Уважаемые гости! Если вы оставляете комментарии на форуме, подписывайте ник. Безымянные комментарии будут удаляться!

Кофейня  Поиск  Лунное братство  Правила 
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти  



 

Страницы: 1 2 3 4 5 ... 21 След.
RSS

[ Закрыто ] Adagio, Завершен

Название: «Adagio»
Рейтинг: PG-13
Жанр:та ещё мелодрама...
Пейринг: ВА (если это о чём-то скажет...)
Герои: всё те же
Время: XX-XXI
Примечание автора: автор предупреждает: что бы ни произошло в этом фике, убедительная просьба не удивляться до Корвалола и Валокордина!


Коллаж Ameli

Часть Первая





I don't know where to find you
I don't know how to reach you
I hear your voice in the wind
I feel you under my skin
Within my heart and my soul
I wait for you
Adagio

Lara Fabian “Adagio”
Глава 1

«В моей смерти прошу никого не винить», - прочитал он последние строки собственной предсмертной записки и горько усмехнулся: всё же напоследок без банальностей обойтись не удалось. Хотя… Возможно, иногда банальность оказывается куда как более к месту, чем его излюбленные нестандартные ходы. А жизнь и в самом деле получилась та ещё… Впрочем, кому всё это теперь нужно, если сам он никому не нужен, а те, кто так остро нужны ему…
Он привёл все дела в порядок, отписав по завещанию отцовскую компанию тётке – и пусть делает с ней всё, что захочет. Плевать. Деньги, бумаги и акционеры не в силах удержать его здесь. Тётка и Варя погорюют немного и будут жить дальше, а ему больше нечего делать в этом доме, в этом городе, в этой жизни…
Взгляд мужчины скользнул на фотографию, с которой для него одного улыбалась удивительная девушка с золотистыми локонами и синими, как июльское небо, глазами.
- Родная моя, - прошептал он, - прости меня…
Глава 2

История, финалом которой стали листок с несколькими скупыми строчками и заряженный пистолет, началась полтора года назад.
- Володя, мне нужно с тобой поговорить.
Иван Иванович допил кофе и, отбросив салфетку в сторону, жестом пригласил сына пройти в гостиную. Владимир, которому на тот момент совсем недавно исполнилось двадцать лет, вальяжно развалился в кресле, мысленно гадая, что же такое хочет сообщить отец, но никак не решится.
- Володя, - начал, наконец, Иван Иванович. – Ты уже не мальчик и многое понимаешь. Я ещё не стар… Я очень любил твою маму, но время идёт, и я принял решение… Словом, скоро я женюсь.
На несколько мгновений в комнате воцарилась тишина. Немного погодя, Владимир слегка удивлённо вскинул бровь.
- Занятно. И на ком же, если не секрет?
- Я вас обязательно познакомлю, - оживился отец. – Она тебе понравится. Уверяю тебя, Володя, она не может не понравиться!
Глаза пятидесятилетнего мужчины горели как у молодого, и Владимир слегка ухмыльнулся в ответ:
- Что ж, совет да любовь.
На этом разговор по душам был окончен, и Корфы вернулись к своим делам: старший занялся делами компании и подготовкой к грядущему торжеству, младший – к прожиганию папиных денег на дискотеках и в ресторанах. Нужно ловить момент, ядовито усмехнулся про себя молодой человек, пока достойная конкурентка по части транжирства ещё не вступила в свои права.
Узнав о том, что у Ивана Ивановича и его будущей супруги есть некоторая разница в возрасте, Владимир лишь пожал плечами, решив, что, вероятно, таков удел всех стареющих вдовцов: седина в бороду… Главное, чтобы эта не в меру предприимчивая особа не умудрилась заполучить отцовское состояние.
Свою будущую мачеху Владимир увидел лишь в день свадьбы. Тогда в особняке Корфов собралась вся элита Петербурга.
Прогуливаясь по дорожкам украшенного к празднику сада с бокалом шампанского, младший Корф равнодушно взирал на съезжающихся гостей, время от времени здороваясь и обмениваясь любезностями. Некоторые из присутствующих изрядно веселили его.
Вот известный театральный режиссёр, фамилию которого Владимир никак не мог вспомнить. Под руку с какой-то барышней. Интересно, не от него ли отец заразился тягой к молоденьким? И вот ведь какая любопытная закономерность: чем солиднее становился режиссёр, тем стремительнее молодели его спутницы…
Романовы. Разумеется! Разве отец мог их не пригласить! Владимир отчаянно искал глазами Алекса в надежде на то, что хотя бы старый друг не даст умереть от тоски на этом приёме.
И тут внимание молодого человека переключилось на чету Долгоруких. О, эти самые смешные! Чего стоит одно только обращение Марьи Алексеевны к мужу: «Петруша»! Корф едва сдерживал ухмылку: интересно, Долгорукая правда не в курсе, что у её Петруши давным-давно, кроме законной семьи в Москве, есть ещё одна в Петербурге? Или она лишь вид делает на публике… А ведь отец заикался, что у Петра Михайловича и ребёнок имеется…
- Корф! Вот ты где!
Сашка будто вырос из-под земли.
- Алекс!
Молодые люди пожали друг другу руки.
- Платоновы уже здесь? – поинтересовался Романов.
- Кого здесь только нет, - безразлично махнул рукой Владимир. – Я не знаком ни с какими Платоновыми.
Алекс не устоял перед соблазном поёрничать.
- Это же твои будущие родственники – бабушка и дедушка!
- Иди к чёрту! – хохотнул Владимир.
- Ты как будто не рад новой родственнице. А говорят, она ничего.
- Я не видел, но то, что она действительно ничего, могу сказать тебе хоть сейчас. У нас, у Корфов отродясь проблем с чувством прекрасного не было. У нас другая беда – чувство меры!
- Запиши это себе куда-нибудь, - живо отозвался Алекс, - и перечитывай всякий раз, как соберёшься выйти из берегов!
Корф хотел уже, было, съязвить в ответ, но не успел: оркестр заиграл торжественный марш, и по дорожке, ведущей к увитой цветами беседке, Иван Иванович вёл под руку будущую жену.
При виде «молодых» Владимир начисто решился дара речи. Изумительной красоты хрупкая девушка в белоснежном платье будто плыла рядом с его отцом. Золотые кудри, собранные в замысловатую причёску, переливались на солнце, полные решимости синие глаза смотрели только вперёд, не одарив присутствующих ни единым взглядом.
- Интересно, ей восемнадцать-то есть? – пробормотал Алекс.
Владимир молча залпом осушил свой бокал, как раз в тот самый момент, когда Анастасия Платонова стала Анастасией Корф. Взяв себя в руки, он подошёл к отцу и новоиспечённой мачехе, которые уже принимали поздравления.
- Дорогая, познакомься, - заулыбался Иван Иванович. – Это мой сын Владимир.
Молодой человек смотрел на стоящую перед ним пару, не думая скрывать усмешку в глазах и сарказм в голосе.
- Что ж, примите мои искренние поздравления, - пропел он. – Отец, - пожатие руки. – Мама.
Владимир поднёс к губам обжигающе холодные пальчики невесты.
- Отец, твоя жена, того и гляди, льдом покроется, нужно быть внимательнее к суженой, - усмехнулся он и пошёл прочь.
- Какой бес в тебя вселился? – недоумевал Алекс, глядя, как лихо его друг расправляется с шампанским.
Будь он сам в состоянии ответить на вопрос друга, возможно, Владимиру стало бы легче, но теперь единственным желанием его было напиться до такого состояния, чтобы забыть, кто он и где находится. От воплощения мечты в жизнь молодого человека удерживало лишь слово, столь опрометчиво данное отцу, что сегодня вечер пройдёт без его экстравагантных выходок, хотя экстравагантность самого этого торжества затмить не смог бы даже он. А обещания Владимир Корф выполнял, какими бы абсурдными они ни выглядели.
Глава 3

Весьма сложно подобрать подходящие слова, чтобы передать в полной мере, до какой степени осточертела Владимиру эта свадьба. Едва дождавшись счастливого момента, когда гости начали кто разъезжаться, а кто расходиться по приготовленным для них комнатам, молодой человек забрёл на кухню.
- Ой, Володенька! – всплеснула руками Варвара. – Совсем, что ли, у Ивана Ивановича в голове помутилось! Молоденькую ведь совсем привёл!
Владимир болезненно поморщился, однако взял себя в руки и с явной иронией в голосе объяснил:
- Ты не понимаешь, Варя. Теперь это модно. Молодая, красивая и безмозглая жена полагается отцу по статусу.
Кухарка лишь вздохнула.
- Ой, не знаю я... Какие там статусы, когда старик на девице женится…
Ещё с полчаса повздыхав, проследив, чтобы посуда после банкета была убрана, а к завтрашнему дню всё приготовлено, удостоверившись в том, что «Володенька точно не хочет кушать», Варвара ушла спать.
Владимир же остался на кухне, куда любил прибегать ещё в детстве, и цедил коньяк. А ведь было время, когда его жизнь была совсем иной. Мама… Как же остро её не хватает, а ведь прошло уже десять лет. С уходом матери не стало и семьи Корфов. Остались лишь двое формально близких родственников, с годами всё больше отдалявшихся друг от друга. У мальчика всегда было всё и даже больше, кроме одного – отца… Владимир вздохнул: ничего, ещё год – и он навсегда уедет из этого дома. Нужно лишь окончить последний курс…
Владимир обернулся на резкий щелчок замка и замер: прижавшись спиной к двери, буквально врастая в неё, на него смотрела новоиспечённая мачеха. Будь ситуация иной, Корф залюбовался бы этим дивным созданием в длинном белоснежном пеньюаре с распущенными вьющимися золотистыми волосами, если бы не ужас, плескавшийся в прекрасных глазах и с минуты на минуту грозивший пролиться на лицо солёными потоками… Если бы не трепещущие губы, пытавшиеся что-то произнести... Если бы не тонкие дрожащие пальцы, которые впились в дверную ручку…
- Это ты, - пробормотал окончательно сбитый с толку Владимир, сам понимая идиотизм задаваемых вопросов, но других не было. – Что ты здесь делаешь?
Девушка по-прежнему молчала, лишь слёзы побежали тонкими струйками из распахнутых глаз.
- Где отец? – недоумевал Владимир.
В ответ она лишь помотала головой, и тут до Корфа начали доходить обстоятельства, приведшие сюда девушку.
- Ты сбежала? – озвучил он, наконец, своё открытие и попытался подойти ближе, однако она вся сжалась и забилась в угол.
- Тише, тише, Настя, - вкрадчиво произнёс молодой человек. – Ты ведь Настя, да?
Девушка кивнула.
- Не бойся, Настя, я ничего тебе не сделаю…
Владимир медленно приблизился к беглянке и осторожно обнял её. Стоило девушке оказаться в его объятиях, как она затряслась всем телом, не в силах сдерживать рыданий. Всё, что оставалось сейчас Корфу – дождаться, когда поток слёз схлынет, и девушка будет в состоянии отвечать на вопросы, которые множились в его голове в геометрической прогрессии…
- Простите, - прошептала она, приходя в себя.
Серые глаза, обдавшие таким холодом после церемонии, сейчас смотрели тепло и ласково. Даже лёгкая усмешка в голосе Владимира казалась доброй.
- Я думаю, после ведра солёной воды, только что пролитой мне на рубашку, приличия уже позволяют нам перейти на ты.
Девушка чуть заметно улыбнулась сквозь невысохшие слёзы.
- Итак, ты сбежала, - заключил он. – И теперь не знаешь, что делать…
Синие глаза вновь блеснули ушедшим, было, страхом, но в голосе прорезалась решимость.
- Я туда не вернусь.
- Это я уже понял, - задумчиво произнёс Владимир. – Пожалуй, пока это единственное, что я действительно понял… Так… С остальным разберёмся утром, а теперь тебе нужен отдых. Идём.
Глава 4

Приведя Анастасию в свою комнату и заперев дверь на ключ, Владимир откинул одеяло.
- Ложись и ничего не бойся. А утром поговорим.
Бережно укрыв девушку, сам он устроился в кресле и задумался. Стук в дверь прервал размышления молодого человека. Анастасия вздрогнула, но Корф лишь сделал ей знак молчать и задёрнул полог.
- Кто там ещё? – недовольным тоном, нарочито громко отозвался он.
- Володя, - послышался из-за двери голос Ивана Ивановича, - открой, пожалуйста.
Недолго думая, Владимир небрежно швырнул на пол пиджак и начал поспешно расстёгивать рубашку.
- Это что, так срочно? Я уже лёг!
- Да, это срочно.
Две оторванные с мясом пуговицы, взъерошенные волосы и вызывающе расстёгнутый ремень стали завершающим аккордом в маскарадном костюме младшего Корфа, в котором он и предстал пред ясные очи родителя.
- В чём дело, отец? – лениво поинтересовался Владимир.
У Ивана Ивановича пропал дар речи – слишком красноречиво вид сына говорил о том, чем он так занят, что не сразу открыл. Задёрнутый наглухо полог и скомканный пиджак на полу служили окончательным подтверждением догадки.
Воспользовавшись паузой, молодой человек продолжал с лёгкой ухмылкой:
- Пап, я, правда, немного занят. У тебя что-то случилось?
- Нет-нет, растерянно произнёс отец. – Просто мне показалось, что ты грустил весь вечер, вот я и зашёл…
- Спасибо, но мне уже весело. Если честно, я, грешным делом, полагал, что и ты не в печали.
Иван Иванович укоризненно покачал головой:
- Володя…
- Может, я уже пойду?
- Да-да, конечно-конечно… Доброй ночи!
Закрыв дверь, Владимир плюхнулся в кресло.
- Настя, уже можно не прятаться, - тихо засмеялся он. – Прости, что пришлось всё так обставить, но иначе он бы так быстро не ушёл.
- Спасибо, Владимир, - прошептала Настя.
Корф улыбнулся.
- Он больше не придёт. Спи.
Она закрыла глаза, но сон не шёл. Поворочавшись немного, девушка приподнялась на локте и тихонько спросила:
- Ты спишь?
Владимир помотал головой.
- Не спится.
- Мне тоже…
- Слушай, я так есть хочу! – оживился он. – Тебе захватить что-нибудь на кухне?
Настя кивнула, вспомнив, что весь день почти ничего не ела.
Владимир вскоре вернулся, принеся с собой, как показалось девушке, полхолодильника.
- Это всё для меня? – изумлённо спросила она.
- Нет, - отозвался он и, помедлив немного, добавил:
- Для нас.
Оба весело засмеялись, пожалуй, впервые за этот ужасный день. За ужином Владимир и Настя старательно обходили неприятную тему, но почти ровесникам – девушка оказалась младше всего на год – и без того было о чём поговорить. Оказывается, они читали одни и те же книги, смотрели одни и те же фильмы, смеялись над одними и теми же шутками… Однако ужин был закончен, и наступило время серьёзного разговора, поскольку оба отлично понимали, что с этим лучше не затягивать.
- Настя, скажи мне, зачем ты вышла замуж за моего отца?
- Думаешь, по расчёту? – горько усмехнулась она.
- Нет, - Корф был совершенно серьёзен. – Я так не думаю. Если бы по расчёту, тебя бы сейчас здесь не было. Впрочем, если бы по любви…
- Если бы по любви, мне здесь тоже делать нечего.
- Но тогда…
- Мне пришлось…
- Настя, на дворе не девятнадцатый век…
- Ты находишь? Если верить календарю, уже двадцать первый не за горами, но по-прежнему остались отцы, задолжавшие немыслимые деньги своим компаньонам, и дочери, которых эти компаньоны готовы купить у должников за те самые немыслимые деньги.
- И мнение дочерей в таких вопросах, как правило, не учитывается, - вздохнул Корф.
- Папа на коленях просил прощения, - отрешённо, почти безразлично рассказывала Настя, - и тут же умолял согласиться… Так что меня продали, как вещь, хоть и очень сокрушаясь по этому поводу… Володя, почему ты мне помогаешь?
Он насмешливо изогнул бровь.
- Предлагаешь отвести тебя к отцу?
- И всё же. Я ведь сразу поняла, что не понравилась тебе.
- Настя, дело не в тебе. Мне не понравилась бы любая другая девушка, оказавшаяся на твоём месте, потому что расчёт в таких браках слишком очевиден. Проще всего, не вникая в ситуацию, выбрать самый очевидный вывод. К тому же, добросердечие и склонность к сочувствию – увы, не мой конёк.
- Но случается и такое, когда молодая девушка выходит замуж за мужчину гораздо старше и живёт с ним в любви долгие годы.
- Я думаю, всё это мифы и легенды, - пожал плечами Владимир. – Во всяком случае, не моя история точно.
- Откуда ты можешь это знать?
- Знаю, и всё… Настя, я не святой и знаю это. Уверен, в моём прошлом уже сейчас есть девушки, имеющие полное право ненавидеть меня. Но я никогда не лягу в постель с женщиной, которая меня не хочет.
Настя смущённо опустила глаза, но всё же спросила:
- А если ты её хочешь?
- Значит, я сделаю всё, чтобы она меня захотела, - ответил Владимир, чувствуя, что пора сворачивать с дорожки, на которую их занесло.
- И что, были те, кто тебя не хочет? – удивлённо выпалила девушка, покрывшись румянцем, как только до неё дошёл смысл собственных слов.
Корф захохотал.
- Давай спать, - со смехом сказал он, слегка щёлкнув её по носу и укутывая в одеяло. – Если захочешь, мы ещё вернёмся к вопросу, кто кого не хочет.
Настя спрятала смущённое личико под одеялом, но всё же не смогла удержаться от смеха.
Некоторое время в комнате царила тишина.
- Владимир?
Корф поднял голову.
- Что случилось?
- Ничего. Просто тебе там неудобно. Ты мог бы лечь на другую сторону кровати, она всё равно большая…
Вымотанный за день Владимир, начавший уже потихоньку клевать носом, поразмыслив немного, лёг на противоположный край постели и почти сразу уснул под ровное дыхание девушки.
Глава 5

- Уже пора, да?
Нежная улыбка, украшавшая и без того прекрасное личико спящей девушки и не позволявшая Владимиру потревожить этот сон, растаяла как первый снег, стоило Насте лишь открыть глаза.
Молодой человек кивнул, чувствуя себя так мерзко, словно он подобрал котёнка, напоил молоком, приласкал, отогрел, а теперь должен вновь отправить пушистый комочек за дверь под проливной дождь ненастной октябрьской ночью. Однако печальная улыбка была подавлена усилием воли, и на смену ей пришла странная решимость.
- Слушай меня, Настя, - властные нотки прорезались в бархатном голосе. – Сейчас всё будет зависеть только от тебя, от того, как ты себя поведёшь…

Приезжая с занятий в университете, Настя коротала время с Варварой на кухне, за исключением случаев, когда нужно было готовиться к какому-нибудь приёму или ужину, на которых она сопровождала мужа…

Второй день свадьбы отмечали в более узком кругу – всего человек восемьдесят «самых близких». Улыбающийся Корф-старший вышел к гостям под руку с молодой женой. И снова зазвучали тосты, пожелания, смех. Праздник набирал обороты. Глядя на сына, Иван Иванович стал понемногу успокаиваться: Владимир словно забыл свою вчерашнюю хандру, от души развлекаясь в обществе красивых девушек, напропалую флиртуя со всеми вместе и с каждой по отдельности. Интересно, которой удалось исцелить его всего за одну ночь? Иван Иванович добродушно усмехнулся: молодёжь…
Однако этому празднику, как и любому другому, пришло время закончиться и смениться серыми буднями, которые мало чем отличались от будней, предшествовавших грандиозному торжеству, с той лишь разницей, что особняк Корфов пополнился ещё одним одиноким обитателем...

Размешивая сахар в чае и поглядывая в окно на медленно опадающие жёлтые листья, девушка мысленно вернулась в то утро, когда ей пришлось покинуть своё ночное убежище и показаться на глаза мужу. Даже теперь, три месяца спустя, у Насти всё внутри холодело от ужаса, который она испытывала тогда. В голове постукивало лишь уверенное напутствие: «Сейчас всё будет зависеть только от тебя, от того, как ты себя поведёшь. Настя, он незлой человек. Скажи ему… Ну, я не знаю, как вы обычно говорите… Что ты пока не готова, что ли… Что тебе нужно узнать его поближе… Тяни время, Настя! Но если что, я рядом!..»
Владимир… Что бы она делала тогда, если бы не он? Умерла бы от страха? Пожалуй, да. Без всякого преувеличения. Но даже Владимир не мог предвидеть, какой разговор ждал девушку в библиотеке.
Робко постучавшись и услышав резкое «Войдите!», Настя на ватных ногах переступила порог.
- Настя? Доброе утро! – улыбнулся старший Корф, увидев жену. – Как спалось на новом месте?
Она сидела белее мела, не зная, что ответить.
- Ну что же ты! – мужчина ласково, почти по-отечески, погладил пушистые волосы. – Дрожишь, как осиновый лист, бледненькая совсем… Не бойся меня.
Корф приветливо посмотрел на девушку, и та постаралась выдавить из себя некое подобие улыбки.
- Вот и славно, - Иван Иванович вернулся в своё кресло. – Я очень рад, что ты зашла. Я планировал обсудить с тобой этот вопрос после свадьбы, но, думаю, так даже лучше.
Настя вопросительно взглянула на новоиспечённого супруга, не вполне понимая, что он имеет в виду.
- Настенька, ты девочка неглупая, - начал Корф, - поэтому, я надеюсь, ты правильно поймёшь и оценишь преимущества своего положения. Ты закончишь учёбу, за это можешь не волноваться. Если ты будешь успевать выполнять свои обязанности, тебе даже не придётся переводиться на заочное. Кроме того, обещаю, у тебя будет всё, чего достойна красивая женщина: магазины, салоны, украшения… В твоём распоряжении машина с водителем, который будет возить только тебя в любое время, когда это будет нужно…
- Насчёт преимуществ мне более-менее ясно, - бесцветным голосом отозвалась девушка. – Что требуется от меня?
Иван Иванович улыбнулся.
- Я же говорил, что ты неглупая девочка. Итак, твои обязанности… Настя, об этом ещё мало кто знает, я даже Володе не говорил, но я решил всерьёз заняться политикой, и в этом случае жена мне просто необходима. Поэтому те мероприятия, которые я должен посещать с супругой, - это твоя работа. Я наводил справки, твоя репутация безупречна. Впредь она должна оставаться такой же. Никаких скандалов в прессе, интрижек и прочего. Ты должна следить за каждым своим словом, поскольку каждая твоя неосторожная реплика – удар по мне.
- Я поняла.
- Вот и славно. Теперь о нас с тобой. Настя, я немолод, и все романтические иллюзии остались далеко в юности, да и не к лицу они мужчине моего возраста… Но остались маленькие развлечения, которые не должны тебя беспокоить, ибо это не повод для развода. С твоей же стороны я не желаю никаких сцен, никаких скандалов. Я не стану принуждать тебя… делить со мной постель. Если ты заметила, сегодня я спал в своей комнате. Так будет и впредь. Но если ты сама захочешь… Но это после. Тебе нужно привыкнуть. И всё же, если мы будем жить как муж и жена, я не хочу никаких детей. У меня уже есть сын, наследник, который продолжит моё дело. Со временем, даст бог, он женится и подарит мне внуков. Этого достаточно.
Чувство облегчения скрестило шпаги с не менее острым чувством отвращения к самой себе. Игрушка. Кукла. Вещь. Что ж, выбор ей всё равно никто не предложил…
- Что-то ты совсем притихла, Настенька, - заботливо заметил Корф. – Не переживай, тебе будет хорошо в этом доме. Варвара уже четверть века ведёт здесь хозяйство, так что эта забота тоже не коснётся твоей хорошенькой головки.
- Мне всё ясно, Иван Иванович, - девушка сделала очередную попытку улыбнуться. – Можно я пойду?
- Одну минуту! – остановил её мужчина. – На публике ты будешь называть меня Ваней и обращаться на ты.
- Хорошо… Ваня, - через силу произнесла она.
- Вот и умница! – Иван Иванович едва не аплодировал. – А теперь иди, а то я тебя совсем заболтал! Стилисты заждались!
Стилисты знали своё дело, и Анастасия Корф затмила всех на празднике своей красотой…

Входная дверь хлопнула, разогнав резким звуком воспоминания. Послышались уверенные, быстрые шаги, и через минуту в гостиной появился Владимир. Едва взглянув на девушку, он удостоил её лишь лёгким кивком и, ни слова не говоря, поднялся к себе. Настя горько вздохнула: она это заслужила…
Глава 6

- Скажите, Анастасия, как Вы восприняли решение мужа заняться политикой?
Эффектная блондинка лучезарно улыбнулась телеведущей.
- Мой муж – успешный во всех отношениях человек. Поэтому я не сомневаюсь в том, что он построит блестящую карьеру и сможет помочь огромному числу людей.
- Иными словами, Вы сразу поддержали мужа?
- Разумеется. Я поддерживаю супруга во всём, что он делает…
- Как бы я жил, не будь рядом этого ангела, - отозвался Иван Корф, будто невзначай коснувшись руки Насти.
Та лишь улыбнулась, одарив его нежным взглядом.
- А можно немного личный вопрос? – заискивающе попросила телеведущая. – Вы, наверное, планируете вскоре завести ребёнка от любимой жены?
- Конечно, - нашлась девушка. – Мы просто мечтаем об этом. Но я думаю, этот вопрос подождёт годик-другой, правда, Ваня? – ещё один нежный взгляд на мужа и снова на телеведущую. – А пока нам так хорошо вдвоём…
Экран погас. Пульт вдребезги разбит о стену.
- Володя, что за шум? – прибежала с кухни Варвара.
- Ничего, - ответил молодой человек резче, чем обычно говорил с женщиной, заменившей ему сначала бабушку, а после и мать.
- Что ж ты творишь такое! – всплеснула руками та, увидев осколки пульта у стены.
- Купит новый, - небрежно бросил Владимир, плеснув виски и делая внушительный глоток. – На сдачу от побрякушек для этой…
Варвара лишь покачала головой, сметая мусор в совок.
- Ой, да блажь новая отцу твоему в голову взбрела! А ты уже махни рукой на его причуды, найди, вон, девушку себе хорошую, да и не думай о глупостях этих! – голос домработницы набирал силу. – И пить мне тут бросай! Ишь, чего удумал! С таких-то лет! Мал ещё напиваться!
Молодой человек лишь опустился в кресло и прикрыл глаза.
- Володенька, - ласково заговорила Варвара, - когда ж ты привыкнешь, а? Три месяца, как-никак прошло…
Женщина вздохнула и вышла из комнаты.
- Никогда, Варя, - тихо сказал Владимир и вновь глотнул обжигающий напиток, чуть поморщился и повторил:
- Ни-ко-гда…
А ведь он тогда действительно ей поверил. Принял стекляшку за брильянт… Сломал голову в пяти местах, думая, как ей помочь. Дважды в пух и прах поссорился с отцом из-за этой… Впрочем, так ему и надо. Не будет вестись на красивые глазки и жалобные речи. Владимир усмехнулся собственным мыслям о глазках, вспоминая тот вечер…

… - Владимир, нам надо поговорить.
- Как официально! – насмешливо фыркнул юноша и хлопнул ладонью по дивану рядом с собой. – Садись, Настёна.
Но девушка опустилась в соседнее кресло. Владимир пожал плечами: даже так…
- Ну и что же случилось?
- Я хочу, чтобы ты перестал вмешиваться в наши отношения с твоим отцом.
Брови молодого человека непроизвольно поползли вверх.
- Вмешиваться во что? – переспросил он.
- В наши отношения с Ваней.
- С кем? – Владимир опешил. – И давно он для тебя Ваня?
- А как ещё, по-твоему, я должна называть собственного мужа? – насмешливо поинтересовалась девушка.
- Ах, вот оно что! – с видом первооткрывателя протянул молодой человек. – И давно он стал тебе… хм… мужем?
- Это тебя не касается, - сухо ответила Настя. – Я надеюсь, мы друг друга поняли.
Она поднялась и вышла из комнаты.
- Куда уж понятнее, - хмыкнул Владимир…
А я то надеялась на прдолжение. Уж очень интересно каквсе-таки будут развиваться отношения мачехи и пасынка. И вообще где Аня?
Эmо4ка пишет:
Цитата
А я то надеялась на прдолжение. Уж очень интересно каквсе-таки будут развиваться отношения мачехи и пасынка. И вообще где Аня?

Вряд ли я выложила бы сюда фик, если бы не планировала его продолжить...
Глава 7

Владимир бесцельно бродил по улицам города. Домой не хотелось: отец с какой-нибудь очередной блажью выводил из себя, мачеха… О ней вообще лучше не думать.
Ноги сами привели его к высотке. Грустно усмехнувшись, молодой человек вошёл в парадную.
Владимир не видел тётку со дня похорон матери. Прислонившись к прохладной стене лифта, он закрыл глаза. Страшные слова, услышанные тогда от отца, до сих пор звучали в ушах.
- Володе ни к чему видеть убийцу матери! Не смей приближаться к нему! – негодовал Иван Иванович, стоя спиной к двери в библиотеку и не замечая испуганного десятилетнего мальчика, застывшего на пороге.
Услышав этот разговор, маленький Володя убежал на чердак и горько плакал в темноте, пока не уснул. В тот день вместе с мамой он похоронил в своём сердце ещё и любимую тётю Надю, которая была для него самым близким другом…
Сейчас, поднимаясь на восьмой этаж, Владимир задумался. Почему за десять лет он ни разу не усомнился в справедливости обвинений отца? Ясное дело, в десять лет ты ещё принимаешь каждое слово родителей за чистую монету. Разве взрослые могут ошибаться или лгать? Обманывать могут лишь плохие взрослые, а папа хороший, следовательно, всё, что он говорит, - абсолютная правда.
Но взрослея, Владимир раз за разом убеждался в обратном, видя, что отец далеко не всегда следует тем принципам, которые методично вбивает в голову сыну. Так почему же поговорить с тётей он собрался лишь сейчас, и то случайно. Презрительная ухмылка исказила красивое лицо. Хватился, когда прижало… Вспомнил о ней, когда сам остался один...
Дверь открылась до того, как палец Владимира коснулся кнопки звонка. Пронзительные чёрные глаза, блеснувшие на него из полумрака прихожей, нельзя перепутать ни с одними другими. Мгновение спустя, эти глаза подёрнулись пеленой подступивших слёз.
- Володенька…
Молодой человек немного растерянно смотрел на тётю. Готовый выслушать справедливые упрёки и насмешки в свой адрес, готовый к захлопнутой перед самым носом двери, несколько секунд Владимир стоял, не зная, что делать, и, наконец, обнял хрупкую женщину, которая когда-то казалась ему такой высокой, а теперь едва доставала до плеча.
- Прости меня, - шептал он.
Когда слёзы высохли, Надежда Алексеевна принялась потчевать любимого племянника всевозможными сладостями и расспрашивать об учёбе и друзьях. Владимир грустно улыбнулся.
- Тётя, я…
Женщина села в кресло и, внимательно посмотрев молодому человеку в глаза, положила свою ладонь на его руку и вкрадчивым голосом произнесла:
- Ты пришёл, когда настало время прийти и ни минутой позже. Ты вовремя.
- Я мог прийти раньше.
- Но я нужна тебе сейчас.
- А где был я, когда ты во мне нуждалась?
Тётка рассмеялась.
- Какой же ты глупый! – она потрепала его по голове. – Ты всегда нужен мне, и сейчас ничуть не меньше, чем десять лет назад.
- Я тогда поверил отцу…
- Володя… - женщина помолчала. – Твой отец не так уж и неправ. Понять его можно. Это я тогда оперировала твою маму… И не смогла её спасти…
Увидев, что тётка вот-вот снова расплачется, Владимир попытался остановить её, но Надежда Алексеевна лишь замотала головой.
- Нет-нет! Я должна… Тогда была ужасная погода, и другой хирург просто не успевал приехать… Я бы никогда не взялась оперировать сестру, но выбора не было, и вот…
- Ты не спасла маму, значит, не могла…
На несколько минут в комнате воцарилась тишина.
- Но ты же пришёл не чаю попить, - спохватилась тётка. – Тебя что-то тревожит, ведь так?
Молодой человек не знал, с чего начать, и от этого терялся ещё больше, поскольку не привык лезть за словом в карман.
- Ты, наверное, слышала… Отец… он… он недавно женился…
- Слышала, слышала, - вздохнула женщина. – Бедная девочка…
Владимир усмехнулся.
- Видела бы ты эту девочку!
- И всё-то у вас, молодых, или чёрное, или белое, – рассмеялась тётка.
- Белое… Продать себя за наряды и побрякушки! – взорвался Владимир.
- Откуда ты знаешь?
- Ты телевизор вообще не смотришь?
- Почему же? Смотрю. Думаешь, она сама выбирает, что говорить на всю страну?
Молодой человек задумался, вспоминая одну из десятка лекций, прослушанных в библиотеке.
- Но она сама мне сказала, - попытался возразить он. – Мне зачем лгать? Я же поддерживал её с самого начала, пытался что-то сделать…
Надежда Алексеевна с лёгкой усмешкой наблюдала за племянником.
- Разок-другой повздорил из-за неё с отцом, - добавила она с той же интонацией.
- Ну, было пару раз, - неохотно сознался Владимир.
- А ты, конечно, сразу рассердился, решил, что не стоит эта девица такой заботы, да? Тебе и так с папой нелегко приходится, а тут ещё она!
- Слово в слово, - усмехнулся он и замер. – Постой…
Но тётка вновь весело рассмеялась.
- Пирожков ещё хочешь?
Он кивнул.
- То есть, я ещё могу помочь ей?
Надежда Алексеевна помрачнела.
- А вот этого не надо, Володя. Ей не помочь. Её судьба уже решилась… Бедная девочка…
Владимир нахмурился.
- Что значит «решилась»? – и тут его лицо приняло обычное насмешливое выражение. – Ах, да! Ты же вроде… - он пощёлкал пальцами, вспоминая, - вроде ясновидящей. И что же такого в её судьбе?
- Обречена она, - вздохнула тётка.
Молодой человек прыснул.
- И ты погибнешь, если к ней приблизишься. Володя, услышь меня: её не спасти!
По коже Владимира побежали мерзкие мурашки, однако он быстро взял себя в руки.
- А мою судьбу ты тоже видишь?
Надежда Алексеевна помолчала.
- С тобой не всё ясно. Кое-что ты ещё можешь решить сам. Но только если не свяжешь свою судьбу с Настиной – тогда тебе уже никто не поможет!
- А если нет?
- Странно всё очень. Твоя жизнь – в руках твоего дитя. Оно спасёт тебя, если ты спасёшь его. И счастье в твою жизнь придёт только с ним за руку.
Владимир прыснул.
- Годы идут, а ты не меняешься! Какое такое дитя!
- Возможно, речь о будущем ребёнке… Я не знаю, Володя! Я вижу образы из будущего, но иногда они играют со мной…
Молодой человек поднялся и поцеловал женщину в щёку.
- Ты просто сегодня устала, тётя, - ласково улыбнулся он. – Я пойду.
- Ты же придёшь ещё?
- Я успею надоесть тебе до изжоги!
Они засмеялись, и Владимир, не дожидаясь лифта, вприпрыжку побежал по ступеням вниз.
Надежда Алексеевна стояла у окна и наблюдала за племянником, вышедшим из подъезда и озорно, по-мальчишечьи, помахавшим ей на прощание рукой. Тяжёлый стон сорвался с её губ, стоило молодому человеку скрыться за углом. Лучше бы он её ненавидел… И зачем она только сказала?..
Смахнув слёзы, женщина подошла к иконе, зажгла свечу и долго читала молитву…

Глава 8

Стоя на балконе, Владимир задумчиво смотрел на отца, садящегося в машину. Иван Иванович уезжал на две недели в Москву по делам бизнеса. Молодой человек закурил. Отец не одобряет, разумеется… Владимир усмехнулся: можно подумать, он сам всегда одобряет поступки родителя. Слова этой размалёванной куклы с телевидения никак не шли из головы: «Вы, наверное, хотите детей от любимой жены…» А та, выходит, была нелюбимая… Предатель. Метнув окурок в урну, молодой человек вошёл в дом, громко хлопнув балконной дверью.
Услышав резкий звук, Настя вздрогнула и обернулась.
- Мне казалось, тебя нет дома.
- А мне казалось, что заботливые жёны обычно провожают любимого мужа, особенно перед долгой разлукой, - насмешливо отозвался Владимир, медленно приближаясь к девушке, - а не читают… - он потянул к себе книгу, что лежала у неё на коленях. – Что ты там, кстати, читаешь?
- Не твоё дело! – рассердилась Настя. – Что ты делаешь! Отдай!
- А если нет?
Девушка вскочила.
- Да что с тобой?
- А с тобой что? – неожиданно вкрадчиво спросил Владимир, приблизившись вплотную, удерживая Настю за талию властной рукой, неумолимо склоняясь к манящим нежным губам.
Дерзкий, пьянящий, ослепительный поцелуй закружил головы юноши и девушки, заставив забыть обо всех обязательствах, условностях, принципах – обо всём этом мире, похожем на кривое зеркало…
Настя опомнилась первой.
- Что ты делаешь?
- Разве не ясно? – усмехнулся пасынок. – Красивая девушка позволила мне себя поцеловать.
- Я позволила?!
Она хотела сказать ещё что-то, но вместо этого убежала прочь, оставив Владимира наедине с его насмешками, колкостями и чем-то саднящим, ноющим, не дающим покоя, похожим не то на чувство вины, не то на что-то ещё…

Отца не было уже третий день. И третий день его, Владимира, утро было лучшим в жизни. Рядом просыпалась ослепительно красивая, и, дьявол, да, давно желанная девушка. Подробности их первого совместного вечера утонули в пламени глаз и заката, и все происходящее казалось преступным и, как яблоко Евы, сладким.
- Володя?
- Да, любимая.
- Что мы будем делать?
Корф повернулся к девушке. Попытался что-то сказать, но слова сами застряли в горле.
- Я что-нибудь придумаю. Хотя… Что тут думать. Завтра приезжает отец.
Голубые глаза наполнились неподдельным ужасом.
- Но ты же не собираешься... Володя, не надо!
Корф передернул плечами:
- А что тут думать!
- Пожалуйста, Володя... Мне страшно... Я не могу так сразу... Пожалуйста!
Вот так и закончился их разговор. Он не умеет отказывать женщинам. Женщине. Любимой женщине.
Отец ничего не узнал, а Владимиру с каждым днем становилось все сложнее, а Настины молитвы с каждым днем - все жалостливее.
Всё происходило так стремительно, что ни он, ни она не успевали опомниться. Владимира коробила участь любовника жены собственного отца.
И Владимир в очередной раз стискивал зубы... И каждую ночь он неизменно переступал порог заветной спальни, чтобы утром за завтраком встретить мачеху ледяным взглядом и нарочито вежливым приветствием. Заколдованный круг не выпускал их из своих оков вечер за вечером, утро за утром...
- Володя, я, кажется, беременна...
И разрушилась их страшно-сказочная жизнь. Реальность оказалась жестокой.
Девушка опустилась на диван.
- Прости... Я, наверное, должна была сама всё это решить...
Жизнь - штука непредсказуемая. Настолько непредсказуемая, что проблема, которая вчера была важнее, чем все, что только можно представить, вдруг теряет свою актуальность, да что там - всю свою боль и горечь.
Так случилось и с ними - странной парой, едва похожих людей. Странной парой, сошедшейся наперекор судьбе, наперекор всем правилам и условностям, и даже самому главному правилу - естественности хода жизни. Да и все было неправильно, с самого начала, с самого первого шага, с того самого вечера, когда эта маленькая девочка стала женой его отца...
- Сегодня в семнадцать часов у дверей собственного офиса выстрелом в грудь был убит известный бизнесмен, политик, меценат Иван Корф. По свидетельствам очевидцев...
Время остановилось в тот момент. Двое обернулись к телевизору. Так не бывает. Гора Синай оказалась Голгофой.
СЕлена пишет:
Цитата
- Володя, я, кажется, беременна...

Ну, ИИ убит, и нет препятствий...
Но чувствую, что автор придумает..
Опять же молва, предрассудки, и все-таки жена отца..

СЕлена, спасибо!
О, сколько событий в новой главе!
Владимир и Анастасия больше не в силах противиться себе, и Настя уже ждет ребенка! А ИИ убит (не представляю, кто причастен к его смерти, но не хотелось бы думать, что и его сыну и жене грозит какая-то опасность)... Но не смотря на то, что теперь отец не стоит между ними, на душе легче не стало . Первая глава не дает о себе забыть. Но зато, кажется, теперь ясно, о каком тетя говорила ребенке...
Селена, спасибо за продолжение!
Княжна пишет:
Цитата
Но чувствую, что автор придумает..

Автор уже такого напридумывал! Не знает только, когда всё это воплотит...

Ромашка пишет:
Цитата
А ИИ убит (не представляю, кто причастен к его смерти, но не хотелось бы думать, что и его сыну и жене грозит какая-то опасность)...

Вряд ли. Во всяком случае тем, кто убил ИИ, сын его не мешает. Бизнесом надо было заниматься, раз уж попёрло, а не в политику лезть (см. время фика в шапке - конец XX века...)

Ромашка пишет:
Цитата
Но зато, кажется, теперь ясно, о каком тетя говорила ребенке...

Могу сказать одно. Тётя не ошиблась.

Княжна! Ромашка! Спасибо!
Страницы: 1 2 3 4 5 ... 21 След.
Читают тему
Ссылки на произведения наших авторов
Сайт создан и поддерживается на благотвортельных началах Echo-Group