Уважаемые гости! Если вы оставляете комментарии на форуме, подписывайте ник. Безымянные комментарии будут удаляться!

Кофейня  Поиск  Лунное братство  Правила 
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти  



 

Страницы: 1
RSS

Борьба сердца и разума, Завершён. Дуэль. Pretty_Elen - Маринка

Борьба сердца и разума

Фендом: БН
Жанр: мелодрама, больше психологическая
Время: наше
Герои: Анна, Владимир, Лиза, Настя
Задача: Соединить Владимира и Анну.

Условие:Чудо не произойдет, и Настя неожиданно не станет на ноги.
Примечание 1: Маринка, ты же меня знаешь, что я не такая, какая кажусь в начале. Ты хотела интересную дуэль, получай
Примечание 2: Я в тебя верю, дорогая. Ты все сделаешь с наименьшими потерями для героев и нас.
Никнейм Маринка зарегистрирован!

"Живи с радостью, и радость будет жить с тобой!" ©

первый выстрел Pretty_Elen.
Солнце уже давно село, и темнота окутала небольшой дачный поселок: лес, цветущие сады и деревянные домики приезжих горожан. Но развлекательный клуб был сегодня переполнен до отказа. Лето. Сезон отпусков и отдыха. Вся молодежь собиралась в этом интересном месте по вечерам в субботу, чтобы весело провести время за рюмочкой горячительного напитка и игрой в карты на деньги или раздевание. Вот и одна дружная компания не отставала от сей традиции и, потягивая коктейли за угловым столиком в полумраке прокуренного помещения, с каждым коном повышала свои ставки.

- Лиза, поехали домой. Уже поздно и Сонечка совсем одна там, - уговаривала светловолосую сестру синеглазая красавица, но та не слушала ее и пристально смотрела на своего соперника.

- Нет, Анька! Мне везет! Да и…- она кинула горящий взгляд на оставшегося лишь в серых боксерах брюнета и шепнула на ушко в ответ. – …он еще не все проиграл.

- Так может нам лучше уединиться вдвоем, раз ты только об этом мечтаешь?! – с иронией предложил соперник, стрельнув в девушку лукавым взором.

- Ага, размечтался! Стрит-флеш! – довольная собранной комбинацией Долгорукая разложила карты на столе. – Я снова выиграла.

- А вот сейчас, дорогуша, ты не права, - ухмыльнувшись и выпустив колечко дыма, парень очень сдержанно, по очереди друг за другом открыл свои: десятка-валет-дама-король-туз. – Флеш рояль! Твоя очередь, малышка! - вальяжно развалился он на деревянном столе, указывая на свой выигрыш.

Раздосадованная таким поворотом событий, девушка, сверкнув светлыми очами, демонстративно стянула свой сарафан и кинула на сиденье, с вызовом добавила:

- Раздавай дальше! Я так просто не сдаюсь!

Хмыкнув, темноволосый гордец зажал сигарету в зубах и раскидал колоду. Они играли почти пять часов вчетвером: Лиза, ее подруга Кати, и двое подсевших за столик приезжих из пригорода наглецов, которые, по-видимому, специально, сначала разделись сами, а потом и принялись за девчонок. Рыженькая красавица уже прикрывала свою грудь одеждой, а вот Долгорукой предстояло еще только снять с себя одежду. До этого момента она вела и оставалась в выигрыше. Но первый шаг сделан, и уверенная в своей победе игроманка все же потеряла легкое платье.

«Но ничего. Я еще отобьюсь! Только вот Анька постоянно жужжит над ухом. Зачем я ее взяла с собой?!»

- Лиза, не нравится мне все это, - не унималась сестра. – Они так плотоядно смотрят на нас. Поехали домой.

- Перестань ныть, - накричала она на нее, и осушила бокал с текилой. – Это из-за тебя я проигрываю.

Изобразив улыбку, она развернула свою стопку.

«Да, с таким разбросом мне придется попрощаться с нижним бельем»…

Но азартные игроки так и не довели свою партию. В клубе завязалась драка и все посетители выбежали на улицу, чтобы не пропустить такого зрелища: две девчонки подрались из-за одного парня и уже рьяно пытались выдрать волосы друг у друга. Налетела полиция и Долгорукая старшая, схватив Нарышкину и сестру, скрылась в машине.

- Анька, садись за руль!- скомандовала она, усаживая пьяную подругу на заднее сидение. – Мы с Кати не в состоянии вести автомобиль.

- Но... как? Я… же не умею водить?! – недоумевала белокурая девушка и с пугающими глазами смотрела на Лизу.

- А там нет ничего сложного, - успокаивала она. – Газ и тормоз. Просто сильно не гони. Если че, я рядом.

Долгорукая уместилась рядом и тут же отключилась.

Аня помнила из нескольких уроков вождения, которые ей давал когда-то брат, что нужно просто завести, направить переключатель скоростей назад и нажать на газ… Все просто и нет ничего трудного. Главное не ехать на большой скорости. Справившись с волнением, девушка все выполнила правильно и вырулила на проселочную дорогу.

- Анька, что так тихо? Врубай радио! – сквозь сон пробубнила сестра и потянулась к переключателю.

- Лиза, не надо. Оно меня будет отвлекать от дороги.

- Да перестань ты. И в кого ты такая скучная? – не отставала она и врубила магнитолу на всю громкость, подпевая исполнителю и оглушая водителя.

- Лиииза! Выключи, пожалуйста! – кричала и так обеспокоенная красавица.

Мало того, что она ведет машину, не умея толком сидеть за рулем на темной аллее, где освещением служит лишь свет фар, да еще и музыка из приемника мешает ей сосредоточиться на дороге. Сестра будто не слышала мольбы Ани и сильнее горланила:

Я знаю пароль! Я вижу ориентир,
Я знаю только это, любовь спасёт мир…


Синеокая девушка не выдержала и потянулась к выключателю. Внезапный толчок и удар в машину. Аня притормозила и со страхом в глазах посмотрела на затихшую сестру.

- Что это было? Я кого-то сбила? – перепугалась она. – Надо посмотреть.

- Тихо! Никого ты не сбила. Тебе показалось!

- Ничего мне не показалось. Ты разве не почувствовала? – взволнованно говорила она и боялась выйти из салона. Руки уже дрожали от того, что могло произойти.

- Да это олень! Тут же их много всегда! – не задумываясь, кинула спокойно Лиза и перевернулась на бок.

- Нет, надо выйти посмотреть. Вдруг это был человек?! Мы уедем, оставим его без помощи, и он умрет…

- Анька, хватит ерунду говорить. Какой человек в такой час?! – не выдержала Долгорукая и затрясла напуганную сестру. - Видишь дорожный знак у обочины: «Осторожно, возможно выбегание диких животных на дорогу!» - по слогам проговорила она, смотря ей прямо в глаза. – Это олень! Всего лишь олень. Или волк с лисой.

- А если это человек?! – не успокаивалась девушка.

- Что же ты такая упрямая-то?! Какие люди в три часа ночи на этой темной дороге?! Заводись давай! Не хватало еще в каталажку попасть из-за твоей паранойи: тебе еще семнадцать и прав у тебя нет, а мы с Катькой пьяные. Полиция сейчас приедет и нам кранты. А в доме, между прочим, Сонечка одна нас ждет.

- Поехали уже, - прохрипела с заднего сидения рыжеволосая подруга. – А-то меня сейчас вырвет прямо в машине.

Доверившись последним доводам Лизы и, оглядев плачевное состояние еле живой Нарышкиной, синеокая сестра вдохнула поглубже, успокоилась и вдавила педаль газа.

- Ты, наверно права. В такой час не может быть никого.

***

- Простите, Владимир Иванович, но ваша сестра не сможет больше ходить, - с сожалением проговорил врач. – Если бы ее привезли чуть-чуть раньше…

- Черт! – стукнув со злости об стену больничного коридора, проговорил сероглазый мужчина. – Я ее поздно обнаружил на дороге.

- Не вините себя, Владимир. Если бы те люди, которые ее сбили ночью, не испугались и не скрылись бы с места преступления, то шанс поставить ее на ноги еще бы был. Но теперь мы не в силах что-то сделать…

- Я понимаю Вас, Илья Петрович. Вы же тоже не Боги…

Измученный долгим ожиданием известий из операционной темноволосый парень от своего бессилия упал на пластиковый стул и схватился за голову.

- Держитесь, Насте нужна Ваша поддержка, особенно теперь, когда родителей уже нет рядом, - похлопав по плечу Корфа, доктор Штерн ушел к себе.

- Сволочи! Это не люди, а какие-то изверги!

Склонив голову, он сжал руки в кулаки и еще раз стукнул об стену, а в потемневших глазах загорелась решительность.

- Родная моя, я найду этих гадов, и они ответят за все. Я клянусь тебе, сестренка.
Никнейм Маринка зарегистрирован!

"Живи с радостью, и радость будет жить с тобой!" ©

Ответ Маринки)

Как заказывали. Сказка. Меньше потерь просто некуда.)
______________________________________
Борьба сердца и разума

Всё же добравшись до города, домой, Анна первым делом уложила полувменяемую Лизу и совершенно не вменяемую Катьку по постелям. Двенадцатилетняя Сонечка итак уже спала сном младенца. Сама же Аня заснуть так и не смогла, даже не ложилась, и сидела на кухне, всё ещё ощущая противную, липкую дрожь в руках, и слыша голос Веры Брежневой, и фальшивый Лизкин в ушах:
«Я верю только в это, любовь спасет мир!»

- Нет, - шептала девушка снова и снова. Как бы ей хотелось, чтобы ничего этого не было! Чтобы всё это оказалось дурным кошмарным сном! И это клуб, и эти почти голые парни, и самое главное, эта поездка домой! Но это было, было! И от этого никуда не убежать, и не скрыться! Что же они наделали, что же она натворила??!
В таком состоянии её и нашёл старший брат, Андрей, вернувшийся с дежурства. Он был врачом, работал ординатором в больнице, и смертельно устал после суток. Но увидев младшую сестрёнку в подобном отчаянии, близком к панике, сел рядом.

- Анют, что ты здесь делаешь? Седьмой час... Рассвело уже, а у тебя свет. Что случилось? Аня? Ты совсем не ложилась сегодня?

Она даже не поздоровалась, не предложила ему кофе, не поинтересовалась: как дела? Девушка вообще ничего не говорила, а просто смотрела своим застывшим синим взором так, как будто умоляла его спасти её, и совершить чудо.

- Анюта, сестрёнка, ты меня слышишь? – он легонько взял её ладошку в свою. – Что с тобой?
- Андрюша, - произнесла она, наконец, но её губы дрожали. – Я, кажется, кого-то убила сегодня…
- Аня, малышка, ты? – Андрей не рассмеялся, но всё равно не поверил. – Бред же! Вы с девчонками были на речке, на пляже, и ты перегрелась на солнце?
- Нет, всё так и было! Было!

И перемешивая слова со слезами, Анна сообщила брату всё, начиная с того момента, как Лиза и Кати затащили её в тот развлекательный клуб, после короткого пребывания на речке.

- А что, если это, действительно, был человек? И ему нужна была помощь? И дорогА была каждая минута? А мы уехали! Сбежали, бросили! - Закончив свой рассказ, девушка разрыдалась уже в объятьях старшего брата.
- Аня, Анечка, малыш, успокойся, Лизка хоть и была пьяная, но, видимо, права. Какой человек в три часа ночи на той почти лесной дороге? Откуда? – утешал её Андрей. Он подумает, что делать дальше, но сперва надо привести сестричку в чувства.
- Я не зна-а-аю, - всхлипывала Аня, уткнувшись носом в его рубашку, уже влажную от её слёз. – Отвези меня в полицию, Андрюша! Сейчас же отвези, немедленно! Или нет, - передумала бедняжка. – Отвези меня обратно туда!
- Куда? В лес? Зачем?
- Убедиться! Преступников всегда тянет обратно на место преступления! – вновь расплакалась девушка. – Андрюша, пожалуйста!!!

Риск, что он просто заснёт прямо за рулём, конечно, был, и вот тогда следующим пунктом земного маршрута точно станет полиция, или больница. Но Андрей не мог оставить сестричку в этой истерике, и поэтому подчинился.

- Ты место помнишь? Узнать сможешь? – спросил её брат, когда они уже выехали на его машине за город.
- Кажется, да, - тихо откликнулась с пассажирского сидения девушка. – Там поворот такой был, и знак… Дорожный, недалеко, у обочины. «Осторожно, дикие звери!» - слёзы снова полились из её глаз.

- Здесь, - тихо произнесла девушка, когда машина остановилась на той дороге. – Вон там и знак.
Андрей вышел, осмотрелся, Аня же, как и тогда, не двинулась с места, её снова била мелкая дрожь.

- Выходи, - вдруг услышала она голос брата. – Куст ты снесла, живодёрка малолетняя, деревце, дикий боярышник, видишь?

На негнущихся ватных ногах Анна вылезла из салона.

- Практически с корнем выдрала, смотри! Тут и тормозной путь твой, когда ты остановилась, – показывал ей Андрей. – А куст на свою беду у дороги рос.
- Андрюш, у тебя лопатка и перчатки в машине есть? – неожиданно спросила Аня.
- А зачем? – не сразу понял молодой человек.
- На место вернём, посадим, - объяснила ему сестра. – Может, приживётся?

Инструменты нашлись, и Аня с Андреем аккуратно прикопали боярышник обратно.

- А воды у тебя нет? – спросила девушка. - Полить надо.
- Извини, вёдрами не запасся…

Но в машине отыскалась недопитая бутылка негазированной воды «BonAqua», ею и полили.
На обратном пути Анна всё же смогла задремать, и открыла глаза только тогда, когда машина уже стояла у дома.

- Чудовищно выглядишь, сестричка, - Андрей смотрел на девушку и улыбался.
- И чувствую себя так же. Никак, – кивнула она.
- А вообще, везучая ты, Анюта! – покачал головой брат, и стал серьёзнее.- К нам сегодня ночью девчонку одну привезли, девушку, твоего возраста примерно, красивая. Машина сбила. Подробностей не знаю, её Илья Петрович взял, прооперировали уже. Но ходить она не будет никогда. Вот так. И если б те недоноски, прости, которые её сбили, не удрали, то ещё можно было бы что-то сделать, но время было упущено. Парень, если он у неё уже есть, наверняка её теперь бросит. – С сожалением сказал Андрей. - Только брат у неё остался, он её и нашёл.
Аня вновь не сдержалась и разрыдалась от жалости к той незнакомой девчонке. На какой же тонкой ниточке висит человеческая жизнь и судьба! И как легко её разорвать!

- Я больше никогда не сяду за руль, Андрюша! – всхлипывала девушка. – Никогда!
- Ну, что ты, что ты, глупенькая, - успокаивал её брат, обнимая, и гладя по волосам. – Конечно, ты будешь водить, тебе просто учиться надо. А курс экстремального ночного вождения ты уже прошла, и почти успешно. А с Лизой я ещё поговорю серьёзно! Не плачь, малыш.… Ну, вот, глаза покраснели и носик тоже. Где моя красавица – сестрёнка? Хорошо, что на работу тебе к двум, есть ещё время поспать.

Анна работала в той же больнице, на полставки, была кем-то вроде санитарки-сиделки. Андрей помог, устроил на лето. Аня поступала в медицинский институт, собиралась тоже стать врачом, и считала, что ей будет полезен подобный опыт.
Она зашла в палату к этой девушке, Насте. Аня уже знала, как её зовут. Навстречу ей поднялся мужчина лет около тридцати.
«Вероятно, это и есть тот старший брат», - догадалась Анна.

- Здравствуйте, - вежливо поздоровалась начинающий медработник, и услышала в ответ тоже:
- Здравствуйте.
Светленькая, невысокая, тоненькая, хотя и чуть побледневшая после бессонной ночи, в светло-голубом медицинском костюме, придававшим такую невообразимую летнюю лазурь её огромным глазищам, девушка была прелестна.
«Это ещё что за растение такое? Колокольчик, – растерянно подумал страшно измученный и уставший за последние полусуток брюнет. – Так и хочется спросить: девочка, ты в каком же классе?»

- Меня зовут Анна… Долгорукая, - продолжала меж тем девушка, представляясь.
- Владимир. Корф, – в ответ произнёс мужчина.
- А по отчеству, простите, - поинтересовалась эта совсем юная особа.
- Иванович, – на его красивом лице всё же мелькнуло подобие улыбки или усмешки, впрочем, не весёлой. – Долгорукая? – Корф что-то припомнил. – Андрей Петрович, тот молодой врач, Вам… не родственник?
- Брат. Старший, – смущённо улыбнулась Аня.
- Анна Петровна, выходит, - Владимир вздохнул, - Я вот тоже… старший брат. А это Настя.
- Я знаю…
Анне отчего-то вдруг захотелось просто взять его за руку, помолчать вместе с ним. Поддержка и помощь, силы, требовались сейчас не только его сестре, но и ему самому. Но для начала Аня подошла к спящей на обезболивающих девушке, посмотрела, проверила капельницу, дыхание, показания приборов. Мужчина вновь сел на стул у кровати, уронил тёмную голову на руки.

- Мне очень жаль, что с Вашей сестрой такое случилось, - всё же произнесла Анна. – Как… как это произошло? Впрочем, если не хотите, можете не отвечать, - торопливо добавила она.
- Почему же? – Владимир поднял голову. Его серый, пепельный взгляд, казалось, застыл навсегда. – Это произошло ночью, после полуночи, точного времени я пока не знаю. В пригороде.
- В лесу? – по спине девушки пробежал озноб.
«А что, если это всё-таки я?»
- Нет, зачем в лесу? Там леса нет, вполне цивильный городок, двор, арка была, – медленно говорил Корф, и с каждым словом ему, похоже, действительно, становилось немного легче. – Вы спрОсите, что моя сестра делала ночью, на дороге? Это отчасти и моя вина. Она была в гостях у подружки, но знала, что я возвращаюсь сегодня, из командировки, и торопилась домой, думала, наверное, что успеет. Я суровый брат, строгий, - признавался Владимир, как на исповеди. – Я прилетел. Ужин на плите и в холодильнике есть, а Насти дома нет. Пока обзвонил её подруг, друзей, пока нашёл, час же поздний. Время потерял.
- Не вините себя, Владимир Иванович, - сказала Анна, даже не подозревая, что в точности повторяет слова доктора Штерна. – Я уверена, Вы замечательный брат, и Настя Вас очень любит. Ей нужна Ваша поддержка теперь, нужны Вы… Вы устали, Вам лучше сейчас пойти, отдохнуть, а я побуду с Настей.
«Колокольчик, - вновь невольно подумалось Корфу. – И голосок у неё, как колокольчик. Чистый такой…»
- Спасибо Вам, Анна. Я обязательно разыщу этих уродов, которые покалечили, и бросили её! - и в его холодном сером взоре, обращённом куда-то вдаль, вдруг отразилась отчаянная решимость и ненависть.

Настя постепенно оживала и шла на поправку, но, увы, отныне свою жизнь она проведёт в инвалидном кресле-коляске. Анна с удовольствием общалась с Настасьей, и, когда доктор дал своё разрешение, с радостью вывозила её на прогулки, в больничный сад. Девушки быстро подружились. Высокая, темноволосая, сероглазая, красивая, Анастасия была чуть-чуть старше Анны, и очень похожа на своего брата… Но, как уже убедилась Аня, сестра имела более лёгкий, позитивный характер. Она не только не падала духом сама, не ожесточилась, не роптала, но ещё и поддерживала Вову (как она называла брата), не желая видеть в его глазах ни жалости к себе, ни ненависти к тем, по чьей вине она стала инвалидом, ни обиды на жестокий и несправедливый рок. Настя действительно любила своего старшего брата. И только Анна знала, что порою и сильному человечку Настёне бывает больно.
Владимир частенько сопровождал их на прогулках, когда позволяли дела. Он итак пересмотрел свой бизнес, и перестроил его таким образом, чтобы постоянного присутствия его в офисах не требовалось, и было больше свободного времени для сестры. И вот они почти каждый день гуляли втроём…

Настя нередко подтрунивала и поддразнивала Аню тем, что та упорно продолжает звать её брата по имени-отчеству: Владимиром Ивановичем. Анечка смущалась.

«Он ведь больше чем на десять лет меня старше. Разве я могу быть интересной такому мужчине?» - вздыхала она про себя украдкой.

И насколько легко ей было общаться с его сестрой, настолько же тяжело и трудно было найти общий язык с самим Корфом. Тот первый откровенный разговор не в счёт. Анне казалось, что он отчего-то не одобряет её дружбы со своей сестрой. Владимир нередко хмурился, невольно слушая их девичью болтовню, и Анна порою ёжилась под его пронзительным или мрачным взглядом, даже не представляя и не подозревая, какая мучительная борьба сердца и разума происходит в этот момент в душе у мужчины. Он же привык видеть в своей сестре Насте совсем ребёнка, милую девочку, а Аня была ещё младше, пусть и всего на несколько месяцев.

«Мне скоро тридцать. Я старый холостяк, у меня на руках сестра, родителей уже нет. А этой девочке учиться надо. Что я могу ей дать? Имею ли я право взвалить на эти хрупкие плечи свой быт, заботу о сестре, свои проблемы и привычки? И у неё, конечно же, наверняка, есть мальчик - ровесник,» - пальцы Владимира при этом бессильно сжимались в кулаки, он мрачнел и молчал, с замиранием сердца вслушиваясь в девичий щебет.

Дело шло к выписке, Настя чувствовала себя уже сносно, наша медицина сделала всё, что было в её силах. И вот как-то Анна застала Корфа у палаты сестры. Он привалился к белой, выкрашенной стене, а в глазах была такая пугающая пустота и чернота, что девушка вновь содрогнулась. Но не отступила.

- Владимир Иванович, что случилось? – попыталась достучаться до него Аня, но тот молчал. Тогда, не говоря больше ни слова, она всё же взяла его за руку, и повела в кабинет медперсонала.
- Этих пьяных отморозков нашли, - наконец, глухо заговорил Владимир, сев у стола, покрытого клеёнкой, на котором ещё стояло блюдо с печеньем и чайник. – Настя же показала, что это джип, да и городские камеры видеонаблюдения использовали.
- И что? – Анна осталась стоять рядом.
- Статья 264 УК РФ пункт второй. Деяние, предусмотренное частью первой настоящей статьи (т.е. нарушение ПДД), совершённое лицом в состоянии опьянения, повлёкшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека, - наказывается принудительными работами на срок до трёх лет с лишением права управлять транспортным средством на срок до трёх лет, либо лишением свободы на срок до четырёх лет с лишением права управлять транспортным средством на срок до трёх лет. Я этот текст уже наизусть выучил! – с горечью признался Корф. – И ещё, статья 125 УК РФ. Заведомое оставление без помощи лица, находящегося в опасном для жизни и здоровья состоянии, - наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до трёх месяцев, либо лишением свободы на срок до одного года! То есть, моя Настя останется инвалидом пожизненно, а этим тварям светит в худшем случае лет пять!
- Владимир… Владимир Иванович, - в огромных глазах девушки уже появились слёзы. Ведь за этими сухими и казёнными фразами – строчками стояла боль и поломанная жизнь его любимой сестры, и его боль! – Прошу Вас, Владимир, не изводите себя, не ожесточайтесь. Не огорчайте Настю и… и меня. – Бесхитростно попросила Анна. – Так нам всем будет ещё тяжелее жить, поверьте.
И он вдруг рывком притянул её к себе, обнял.

- Колокольчик… Колокольчик мой, - расслышала она сквозь неистовое биение своего сердца. – Я люблю тебя.

Сердце победило разум в этой борьбе.

- Вы? Любите меня? – Анна и не думала отстраняться.
- Да, да, я знаю, я старше тебя более, чем на десять лет…
- Всего лишь на одиннадцать, - теперь она знала это точно.
- Да, я старый холостяк, у меня сестра, родителей нет, а тебе учиться надо, девочка… - выговаривался Корф вслух. – Рано тебе ещё замуж!
- Это старые холостяки так делают предложение руки и сердца? – сквозь слёзы улыбнулась Анна.
- Да, - выдохнул Владимир, и поднял на неё свои глаза, продолжая держать в объятьях.
- Знай же, Владимир Иванович, что я тоже люблю тебя, старый ты холостяк…
- Бывший, - Корф поднялся, не отпуская её взгляд. – Бывший старый холостяк, который скоро станет молодым мужем. После твоего совершеннолетия. Да?
- Да.
- Колокольчик мой…

Поцелуй, как вздох, как жизнь, как надежда…

ЭПИЛОГ.

И снова было лето. Церковные врата распахнулись, и из храма вышли нарядно одетые мужчины и женщины. Женщины, как положено, в длинных юбках и с покрытыми легкими газовыми платками и шарфами головами. В руках у дам были цветы. Лиза, Сонечка, Андрей и Кати о чём-то оживлённо переговаривались с подругами и друзьями, смеялись. Анна шла рядом с Владимиром, который катил впереди себя кресло с сияющей Настей. Его довольная и гордая сестрёнка, только что ставшая крёстной мамой своего обожаемого племянника, бережно держала в руках драгоценный сверток с героем дня – новокрещённым Ванечкой. Иваном Владимировичем Корфом. Жизнь продолжалась!

- Теперь я поведу, любимый! – улыбнулась мужу Анна Корф, подходя к одной из машин.

Надо добавить ещё, что связи Корфа помогли, и тем пьяным уродцам дали по максимуму. И вся эта история с Настей так подействовала на Лизу и Кати, так их встряхнула, что они остепенились, взялись за ум, и шляться по сомнительным и злачным местам перестали. Лизавета вскоре вышла замуж за славного парня – Михаила Репнина, друга Владимира. А Катрин, в свою очередь, очаровала Мишино начальство – Александра Христофоровича Бенкендорфа. Он же хотя и солидный и серьёзный дядька, но иным молодым ни в чём не уступит.

КОНЕЦ.
Никнейм Маринка зарегистрирован!

"Живи с радостью, и радость будет жить с тобой!" ©

Страницы: 1
Читают тему
Ссылки на произведения наших авторов
Сайт создан и поддерживается на благотвортельных началах Echo-Group