно же, в два счёта нагнал её в коридоре.
- Анна, постой! - Развернул к себе, заключил в объятья. – Твоя вольная у меня, Гришка съездил, заверил её, как полагается. И отныне твоя судьба, и моя судьба, наша жизнь, и наше счастье только в твоих, в наших руках, Аня!
- Наше счастье? Наша судьба? Я и Вы? Такое только в сказках бывает! Или во сне! Я уеду, уеду далеко-далеко! Я за Вас молиться буду! Пусти!
- Ты любишь меня? Ты меня любишь! Анечка, ангел мой! – не то спрашивал, не то утверждал Корф, прижимая к себе строптивую красавицу. - Милая моя, любимая! Ты меня любишь! Это единственное, что имеет значение!
Анна, совсем обессилев, заливалась слезами у него на груди…
- Всё-всё-всё…Ну, не плачь, золотко моё, - успокаивал барон, поглаживая её по спине, но пока не осмеливаясь целовать. - Ты не будешь бывшей крепостной, и никуда ты не поедешь! Ты станешь моей…
- Ни за что! – она (и откуда только силы взялись!) опять начала вырываться. – Даже и не мечтайте! Я не буду Вашей! Меня не так воспитали! И всё равно уеду!
- Ты будешь, - невозмутимо продолжал Владимир, сильнее прижимая хрупкую и стройную фигурку к себе. – Ты будешь моей баронессой Корф!
- Вы? Вы! – от неожиданности Аня растеряла все слова. Подняла на него свои огромные растерянные заплаканные глаза.
- Да, дорогая! Я уже собрался жениться! Так куда подальше Вы хотели бы отправиться в медовый месяц? В Европу? В Англию? Или сразу – в Америки? Но на Восток я Вас не повезу, я боюсь! Какой-нибудь султан украдёт Вас в свой сераль! А в Индии я уже бывал, там очень уж жарко!
- Вы издеваетесь? – Анна развернулась в его руках, всё ещё пытаясь выскользнуть, но теперь куда менее настойчиво. - Я так и знала! Вам нравится постоянно бросать вызов обществу? Вот мне интересно, Вы сами как думаете, какой из Ваших поступков является бОльшим безрассудством? И что ужаснее: затеять дуэль с Наследником престола или жениться на собственной крепостной?
- А разве взять в жены самую любимую, самую прекрасную из девиц – такое уж безумие? Итак, куда же мы едем, любовь моя? – прошептал Корф ей на ушко. Золотой завиток на виске, взволнованный его дыханием, приятно пощекотал ей щёчку, по телу прошла тёплая волна. Он ведь этого не чувствует, правда же? Аня блаженно прикрыла глаза:
- Лучше поезжайте сами к Вашему султану, - сознавая, что сдаётся, произнесла она. – Обзаведитесь там гаремом.
- Глупенькая ты моя, - мягко рассмеялся её повелитель. – Зачем мне гарем? Я люблю тебя, Аня, слышишь? Мне никто, кроме тебя, не нужен!
- Вы всё уже решили, да? А моё мнение Вас, как обычно, не интересует? - Упрямица постаралась, чтобы голос её не выдал.
- Так я же и спрашиваю, Анечка! - он снова развернул её к себе, опустился перед ней на колено. - Ты согласна? Ты станешь моей женой? Да?
- Встаньте же, прошу Вас! Что Вы тут опять устраиваете? Поднимайтесь скорее, - забеспокоилась Аня. – Ещё увидит кто!
- Нет, - И Владимир отрицательно помотал головой. – Я не встану до тех пор, пока не услышу: Да! - барон целовал её руки, пальчики. - Я серьёзно, Анечка! Не отказывай мне, не ввергай меня в бездну отчаянья! Соглашайся!
Анна опустилась на корточки рядом с ним:
- Ну, что мне с Вами прикажете делать? - улыбнулась она.
- Делай, что хочешь, - разрешил хозяин, – только не отталкивай!
- И Вы и впредь намерены всегда добиваться своего подобным способом? – уже понимая, что не устоит, красавица притворно нахмурила бровки, оттягивая сладостный миг признания, желая запомнить этот день на всю жизнь.
- Клянусь, я буду самым покладистым мужем, - нисколько не раздумывая, пообещал Корф.
- Вы?! – девушка подавила смешок. – Что-то мне не верится, но любопытно было бы на это посмотреть! И поэтому я…
Выдержав паузу, на время которой у бедного молодого человека почти остановилось сердце, Аня обвила его шею руками, подалась к нему и тихонько прошептала на ухо:
- Я согласна…
- Да? – и вспыхнувший серебристый взор искал подтверждение этим словам в её синих глубоких омутах.
- Да! – Её глаза лучились счастьем, словно драгоценные сапфиры.
- Господи! - не помня себя, барон приник нетерпеливыми губами к её устам, вложив в поцелуй всю нежность и страсть, весь жар, весь огонь, сжигающий его душу. Оставив все сомнения в прошлом, Аня отвечала ему искренне и доверчиво.
… Они одновременно поднялись на ноги, и Корф легко подхватил свою красавицу и закружил, закружил…
- Владими-и-ир! - смеялась она, от восторга улетая в поднебесье, чувствуя себя пёрышком в этих сильных руках. Чего ей желать ещё?
Потом они вдвоём уселись в небольшое кресло, стоявшее здесь же, в коридоре. Анна привычно устроилась на коленях теперь уже жениха. И заметила, что тот смотрит на неё как-то странно, будто ожидает чего-то.
- Что случилось? - Спросила девушка, поправляя ему шейный платок. – Что-то снова не так?
- Я так и не услышал твоего признания. Ты любишь меня? Аня, скажи это…
- А зачем? – парировала плутовка. – Для чего говорить? Вы же и так абсолютно не сомневаетесь в этом!
- Анечка, прекрати! Скажи, ты меня любишь? Иначе я…
- Да - да – да - да! Мой мучитель, - зарывшись пальцами в его тёмные волосы, Анна целовала Корфа, едва-едва касаясь губами его губ, доводя почти до исступления, как это умела делать лишь она одна. - Мой барон… Я люблю, люблю… Вас!
- Тебя! - хрипло выдохнул мужчина и потребовал: - Скажи: я люблю тебя, Владимир!
В ответ капризница отвернулась, пряча лукавую улыбку, и притворно надула губки:
- Я не могу так сразу! И вообще, многие и после свадьбы продолжают обращаться друг к другу на Вы, и ничего в этом страшного нет!
- Угу, а некоторые ещё и спят в разных, хм, комнатах! - ладонь барона медленно поползла от колена девушки вверх по бедру, увлекая за собой и ткань платья.
Анна шлёпнула по этой дерзкой руке. Впрочем, не очень больно.
- Обещаю, что серьёзно подумаю над этим вопросом! - еле сдерживая смех, заявила она. – И сообщу Вам своё решение!
- О, язык мой – враг мой! – патетически воскликнул Корф, состроив трагическую мину, - поделом мне за всё! Ань, ты смерти моей хочешь? А кто во сне призывал меня?
- Я, но это было во сне, и потому не считается! - нашлась насмешница. – А кто-то клялся мне больше никогда не превращаться в тирана!
Владимир обхватил её тонкую талию руками, притянул к себе.
- Анечка, солнышко!
Она склонила голову ему на плечо.
- Ну, можно же мне помучить Вас ещё хоть немного? В последний раз!
- Если в последний, но только не долго! - согласился барон.
- Почему ты сомневаешься? – тихо заговорила Аня, нежась в кольце его объятий. - Ты до сих пор не веришь мне? Это из-за Миши? – внезапно догадалась девушка, приподняла свою голову с его плеча, заглянула ему в глаза, провела ладошками по его скулам. – Господи, Владимир! Володя, я люблю ТЕБЯ! Тебя одного, теперь я знаю это! А Михаил… Надеюсь, он поймёт и простит меня, и не смотри так, - попросила Анна, увидев в его пристальном взгляде настороженность и волнение. - Я должна с ним объясниться, понимаешь? Это элементарные правила хорошего тона, и не возражай мне, пожалуйста…
- Да я и не думаю! - Стальной взор вновь стал мягче, нежнее, и Владимир улыбнулся. – Просто Миша и сам уже всё понял.
- Правда? – удивилась Аня.
- Да, наш князь лично пожелал мне удачи, и велел тебе кланяться!
- Неужели? – девушка хитро прищурилась.
- А ты сама у него спроси, - смело предложил Корф. – когда он в следующий раз посетит НАС! - Владимир выделил голосом последнее слово.
- Непременно так и сделаю, можешь не сомневаться!
- Мадемуазель, я Вас предупреждаю! - подхватив её тон, шутливо пригрозил Владимир.
- А я Вас больше не боюсь, господин барон! – рассмеялась Анна в ответ. – Вот так!
Подкрепив свои слова делом, она взъерошила волосы у него на затылке и решительно прильнула губами к его губам. И, прикрыв глаза, они целовались при свете свечей в полутёмном коридоре, позабыв обо всём, не замечая ничего вокруг. Пробегавшая мимо Полина, увидев эту картину, от удивления застыла было на месте, как вкопанная, вытаращив глаза, но тут же сочла за лучшее побыстрее незаметно исчезнуть. «Ну, от Владимира-то Ивановича можно всего ожидать! Но Анька! Прикидывалась кроткой овечкой! Всегда такая правильная, холодная, суровая святоша! А теперь ведёт себя, как… И почему опять всё ей?!»
- Владимир… Может быть, это сон? – промурлыкала Аня чуть позже, всё так же находясь в его объятьях, уткнувшись лбом ему куда-то в шею.
- Тогда я не желаю просыпаться! Никогда! - откликнулся он.
- Я тоже!
- Ты даже не представляешь, как долго я мечтал об этом! О тебе, Анечка… - признался Корф.
- А я не смела и подумать! Я всегда тебя боялась раньше, и за тебя, безрассудный мой барон! - тонкие руки обвили его шею. - И когда ты был на Кавказе, и потом, я молилась!
- Ангел мой, - растрогался Владимир. - Я постараюсь стать достойным твоей любви!
- Я люблю тебя! - жарко шептали девичьи губы. - И никто другой мне не нужен, слышишь!
- Анечка, верь мне, я всегда любил и буду любить тебя, родная моя!
- Я знаю, я верю, Володя! Володенька, единственный мой…
Анна посмотрела ему в глаза. В его расширенных зрачках отражалось пламя пожара, бушевавшего и в её сердце. И, сгорая в этом божественном огне, они снова потянулись друг к другу и биение их сердец, две души, как и их уста, навсегда слились воедино.
Никнейм Маринка зарегистрирован!

"Живи с радостью, и радость будет жить с тобой!" ©

Часть 5. Необязательный эпилог.

Корф целовал и обнимал свою невесту, и не мог до конца осознать, как же это так случилось, что непроглядная тьма вдруг сменилась для него ярким солнечным светом? Думал ли он ещё прошлым утром, что этот вечер станет самым счастливым в его жизни?! «Хотя, нет… Вру! – тут же мысленно перебил сам себя барон. – Наши самые счастливые вечера, ночи и дни ещё впереди…»
- Ты твердо решила? Не передумаешь?.. – спросил Владимир у Анны и озорно прищурился.
- Нет, - заверила та, и голос прозвучал, точно дивная музыка. - Нет, разумеется, нет! Ни за что и никогда....
- Тогда… – жених лукаво улыбнулся. – Пойдём со мной.
- Зачем? Куда? – не поняла Аня.
- Увидишь. Пошли… - он взял девушку за руку и потянул за собой.
- Володя… Уже поздно, - запротестовала невеста. - Это никак не может подождать?
- К чему откладывать? Когда всё уже решено... Анечка, не спорь. Обещаю, ты останешься довольна…
В его глазах так и полыхало веселье. Изумлённая Анна не знала, что и подумать! Не то чтобы ей не нравился такой Владимир, но… Корф явно что-то затевает! Аня решила поддержать эту игру, и посмотреть, что из этого дальше выйдет.
- Господин барон, Вы меня порою просто пугаете! – постаралась строго сказать она, но её глаза тоже смеялись.
- Ты же больше не боишься меня? Забыла? Аня, всё будет хорошо, пойдём…
- Сначала скажи, куда ты собираешься меня вести? Что ты задумал?
- Тайна, секрет… - подмигнул он.
- Тогда я предпочту узнать его после венчания. Спокойной ночи, милый…- пропела Анна, обворожительно улыбаясь. – Я Вас всё же покину…
- Это совершенно исключено, дорогая, - будущий супруг уже привычным движением обхватил Анину талию, пресекая всяческие попытки к бегству. - Вы решительно отказываетесь следовать за мной?
- Категорически! – девушка изо всех сил старалась… не рассмеяться.
- В таком случае….- Анна и охнуть не успела, как очутилась у него на руках. – Я сам отнесу тебя.
- Владимир!!!
Этого она не учла. Корф оказался хитрее. И всё-таки ей не было страшно, Аня верила в его честность и порядочность.
Барон легко и уверенно шагал по погружённым в полусумрак знакомым коридорам и лестницам, прижимая свою хрупкую красавицу к себе. Анна обняла жениха за шею.
- Ответь, наконец, куда ты меня несёшь? – не унималась пленница.
- Терпение, мадемуазель, в своё время Вы всё узнаете.
И на какой-то миг став серьёзным, Владимир посмотрел невесте в глаза и негромко спросил:
- Анечка, ты же доверяешь мне?
- Доверяю, Володя, - подтвердила она и поцеловала его в щёку.
И вот Корф остановился перед дверью, ведущей в кабинет. Он бережно поставил Анну на ноги, приобнял.
- Кабинет. - констатировала девушка.
- Кабинет. – Согласился Владимир. Его серые глаза снова искрились лукавством. – А Вы куда рассчитывали попасть?
Ответом ему был густой алый румянец на нежных щёчках. Барон с шутливой укоризной покачал головой:
- Ай-ай-ай, госпожа будущая баронесса! Какого же Вы обо мне мнения? Как можно?
- Ты нарочно напустил такого туману! Для чего?
- Я просто очень счастлив, милая, - он легко поцеловал Аню в висок - Ну, раз уж мы здесь… Войдём?
Владимир открыл дверь, пропуская Анну вперёд, сам зашёл следом. В комнате горели свечи. «Гришка, подлец, опять заснул, а свечи нигде не потушил! Только барское добро зря переводит…» - некстати подумал барон, но без злобы, и вернулся к более приятным мыслям об Анне.
Заинтригованная девушка осмотрелась по сторонам. Какая тут может быть тайна?
- Володя, а зачем мы сюда пришли?
- Сейчас, - барон стал серьёзней.
Корф подошёл к столу, достал из среднего ящика маленькую коробочку. Вновь приблизился к невесте.
- Что это? – Ане было любопытно. «Неужели…» - мелькнула догадка.
- Взгляни, - Владимир открыл коробочку.
На тёмном бархате сверкал и переливался изящный золотой перстень с большим красивым камнем.
- Кольцо? Мне? Володя… Когда же ты успел?
- Если честно, я увидел его в ювелирной лавке. Этот сапфир напомнил мне цвет твоих глаз… Я надеялся, что когда-нибудь всё изменится… И я осмелюсь, я найду в себе силы сказать о том, как я люблю тебя… И в ответ услышу… - он посмотрел на неё.
- Да, - она не отвела взгляд.
Барон вынул перстень, отбросил не нужную больше коробочку на стол. Анна подала ему руку, и Корф надел колечко на тоненький безымянный пальчик. Оно пришлось как раз в пору. Владимир поднёс маленькую ручку к губам, поцеловал, задержал в своих ладонях…
- Анна, я сделаю всё, чтобы ты никогда не пожалела… .
- Владимир… Я хочу стать твоей женой, только…
- Что только?
- Пойми, мне не нужна… я не хочу пышной свадьбы. Тем более, что год после смерти Ивана Ивановича ещё не прошёл.
- Аня, я… - Владимир слегка напрягся, решив, что сейчас ему предложат выждать положенный срок.
- Так что, - Анна быстро поцеловала его. – Лучше давай обвенчаемся где-нибудь потихоньку, и…
- И? – Корф ждал.
- И как возможно скорее, - выпалила невеста, спрятав пылающее лицо у него на груди.
- И в этом наши желания совпадают, ma chere! – Аня почувствовала, что он улыбается. – Я мечтаю видеть нас женатыми, счастливыми, с… Мы завтра же пойдём к отцу Павлу, - размышлял вслух барон, - обо всём договоримся, а после надо будет заняться планом перестройки поместья.
- Зачем? – девушка подняла на него непонимающий и изумлённый взгляд. – Это же такие траты? Что тебя не устраивает сейчас?
- Сударыня, - изогнув бровь, назидательно произнёс Владимир, - о будущем дОлжно думать уже теперь. Где, по - Вашему, я размещу одиннадцать дополнительных комнат?
- Но для чего? Собираетесь задавать здесь уездные балы? Вам недостаточно гостевых?
- Вы, вероятно, хотели спросить: для кого? Для наших детей, разумеется. А классную комнату можно будет использовать бывшую нашу.
- А, - понимающе протянула Анна, но осеклась. Что-то было не так. – Что? Одиннадцать? Дорогой, я надеюсь, Вы это не всерьёз?
- А сколько же? Как Вы полагаете, мой ангел?
- Трое, мой милейший господин барон, - девушка с лукавой улыбкой покрутила у него перед носом тремя расставленными пальчиками для большей наглядности. – Трое! Двое хорошеньких, упрямых и своевольных мальчишек, тут я согласна, и, Вы уж меня простите, девочка. Темноволосая, сероглазая…
- Хорошо, будь по – Вашему. Девять мне кажется тоже вполне подходящим числом. – С самым серьёзным видом заявил Владимир. – И заметьте, дорогая, я вам вновь уступаю, в который раз.
- Так уж и быть, - сдалась будущая баронесса. – Пятеро, но тогда, чтобы непременно две дочки! – в свою очередь поставила условие она.
- Оставим этот спор, и сойдёмся на семи, - барон крепче обнял прильнувшую к нему невесту.
- Володя, зачем гадать? Как Бог даст.
- И в самом деле, Анечка, чего это мы? На всё воля Божья… А мы их всех будем любить, беречь, и растить. Но с десяток новых комнат нам ведь никогда не помешают, а?
- Всегда добиваешься своего, да? – девушка не удержалась от смешка.
- Каков уж есть, - с притворным смирением, однако ничуть не чувствуя себя виноватым, улыбнулся Корф.
- И я люблю тебя такого… - прошептала она ему на ухо.
- Послушай, Ань, - севшим вдруг голосом взволнованно произнёс Владимир. – Ведь время сейчас только около десяти часов вечера. Вероятно, отец Павел ещё не отошел ко сну, быть может, мы там кого-нибудь ещё разыщем, уговорим. Пойдём! – он снова подхватил Анну на руки.
- Володя! – звонко и заливисто рассмеялась та. – Безумец, безрассудный, ты – сумасшедший, ты знаешь об этом?
- Знаю! - с готовностью ответил барон. - Не надо было лишать меня рассудка, любимая! Пошли…
- Володя, отпусти меня… Я вполне способна дойти сама, я не сбегу, клянусь! - смеялась Аня.
- Привыкайте, сударыня, привыкайте! – Корф был непреклонен. – Потому что я намерен носить Вас на руках до конца своих дней!

А медовый месяц новобрачные провели в Париже – городе всех влюблённых.

КОНЕЦ.
Никнейм Маринка зарегистрирован!

"Живи с радостью, и радость будет жить с тобой!" ©

Маринка пишет:
Цитата
Потому что я намерен носить Вас на руках до конца своих дней!

Отличное решение!!!
Критика необходима, грубость бесполезна (Ян Сибелиус).
Lutik пишет:
Цитата
Отличное решение!!!

Мне тоже нравится!))
Лютик,
Никнейм Маринка зарегистрирован!

"Живи с радостью, и радость будет жить с тобой!" ©

Читала этот фф давно, еще до ""Старого шкафа"", если мне память не изменяет.
Очень светлая здесь ВА, и к черту дуэль! Ты права.
Маринка,
Нюша пишет:
Цитата
Читала этот фф давно, еще до ""Старого шкафа"", если мне память не изменяет.
Очень светлая здесь ВА, и к черту дуэль! Ты права.

Да, Нюша, ""я тогда, моложе и лучше, кажется, была...""©
Но по-прежнему за мир во всём мире!

Нюша, спасибо!))
Никнейм Маринка зарегистрирован!

"Живи с радостью, и радость будет жить с тобой!" ©

Страницы: 1
Читают тему
Ссылки на произведения наших авторов
Сайт создан и поддерживается на благотвортельных началах Echo-Group