Уважаемые гости! Если вы оставляете комментарии на форуме, подписывайте ник. Безымянные комментарии будут удаляться!

Кофейня  Поиск  Лунное братство  Правила 
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти  



 

Страницы: 1 2 След.
RSS

В паутине судеб

Название: В паутине судеб
Рейтинг: G
Пейринг: Синдбад/Мэйв
Жанр: Фэнтези, экшн. 9 отдельных, почти всегда завершенных фиков, образующих единый сюжет.
Приметка автора: для деток и повзрослевших деток.
1. Много шума из ничего

Синдбад открыл глаза. Попытался повернуть головой. ""Вроде цел"", - подумал он, когда перед лицом возникли ноги в вышитых восточных башмаках. ""Где-то это уже было"" - мелькнула мысль. Моряк с трудом поднялся на одно колено и отряхнул с груди песок. Он осторожно оглянулся, окинув взглядом море позади себя с ""Номадом"" на дрейфе, неширокий песчаный пляж, на котором лежала его команда, мокрая и в большинстве своем бессознательная, и хозяина башмаков. Это был высокий приятный человек типичной восточной наружности в богатых одеждах вельможи. За человеком стоял отряд воинов, а по правую руку от него – черноволосая девушка в длинном платье, черноволосая и... потрясающая. По команде обладателя башмаков воины бросились поднимать и приводить в чувство команду. Два дня назад ""Номад"" едва не был захвачен пиратами, но ценой жизни почти всей команды - освобожден. Кроме друзей Синдбада, в живых осталось всего трое или четверо человек.
- Джафар, правитель острова - представился знатный незнакомец, - мы приветствуем тебя, капитан Синдбад, на нашей земле и… вы нам очень нужны... ваша помощь... просим прощения за столь странный способ доставки… -он нервничал, и плохо это скрывал. Было ощущение, что переживает он не за себя.
Синдбад только успел открыть рот, когда Джафар кивнул на море. Из волн, по велению ладони черноволосой барышни показался столб воды в форме человеческой руки и приветливо помахал.
Моряк произнес несколько нечленораздельных звуков, развел руками и кивнул. Точно, он помнил, что их смыло за борт волной... кажется, волной...
-Другого варианта не было, - оправдываясь, объяснил вельможа, - в водах вокруг острова живёт чудовище… ни одно судно не может подойти безопасно… вот нам и пришлось… так сказать...

Синдбад еще раз оглянулся, чтобы убедиться, что вся команда цела. Раненый Фаруз застонал. Его подняли двое воинов. Дубар и Ронгар – в порядке, Брин… Брин на берегу не было.
- Где она? Где Брин? - в голосе капитана смешались тревога и угроза.
Назвавшийся Джафаром очень быстро взглянул на девушку подле него и невозмутимо ответил:
- Я не знаю. Вероятно, что-то пошло не так... Магия - штука такая... мы найдем ее, не переживайте, капитан! Пройдемте с нами, нам есть о чем поговорить... Да и вашим друзьям нужна помощь, я полагаю...
Синдбад кивнул. Он уже практически пришел в себя, и даже успел обратить внимание на черноволосую, когда в небе над ними раздался птичий крик. Дермотт пикировал к красотке. Решив, что ястреб собирается напасть, Синдбад выкрикнул его имя, но в полуметре от девушки Дермотт вдруг раскрыл крылья, сбавил скорость, и, как показалось моряку, обнял ее.
Все это время девушка не выдавала практически никаких эмоций. Только при упоминании имени Брин глаза ее загорелись на миг и погасли. Теперь же она на секунду прикоснулась руками к птице и затем как-то неловко и резко оттолкнула ее, так что никто кроме капитана не увидел всей картины происходящего. Ястреб послушно взмыл в небо.
-Он перепутал вас с Брин, юное создание, - с очаровательно-наглой улыбкой проговорил Синдбад, приближаясь к девушке, - вы уж простите его.

Точеная головка была повернута к морю, и моряк не мог видеть глаз девушки. Ловелас со стажем, он был уверен, что там пылает либо страсть, либо стыд. Велико бы было его удивление, если бы он узнал, что там кипела ревнивая злость!

- Я думаю, нам пора отправиться во дворец! - провозгласил Джафар почти как победный клич, и вся честная компания отправилась вглубь острова. Черноволосая подошла к носилкам, на которых лежал Фаруз. Не сбавляя темпа ходьбы, она приложила к его ране какую-то мазь.
-Ну и где она? - услышала над ухом шипение черноволосая. Это был Джафар.
-Да жива она, жива. На другой стороне острова, - так же тихо ответила ведьма.
- Ты вообще помнишь уговор? Что за самодеятельность? Вернуть девицу сегодня же вечером! И уже без магии. И так достаточно. Ты поняла меня,...
- Джана, - перебила черноволосая, - сколько можно, запомни уже!
-... Джана, - закончил мужчина.
-Так-то лучше, - странно улыбнулась девушка и украдкой взглянула на небо в поисках ястреба, а затем как ни в чем ни бывало, оглянулась на команду, с интересом ее разглядывая. Она немного отстала от основной группы и теперь спокойно рассматривала спины моряков и, если везло, - профили, поворачивающиеся друг к другу при разговоре.

Вскоре они добрались до дворца. Халиф Багдада позавидовал бы такой роскоши. Но ни Синдбад, ни его команда не обращали внимания на шелка и благовония. Уставшие, потрепанные в бою с пиратами, раненые, они мечтали только об отдыхе, возможность которого Джафар тут же им и предоставил.

Джафар шел по коридору в том крыле замка, где разместились моряки. Навстречу ему шла черноволосая с миской воды и какими-то бутылочками в руках.
-Ты этого не сделаешь. Это неразумно! - остановил он её, когда они поравнялись друг с другом и одной из дверей. Девушка в ответ только многозначительно хмыкнула и постучала.
-Войдите, - раздался глухой ответ.
Джафар неодобрительно покачал головой, ведьма с торжествующим видом вплыла в комнату. Узкие окна бросали предвечерние блики на ее темно-зеленое шелковое платье. Капитан как раз пытался снять рубашку, но, разорванная в битве, она присохла краями к ране, и при попытке отделить ее от кожи причиняла сильную боль. Мнимая Джана проворно поставила лекарства на стол и уже была около капитана.
- Позволь перевязать твои раны, Синдбад...
Действительно ли моряк не заметил нежности в ее голосе, или просто не хотел замечать, но его простое ""да"" почти удивило девушку. Её устраивал этот ответ, и любого намека, лукавого взгляда, как там, на берегу, она не потерпела бы, но... действительно ли она этого хотела? Но Джана (будем пока что так ее именовать, хотя внимательный читатель наверняка уже знает истинное имя ведьмы) не позволила себе задуматься над этим вопросом. Она смочила края рубашки и аккуратно освободила рану.
Синдбад даже не скривился. Он молча наблюдал за ловкими пальцами незнакомки, обрабатывавшими его раны и поддавался болезненному плену грез. Другие руки он хотел бы видеть сейчас, другую голову, склоненную к его плечу в непритворной заботе... На секунду ему показалось, что косы красотки рыжего цвета. Но нет, это только заходящее солнце вдруг отразилось в черном зеркале ее струящихся по плечам совершенно прямых волос. Солнце ли? Солнце. Не бывает... Так ведьма ведь... У них все бывает. И глаза ее были не карими, когда она взглянула на него из-под длинных ресниц. Как не карими? Карими! Нет... Это бред. Джана больше похожа на Брин. Это он ищет в ней черточки той, другой, далекой. Родной. Синдбад зажмурился.
-Больно? - спросила Джана.
-Нет, что ты... Как мои друзья?
-Они в порядке, - как-то тихо проговорила девушка, точно боялась спугнуть его наваждение, - тебе нужно отдохнуть.
-Зачем мы здесь? Вам и вправду нужна наша помощь?
Он замечал, как бережно она его касалась, но не знал, как сильно хотелось ей прижаться к нему.
-Да, - громко и немного резко ответила она, чтобы разрушить этот мираж и поднялась, - Джафар все расскажет вам завтра. А пока, - она подала ему один из флаконов, - выпей, это восстановит твои силы. Я закончила с перевязкой.
Ее повелительный тон почти возмутил капитана. Но больше он злился за разрушенный призрак счастья. Джана быстро покинула комнату. Она не забрала с собой ничего из принесенного. Закрыв дверь, девушка оперлась о косяк, закрыла глаза и тяжело выдохнула.
- Я с самого начала говорил, что это плохая идея, - Джафар стоял, упершись плечами в противоположную стену, сложив руки на груди.
-Помолчал бы, - огрызнулась Джана.
-Где Брин?? Ты обещала к вечеру.
-Она на полпути сюда, - недовольно ответила ведьма и двинулась дальше по коридору мимо мужчины. Он перехватил было ее руку, но девушка возмущенно отпрянула.
- Я держу свое слово. Я не маленькая.
И она пошла по коридору дальше.
- Ой ли? - полусказал-полушепнул ей вдогонку вельможа, но Джана услышала. Она обернулась на секунду, затем продолжила путь.

Синдбад мирно спал. Вдруг его разбудил не то толчок, не то голос. Он сел на кровати. Все смешалось в его мозгу: тревога, предчувствие, голоса Мэйв и Брин, - у него был жар. Он спал не раздеваясь, так как не совсем улавливал суть происходящего и вполне ожидал ночного боя или еще чего-то подобного. Капитан вскочил с кровати и, шатаясь, пошел по коридору в том самом направлении, в котором двумя часами раньше прошла черноволосая.
-Мэйв... Брин... Джана... - говорил он, передвигаясь не без помощи стен.
Он сам не мог понять, к кому из них он идет. Но его услышали. Услышала Брин в непроходимой чаще, ведомая каким-то огоньком. Усышала черноволосая в другом крыле дворца. И обе одновременно выговорили его имя.
Джана тенью мелькала по проходам и коридорам. Где он? В какую часть огромного здания занес его ночной бред? Она металась печальной птицей, настойчиво ведомая его голосом где-то внутри собственной души. Он уже ближе. Она знала. Наконец она увидела его в одном из коридоров.
- Синдбад!
Слава Аллаху, он в порядке. Затуманенный взгляд моряка видел перед собой Мэйв. Джана не стала нарушать этот не-совсем-мираж... Она помогла моряку добраться до постели и влила в него добрую дозу лекарств, ведь завтра, возможно, их ждет отчаянный бой. Или нет. Но сейчас это не важно. Синдбаду становилось легче с каждой минутой. Колдовское зелье - оно и есть колдовское зелье.
Волшебница наслаждалась возможностью безнаказанно касаться его лица, волос. Вдруг в замке зашумели. По лестницам бежала стража.
-Брин! - услышали они громогласный окрик Дубара. Синдбад вскочил с кровати и, насколько это было возможно в его состоянии, поспешил к выходу.
Черноволосая беззвучно закричала. Она быстро вышла в оставленную незапертой дверь и спустилась во внутренний двор. Девушка замерла на ступеньках. Команда, исключая раненого Фаруза, радостно столпилась около Брин. Та рассказывала, каким образом добралась до замка и что ей пришлось пережить.
-Брин!-говорил капитан, - слава Богу, родная! Я так боялся за тебя!
Джана хмыкнула и развернулась было, чтобы идти обратно, когда следующая фраза Синдбада остановила ее.
-Я так боялся, что с тобой случится то же, что... что... в общем, -он тряхнул головой.
Синдбад отвернулся, пытаясь скрыть перекошенное болью лицо. Он редко показывал свои чувства, но пропажа Брин его разволновала.
-Брат...-Дубар неуклюже обнял капитана. Он не умел утешать, - Мэйв жива. Она вернётся, ну чего ты? - это звучало так фальшиво, что все умолкли. И тогда моряк увидел взгляд, который ощущал на себе все время с момента появления на берегу Джафара и его людей. Джана стояла на лестнице и со смешанными чувствами смотрела на капитана. Раздирающая ревность к этой странной женщине кипела во взгляде, иногда обнаруживая то тоску, то жалость, а то еще что-то, больше всего напоминавшее любовь.
На долю секунды воцарилась полная тишина. Команда также заметила Джану. Но неловкая ситуация разрешилась самым неожиданным образом. Послышался глухой удар и земля покачнулась под их ногами. Стража закричала что-то невнятное где-то на дворцовых стенах. Джана ухватилась за перила, чтобы не упасть. Все опасливо оглянулись. Руки мужчин непроизвольно скользнули к рукояткам мечей.
-Шайтан, почему так быстро? Голодная дрянь, - проговорила она почти что про себя, - за мной!
Последние слова были обращены к команде. Почему они безропотно послушались - неизвестно. Но первым за черноволосой побежал капитан. Что-то не давало ему в ней покоя. Она точно привязала его к себе, приковала, неизвестно как и почему. Но он пошел бы за ней в огонь. В воду, правда, скорее, сам бы повел.
Джана бежала по лестницам, на чем свет стоит проклиная длинную одежду. Толчок вновь повторился. Команда едва удержалась на ногах. Девушка открыла одну из дверей. Это оказался оружейный склад. Упрашивать моряков не пришлось. Пока они вооружались до зубов, Джана проворно отрезала юбку. ""Так-то лучше"", - подумала она, и, вооружившись обоюдоострым мечом, помчалась на окружавшую замок стену, увлекая за собой команду.
Когда моряки выбежали на стену, там уже кипел бой. Огромное существо атаковало скудную замковую стражу с воздуха. Химера имела тело гигантского льва, крылья размахом в несколько метров и человеческую голову. Женскую голову. Слабые кривые мечи стражи не могли принести ей сколько-нибудь ощутимого вреда. Команда, благодаря Джане, была вооружена непривычными для восточной традиции мечами - обоюдоострыми и... посеребренными...Это оказалось немаловажной деталью. Первый же удар Дубара вырвал у Химеры нечеловеческий крик. Она сильно взмахнула крылами, и ветер едва не сбил защитников стены с ног. Но они удержались и продолжали яростно отражать атаки.
Бой продолжался уже с четверть часа, и противники начинали уставать. Синдбад сделал удачный выпад и ранил лапу чудища. Ему не повезло - крыло смело его вниз с замковой стены.
-Нет!!! - закричала Джана, сражавшаяся плечо к плечу с капитаном.
-Нет!.. - вздохнула на другой стороне стены Брин.
-Ведьма! Выходи, ведьма! Я знаю, что ты здесь! Если не это маленькое отродье, то ты! - кричала хрипло Химера, - Ты сделала свой выбор, выходи, ведьма!!!
-Не называй меня ведьмой! - крикнула Джана, и выпустила в Химеру мощный поток огня из своих хрупких пальцев.
Чудовище зло захохотало.
-Ну вот ты и моя!!
Химера с небывалой силой взмахнула крыльями и воины вынуждены были прекратить атаковать чудище. Тогда Химера схватила Джану здоровой лапой и улетела прочь.
Бой прекратился. Стража уносила мертвых и раненых. Команда растерянно оглядывала поле битвы, когда к ним подошел Джафар. Дубар только было открыл рот, чтобы потребовать объяснений, когда запыхавшаяся Брин подбежала к ним.
-Где Синдбад?
Взгляды всех устремились вниз со стены, но во тьме тщетно было пытаться что-то разглядеть.
Команда не сговариваясь бросилась вон из замка. Они рыскали по каким-то зарослям и кустарникам, очень густым и преимущественно колючим.
-Синдбад, брат!
-Капитан!!
Вдруг послышался стон. Что-то белое виднелось в кустах.
-Синдбад! - его вытащили из кустарников, смягчивших его падение, но изрядно исцарапавших тело...
-Жив?
-Да жив, жив... Химера, она..?
-Она унесла Джану, - ответил Дубар. Каптиан сжал зубы, - Думаю, нам пора кое о чем расспросить Джафара... Идти можешь? - обратился он к брату.
Синдбад ответил положительно. Но шел все же прихрамывая.

Джафар уже ждал их в уютной гостиной.
-Садитесь, нам нужно поговорить.
-Вы удивитесь, но мы то же самое собирались предложить вам, - ответил капитан. К ним уже присоединился исцеленный ведьмой Фаруз.
-Я с самого начала был против участия в этом деле ...Джаны, - начал он рассказ, в сотый раз запнувшись на имени черноволосой, - но она настояла... Впрочем, не время оправдываться... Начну я предыстории... Три года назад я женился.
-Поздравляем, - мрачно отвечал Синдбад. Исчезновение Джаны сильно на него подействовало. Дубар укоризненно посмотрел на брата, мол, не перебивай, и так нервы на пределе.
-Моей женой стала волшебница Кейя. Она - ученица великого мага.
Капитан опустил голову, силясь что-то вспомнить и вопросительно взглянул на Дубара. Тот кивнул.
-Да, вы правы, - ответил на их не заданный вопрос Джафар, - это ученица Дим-Дима, вы играли с нею и другими будущими магами, воспитываясь у старика... Так вот, Кейя стала моей женой... Два года назад что-то случилось с Дим-Димом...
-Он пропал, - перебил Фаруз, но никто не обратил на это внимания.
-Кейя точно не знала. Но когда это произошло, она лишилась его защиты, в которой очень нуждалась в тот период... потому что была беременна... беременна одной из самых могущественных волшебниц будущего... И тогда на острове поселилась Химера. Ее прислала другая ведьма, темная... Дочь великого князя тьмы...
-Румина, - выдохнула команда.
-Да, кажется. Некоторое время мы могли справляться с Химерой. Кейя велела изготовить мечи, которые у вас в руках... Только они могут причинить сколько-нибудь ощутимый вред Химере... Магия против нее бессильна...
-Почему же этих мечей нет у стражи??- удивился Синдбад.
Джафар печально улыбнулся:
-Они же не совсем обычные... Хоть и не магические, но и не без помощи волшебства сделаны. Только герои могут с ними справиться. Смотрите!
Он взял меч у Брин и дал его воину, охранявшему дверь. Тот послушно взял. Тогда Джафар вынул свой меч и велел воину защищаться. Но меч упорно не слушался, норовя то и дело ударить своего хозяина, а потом вылетел из его рук и лег у ног Брин.
-Вот так, - сказал Джафар, убирая свой меч в ножны, - Кейя запретила мне сражаться с Химерой, опасаясь, что дочь может остаться без отца... и заколдовала меня... я могу брать в руки мечи, но сражаться ими - нет. Но беда не в этом. Химера питается магией. Если ведьма использует против него магию, то остается бессильной. Прирожденных ведьм и волшебниц она лишает сил и забирает с собой.
-Зачем? - переспросила Брин.
-Полностью лишить прирожденную ведьму силы невозможно. Время от времени магия восстанавливается. Химера постоянно питается их силами. А потом убивает, когда те слишком устают. Год назад Химера унесла Кейю. Она использовала магию... пытаясь защитить дочь. Полносильную волшебницу Химера унести не может. Почему - не знаю.
- Что-то вроде резус-конфликта, - с видом знатока ответила Брин, - не спрашивай, откуда я это знаю, - -ответила она на вопросительный взгляд Фаруза.
- Все это время моя дочь не использовала магию и была неинтересна Химере. Но уже около недели как Айна научилась пользоваться своими силами... Моя годовалая дочь веселится вовсю... И Химера знает об этом. Вот, собственно, поэтому здесь вы и ... Джана, - он снова забыл ее имя. Она охраняла Айну, хотя это очень опасно для нее... даже там, на берегу, помните? это было безрассудством... И действительно, Фаруз вспомнил, что в носилках рядом с ним еще кто-то находился, но решил, что это были галлюцинации раненого.
-Нет, это была реальность, - улыбнулся Джафар, - Это была моя Айна. Какая беспечность! Как она уверена в своих силах, маленькая рыжая ведьма! Думала, что постоит за двоих... Ей так не терпелось увидеть вас, - Джафар понял, что сболтнул лишнего.
Но то ли дала о себе знать многодневная усталость, то ли мандраж после боя, но никто не заметил его оговорки. Джафар про себя помолился.
- Где сейчас Айна? - спросила Брин.
Джафар встал и махнул рукой, приглашая идти за собой.
Он миновал несколько рядов стражи и отворил двери. Вместо скрипа петель раздался птичий крик.
-Дермотт! - птица села на руку Брин.
Он что-то возмущенно ей рассказывал. Ведьма сначала удивилась, потом рассмеялась.
-Джана велела ему смотреть за ребенком и запретила вмешиваться в бой! - прокомментировала Брин, - но Айна оказалась сложной подопечной!
В этот момент по комнате пролетел подсвечник, и Дермотт с криком полетел от него прочь. Они так и кружили по комнате, ястреб и подсвечник, под дружный хохот команды и маленькой очаровательной Айны. Отец с укором посмотрел на девочку, и подсвечник вернулся на свое место. Дермотт довольно крикнул и уселся на спинку стула. Но вместо этого хоровода шелка, формирующие балдахин над кроваткой затанцевали под какой-то восточный мотив, который звенели сосуды с благовониями на полке, источая аромат мускуса. Джафар взял дочь на руки и все прекратилось.
-Я прошу вас мне помочь. Нужно уничтожить Химеру, пока она не уничтожила Айну...
-И Джану, - добавил Синдбад.
-И все будущее магии, - закончил Джафар, - и еще... может быть... если это только возможно... не знаю, жива ли Кейя...
Синдбад снова сжал зубы. Он взял маленькую Айну из рук отца.
-Он стал сентиментальным, - отметил Дубар. Ронгар кивнул, а Брин только улыбнулась. Но нужно было что-то делать, как-то спасать волшебниц. Весь остаток ночи они разрабатывали план, но рассвет слишком спешил, и команда решила выступать немедленно.
Синдбад выглядел скорее встревоженным, нежели уставшим. Внутренний трепет, вызванный этой странной черноволосой ведьмой не давал ему покоя. Хорошо нам судить и догадываться, сидя в уютных креслах и пробегая глазами строки... Уставшей команде, и без того находящейся в постоянной тревоге трудно было трезво взглянуть на Джану. А она все больше поддавалась своим эмоциям, и Джафар это видел. Он боялся, что команда догадается, и тогда... Нападение Химеры отодвинуло все тревоги, догадки и размышления на задний план. Сейчас прежде всего было дело...
Было решено, что Дермотт и Джафар останутся охранять ребенка, а команда отправится на поиски Химеры. Оба возмутились, однако капитан не потерпел бунта. Ястреб и человек смирились.
С первыми лучами солнца Фаруз обследовал территорию вокруг поля боя и наконец обнаружил, в каком направлении улетело чудовище. Синдбад боялся спрашивать у него, каким образом он это определил, но Фаруз рассказал сам - по каплям крови. Они были видны до тех пор, пока Химера не набрала высоту и капли уже не достигали земли и, вероятно, были снесены ветром. Как хотелось верить, что это кровь Химеры, а не Джаны!
Глаза капитана сверкали недобрым огнем. Брин первой заметила это:
-Синдбад...
-?
-Кто она? Эта женщина?
Моряк отвернулся. Он не знал ответа на этот вопрос. Он не знал причины своей тревоги. Не знал, почему светится радужный браслет. И болит сердце.
А Джана и Дермотт могли ответить на все эти вопросы. Но второй отвечал только Брин и только на те вопросы, на которые считал нужным ответить. Первая же была в лапах у чудовища, бессильная и раненая, возможно, даже мертвая.
-Нет! - сказал Синдбад вслух. Вся команда обернулась на него и он понял, что выдал свои мысли. Ну и что? Плевать. Она жива, он уверен.
Они шли уже несколько часов на север, ведомые лишь одной надеждой, что Химера не сменила направление.
-Капитан! - тревожно позвал Фаруз
В логове Химеры, в каком-то полуразрушеном подземелье очнулась черноволосая. Еще не совсем осознавая происходящее, она назвала имя. Его имя. Как мог капитан не узнать ее! После всего, что они пережили вместе. Она поморщилась. То ли от банальности фразы, то ли от того, что в руки ей впились цепи. Цепи? Это чудовище львиными лапами сумело надеть цепи? Несправедливо. Он не узнал ее. Но ведь она сама не хотела этого! Что за пещера? Или это подземелье? и что это за девица с Синдбадом? И почему так болит бок? Рана... Черт, кровь...
Мэйв снова поморщилась (а это был никто иной, как она, ну, впрочем, это и так уже ясно). Хорошо хоть для поддержания этого заклинания не нужна ее магия... то-то Синдбад удивился бы, обнаружив ее здесь!.. и все-таки, как Химера надела цепи?
Но поток ее мышления прервала темная фигура, закрывшая лившийся из прохода свет.
-Румина?
-Мы знакомы? - криво ухмыльнулась та, - молчи, ведьма, ты здесь не одна! - прикрикнула она на томившуюся в углу в клетке женщину. Та попыталась было что-то сказать Румине, но окрик ее остановил. Мэйв только сейчас заметила Кейю. Та была заключена в огромную клетку, одной стеной для которой служила, собственно, стена подземелья с маленьким окошком у самого верха. Вероятно, где-то там и была поверхность.
-Ну и зачем ты сюда притащила эту? - поинтересовалась Румина у Химеры, - она же не рожденная ведьма, так, самоучка... совсем без сил, бедняжка, - притворно-иронично говорила она, - мне нужен ребенок!! -рявкнула ведьма.
-Ты глупа, Румина! - хрипело чудовище из-за спины Мэйв. Та резко обернулась. И Химеру она тоже не видела, точно вместе с силами она потеряла и всякую осторожность.
-Ты глупа! Мамаша Кейя и эта девица - ключ к отродью... Капитан многое за нее отдаст!
Румина зло глянула на Джану-Мэйв.
-Так это и есть та самая Брин? Но ведь та - прирожденная ведьма, а эта - слабачка... - задумчиво проговорила Румина.
-Брин-не Брин, а я тоже когда-то была женщиной... и я видела, как капитан защищал эту девку...
-А, новая подружка Синдбада? - Румина презрительно взяла Мэйв за подбородок, та резко отдернула голову. Румина захохотала.
-Это не надолго, Химера... Они у него не задерживаются... Он не будет рисковать будущим магии ради очередной юбки!
-Посмотрим! - прошипела Химера.
-Некогда мне в твои игры играть! Делай что хочешь, но ребенок к полуночи завтрашнего дня должен быть у меня, без сил!!
Румина исчезла. Химера захохотала. Мэйв поморщилась и тихонько поползла к Кейе.
-Капитан! - крикнул Фаруз.
Они были на верном пути. Учёный заметил испачканную в крови ветку, и не одну, точно кто-то цеплялся окровавленной рукой за кусты.
Команда замедлила шаг. Нужно быть осторожнее. Брин не отходила от капитана. Она чувствовала его тревогу. Вокруг было тихо. Слишком тихо.
...В подземелье Мэйв подняла голову, точно спохватившись или от внезапного толчка: ""Синдбад! Нет... не иди... стой!""...
-Синдбад! нет... не иди... стой! - Брин схватила капитана за плечо как раз в тот момент, когда он занес ногу над невесть откуда взявшейся пропастью, из которой секундой позже полыхнуло пламя.
-Ты знала? - сглотнув, спросил капитан. Он тушил прожженный рукав.
Брин покачала головой. Откуда возникли эти слова в ее мозгу, она ответить на могла. Но было не до разборок. Теперь пламя пылало между ними и логовом Химеры (они несомненно были на правильном пути, вот только пути-то уже и не было) . Блики огня отражались на исцарапанном лице капитана. Брин с ужасом отметила, что Синдбад больше всего походил сейчас на воплощение ада - в его глазах горели ярость и ненависть.
Но это заметила не только Брин. Ронгар положил руку на плечо друга, а Дубар, не глядя на брата, промолвил:
-Ты плохо усвоил урок Малы. Ты все еще на пути зла, - Дубар не умел излагать красиво, зато говорил неизменно точно.
Пламя чуть угасло, стал виден противоположный обрыв.
Синдбад прищурился.
- У меня отняли почти все, чем я дорожил. Я больше не допущу ничьей гибели!!
Пламя вспыхнуло сильнее. Теперь оно, казалось, достигало неба.
- Больше они никого у меня не отнимут!
-Она не твоя, - с силой выдохнул Дубар, - у нас другая цель!
Тогда пламя точно выплеснулось на команду, и они упали, пытаясь отстраниться.
- Твоя ярость, Синдбад! - осенило Брин, - это пламя - это твоя ярость!
Команда медленно осознавала сказанное. Ведь пламя и вправду подчинялось чувствам капитана.
Синдбад не хотел этого признавать, но внезапное воспоминание о солнечном блике на черных волосах вызвало такую волну нежности, что пламя быстро оказалось где-то на дне пропасти.
Оставалось только перебраться на другой берег. Но тут огонь вспыхнул с новой силой.
-Брат!!
Теперь капитан уже осознанно смирил ярость и злость. Пламя вновь скрылось. Все вздохнули. Но как преодолеть пропасть?
- Иди, - сказала Брин, - просто иди. Все гораздо проще, чем кажется.
-Я всегда знал, что вы не любите своего капитана, - попытался пошутить Синдбад. Он вновь представил солнечный блик на волосах и сделал шаг.
""Так уже было"", - подумал он, вспомнив о невидимом мосте. Но это был не мост. Он проверил ногой. Твердая поверхность была везде. Пропасти не было. Когда вся команда шагнула за капитаном, под их ногами оказалась твердая земля, никаких признаков пропасти не осталось. Фаруз исследовал все вокруг, но не обнаружил даже намека на трещину. Тем не менее, Синдбад ясно понимал, что это не все. Но дорога оказалась на удивление спокойной, точно главное испытание уже было позади. Но увы, это была только увертюра. Химера подпустила Синдбада к самому входу в свое логово и стеной огня отделила от друзей. Команде показалось, что огонь охватил Синдбада, а они сами не могли двинуться с места.
-Что она с ними играет как ребенок! - зло бросила в оракул Румина, наблюдая за происходящим, - эти все ее человеческие страхи, обиды... надо было все-таки вырвать у нее сердце, - с сожалением отметила ведьма.
Огонь полукругом обошел вокруг моряка, оставляя его одного на небольшой площадке, которую противоположным полукругом формировали горы с входом в подземелье. Площадка была достаточно больших размеров, чтобы вести воздушный бой.
-Отличное место, чтобы умереть, - подумал Синдбад. Без команды его шансы на победу стремились к нулю.
Пути к отступлению отрезаны, но сдаваться Синдбад не собирался. Он занял оборонительную позицию, однако никто не спешил на него нападать.
-Моряк! - прохрипела Химера, приземляясь на скалу, - принеси ребенка, моряк! Или твоя ведьма умрет!
С этими словами Химера махнула лапой, и на скале рядом с ней возникла клетка с Джаной и Кейей.
-Отпусти их! - Синдбад рванулся вперед и попытался забраться на скалу, чем вызвал только смех Химеры. Она посмотрела на клетку и Джана упала под ее взглядом.
-Не смей! - закричал Синдбад, бросив тщетно атаковать скалу. Он оглянулся в поисках помощи. Вокруг пылало пламя, а в ушах у него гремели слова Дубара: ""Ты плохо выучил урок Малы"". ""Но я ведь усмирил свою ярость!"" - отвечал он сам себе, -""где вы?""- мысленно обратился он к команде. Пламя стало тоньше, и он услышал за спиной шепот. Вероятно, они тоже уже могли его слышать.
-Химера! Мы принесли ребенка! - услышал он крик Брин за спиной, - погаси пламя и ты получишь его!!
Синдбада передернуло. Неужели Брин блефует? Или Джафар все-таки отправился за ними следом с дочерью?
Его худшие опасения подтвердил голос Джафара:
-Отпусти мою жену и Джану! я отдам тебе дочь!
Синдбад не верил своим ушам. Что они творят? Химера зло захрипела. Пламя было не в ее власти. Она попала в сети собственной игры. Все решил капитан. Он не знал, что теперь это пламя - его гордыня, но одним-единым острым желанием ощущать рядом помощь друзей он усмирил ее. Это желание убило гордыню. Синдбад не оглядывался. Он знал, что команда уже перепрыгнула пропасть и выстраивалась в боевой порядок. Брин держала на руках спеленатого ребенка. Завязался бой.
Химера била крыльями и когтистой лапой пыталась разогнать команду, но серебряные мечи неизбежно отражали ее атаку. Чтобы Брин могла полноценно сражаться, Айну взял на руки отец. Синдбад все время норовил закрыть ребенка, но Джафар точно намеренно выходил в относительно опасную зону.
-Отдай женщин, Химера! - закричала Брин, выхватывая ребенка у Джафара и бросаясь к пропасти.
Химера захохотала.
-Еще чего! Я и так отниму ее!
-Отдай их или ребенок умрет!
В следующую секунду произошло страшное. Химера ринулась над головами команды, которая даже не пыталась ее остановить. Брин разжала руки и выпустила ребенка в пропасть. Синдбад с адским криком рванулся на помощь, но его удержал Дубар. В два прыжка Ронгар оказался у клетки с пленницами, которую уже никто не охранял. Фаруз закрыл собою Джафара.
Химера взвыла и готова была напасть на команду, но и здесь ее расчет оказался неверен. Столб магии трех цветов сбил ее на землю. Это Брин в мгновение ока добралась до освобожденных ведьм. Химера не удержала равновесие и упала на ловко подставленный меч Дубара. Тот вовремя отскочил от падающего на него чудища, увлекая за собою брата. Химера корчилась на земле в предсмертной агонии. Все было кончено. Внезапный закат кровью залил скалы.
-Айна, - простонал Синдбад. Он чувствовал, что допустил страшную трагедию.
Дубар негромко рассмеялся, не желая нарушать странную тишину после боя:
-Брат, это была кукла...
Три ведьмы спускались со скалы. Джафар бросился к жене, Ронгар помог спуститься обессиленной Джане, Фаруз подал руку Брин. ""Ты как?"" - бросил капитан последней. Та успокоительно кивнула. С легким сердцем моряк подбежал к черноволосой. Он принял девушку из рук Ронгара, и поддерживал ее, помогая идти. Черные волосы растекались по его плечам, тонкие руки точно ломались от усталости, цепляясь за его одежду. И ничего дороже этого не было для капитана. Фаруз рассказывал что-то о том, как Джафар догнал их, о том, как Брин удалось вернуть силы волшебниц, но он не слушал. Он только держал это стройное тело. В какой-то момент Джана споткнулась, так как не в силах была больше идти. Тогда моряк поднял ее на руки. Казалось, что она ничего не весила, точно он нес ребенка. К реальности его вернул голос Брин. Почему-то именно она оторвала его от сладкого дурмана. Правда, он никак не мог разобрать, что она говорила. Наконец, до него дошел смысл ее слов: завтра нам нужно плыть дальше.
Фраза звучала у него в мозгу бешеной дробью. Он не мог и не хотел терять Джану.

Мэйв поняла это. Она почти услышала, как он это произносит. Но капитан молчал, а ведьма, судорожно цепляясь за его плечо, плакала беззвучно и без слез. Черные волосы закрывали ее лицо от посторонних, и только Синдбад почувствовал ее мелкую дрожь. Он хотел уже было остановиться, когда услышал голос Дубара:
-Все, ребятки, привал!
Только тогда он понял, что вокруг - лес и глубокая ночь.
Он бережно опустил девушку на разложенные Фарузом одеяла.
Пылал костер. На вертеле жарился небольшой вепрь - от кинжала и меча Ронгара еще никто не уходил. Джана сидела под деревом, пытаясь заставить себя не уснуть. Капитан не сводил с нее глаз. Брин молча шевелила угли, стараясь не смотреть на них. Все остальные шумно болтали. Наконец сон сморил Мэйв, и Синдбад бережно уложил ее. Понемногу вся команда улеглась, только Дубар ушел в дозор, а Синдбад остался возле спящей черноволосой. Где-то за полночь она проснулась. Силы вернулись к ней быстро, вероятно, помогло заклятие Брин. Она открыла глаза и встретилась с его нежным взглядом. ""Нельзя!"" - подумала она и приподнялась. Капитан охотно предложил ей помощь. Девушка отвернулась, заставив себя оторваться от его взгляда.
-Джафар был прав, - вздохнула она.
-В чем же?
-Прости, Синдбад, прости, - она встала довольно резко. Быстро вложив в ножны меч, так, что он не успел ничего понять, Джана исчезла в сени леса. Юбка, неудачно обрезанная кинжалом, цеплялась за кусты, но ведьма не выбирала дороги. Она шла, смахивая слезы, срывала разодранные рукава и проклинала все на свете, забыв о магии слова.

-Так тебе, ведьма!! Кем бы ты не была! - зло захохотала Румина в своем логове и закрыла тряпкой оракул.
Синдбад быстро догнал девушку. Он схватил ее за руку так резко и неожиданно сильно, что она вскрикнула.
-Прости, - шепнул он, не отпуская.
-Пусти меня. Или я заставлю тебя это сделать! - она зло посмотрела на него. Хорошо, что он не видел сейчас ее глаз, иначе он точно узнал бы этот взгляд!
Моряк послушно отпустил ее, но она не нашла в себе силы идти дальше. Она стояла, прерывисто дыша. Из-за облаков выглянула луна и стало достаточно светло. ""Уйди прочь!"" - мысленно шепнула Мэйв светилу, но та не послушалась. Девушка закрыла глаза, собираясь с силами, чтобы сказать слова прощания и уже набрала воздуха в грудь, когда его губы оказались слишком близко к ее собственным. Глаза Мэйв распахнулись и это на секунду остановило капитана, когда раздался голос Брин:
-Синдбад! Где ты? Синдбад!
- Джана! - позвал Дубар.
Они бросились к лагерю, капитан предусмотрительно взял черноволосую за руку, дабы она вновь не надумала сбежать.
Оказалось, что при смене часового не обнаружили двоих и забили тревогу. Синдбад объяснил, что услышал в лесу странный шорох, а Джана присоединилась к нему, и все сделали вид, что поверили капитану. Только Брин молча приняла смену и отправилась патрулировать окрестности. Все снова легли спать.
Утро застало Синдбада в виде скользившей по его лицу руки. Он резко и нежно перехватил ее и открыл глаза.
-Брин??
Девушка смутилась и отпрянула, вырвав руку.
Где же Джана? Неужто сбежала? - никак не мог успокоиться капитан. Команда еще не проснулась, только Джафар и Кейя сидели уже у потухшего костра и не могли наговориться. Синдбад встал. Джаны нигде не было. Он прошел немного по лесу в сторону небольшого ручья. И вправду, ведьма сидела на его берегу, втирая во вновь открывшуюся рану на боку какую-то мазь. Капитан сел рядом. Он обратил внимание, что на ее руке остались следы от когтей Дермотта. Значит, он сидел на ее руке без перчатки. Синдбад коснулся ее запястья.
-Почему Дермотт тебя слушается?
-Вам не так просто будет уплыть, - сказала она вместо ответа, - в водах вокруг острова живет чудовище - еще одно исчадие Румины...
Джана подняла взгляд на моряка. Она рукой потянулась к его лицу и аккуратно нанесла мазь на царапины. Его ночные прогулки по кустарникам здорово исцарапали кожу. Джана подвинула ему сосуд со свежеизготовленной мазью, хотя он не отказался бы, чтобы о на сама обработала царапины.
-Я не боюсь чудовищ! - с вызовом ответил капитан.
-Зря, - буднично ответила ведьма.
-Нет, не зря, - голос Брин, с такими же нотками вызова, как и у капитана, раздался за ее спиной. Ведьма выглядела спокойно, - Румина ушла. И забрала свое детище с собой. Я знаю.

Впервые они столкнулись лицом к лицу. Две женщины. Две ведьмы. Джана-Мэйв поднялась на ноги, немного поморщившись от боли в боку. Она готова была ко всему. Они смотрели друг на друга, не обращая внимания на опешившего Синдбада. Черноволосая привычным жестом откинула волосы. Это удивило Брин. Волосы незнакомки были гладкими и не имели объема, они совершенно ей не мешали... Жест скорее был делом привычки, но разве это важно... Капитан - мужчина, и не поймет этого... Того, что Джана - не та, за кого себя выдает... Разве важно, что в незнакомке все настораживает? Нет. будь она хоть дьяволом во плоти, это не имело значения. Но она очаровала капитана, и поэтому... Брин уже готова была вынести мысленный приговор, когда Джана судорожно схватилась за бок и медленно опустилась в траву. Ревность сменилась милостью, когда Брин увидела реакцию Синдбада. Его искренняя забота и нежность заставили ее саму броситься на помощь черноволосой. А у Синдбада было время сравнить двух женщин и понять, что Джана ничуть не походит на Брин, и не ее отражение он видел в этой странной ведьме... но позволить себе дерзкую мысль он не рискнул... он даже не смог мысленно проговорить имя... слишком уж сказочно это звучало... его размышление прервало падение девушки. Да, когти Химеры, похоже, были не то отравлены, не то зачарованы...
Капитан на руках нес ее до самого дворца, судорожна сглатывая ком в горле. Брин тревожилась. Она не могла помочь Джане. В такие моменты ревность уходит на второй план. Синдбаду передалось беспокойство Брин. Он ощущал, что теряет Джану, снова теряет. Нет, он больше не намерен! Не намерен, слышите, вы, светлые, темные, серые, Шайтан вас разбери!

Мэйв очнулась ночью следующего дня. На полу у ее кровати сидя спал Синдбад. Команда так и не отправилась в дальнейшее плавание, хотя надвигался шторм, а им нужно было добраться до Багдада в ближайшее время. Если остаться пережидать непогоду на острове, груз шафрана не будет доставлен вовремя... Фаруз убеждал Синдбада, что если они опоздают, то их друг, для которого, собственно, и везли пряности, вовремя не предоставит их могучему визирю Гаирру, за что поплатится головой. Капитан мрачно выслушал доводы и сказал, что утром корабль отправится в плаванье. Если Джана не придет в себя, то без капитана на борту.
Но она очнулась. Еще слабая, Мэйв провела рукой по волосам капитана. Его голова покоилась на краю ее кровати. Бедняга, он совсем измотался. Мэйв приподнялась. Бок не саднил. Ее собственные мази действовали отлично. Хорошо все-таки быть ведьмой. Она встала с кровати и села на пол рядом с Синдбадом. Мэйв тихо-тихо шептала ему воспоминания о их приключениях, странствиях, о том, как скучает по нему, и еще о чем-то банальном, но таком важном, только им двоим понятном. Он снова был целиком в ее власти: утомленный и изнервничавшийся, он спал,не выпуская меча из рук, спал крепко и ... тревожно. Только иногда лицо его озаряла улыбка, и он отдавал во сне какие-то команды, и ронял имена... и имя той женщины. Брин. Брин. Брин. Почему она? Зачем она? Мэйв понимала, почему Брин в то утро в лесу так нежно касалась его лица. Спящий Синдбад был настоящим Синдбадом. Ее капитаном. Ее моряком. Ее... Слабость и головокружение прервали ее грезы. Она вынуждена была снова вернуться в постель. Ее рука легла на голову Синдбада, и девушка уснула.
Утро прошло в молчаливых сборах. Джана не отходила от Дермотта, стараясь не смотреть на команду. Говорить никто не мог и не хотел. Поднялся сильный ветер. До шторма нужно было успеть дойти до Багдада. Или хотя бы выйти в открытое море, ведь волны у берега всегда сильнее... Да и впервые ли ""Номаду"" плыть в шторм? До моря добирались тоже молча. Потом... Какие-то ненужные фразы, пустые слова, среди которых прозвучали самые болезненные - прощальные.Кейя с Айной на руках по магической традиции благословили моряков. Джана обняла каждого, найдя по несколько особых слов родным людям. Когда дошла очередь до Синбада, он сказал первым:
-Плыви со мной.
-Нет.
-Я вернусь за тобою!
-Меня здесь не будет, - Джана не поднимала глаз. Сердце болело больше, чем рана.
-Уходи! - сказала она с болью, и Ронгар счел нужным оттащить друга, который готов был уже остаться на острове.
Команда отошла уже на несколько шагов, когда Синдбад вырвался из цепких рук Ронгара и рванулся было к ней. Джана не выдержала этого и щелкнула пальцами. Столб дыма рассеялся и на его месте ведьмы не оказалось. Синдбад закинул в сердцах голову, собираясь что-то сказать, но промолчал. Он и так стал слишком сентиментальным. Глаза Брин горели ревнивым огнем.

На скале стояла одинокая женская фигура в длинном платье. Холодный штормовой ветер трепал черные волосы и растирал по лицу слезы. Она не отводила взгляда от ""Номада"".
-Ты сама этого хотела, - раздался за спиной голос Джафара, - ты же знала, что пока ты слаба, а Румина - могущественна, ты не сможешь раскрыть себя.
-Молчи, - не оборачиваясь, ответила Мэйв, - я все знаю. Но я женщина.
Джафар кивнул, вздохнув, и оставил ее одну. А зоркий глаз еще долго видел вдали женскую фигуру на скале. Глаз ястреба, сидящего на руке странной женщины со звенящим именем Брин.
2.Ведьма в зеркале

Капитан стоял у штурвала. Его вялый взгляд блуждал по такелажу - ночной шторм изрядно потрепал судно. Крыса с писком подбежала к корме и издохла прямо у ног моряка. Тот злобно поддел ее носком сапога. Вероятно, последняя. И то не понятно, как еще жила. Уже месяц ""Номад"" не принимал не один порт - на борту свирепствовала чума. Мертвых было мало только благодаря стараниям Брин. Но сегодня слегла и она. Синдбад был единственным, кто держался на ногах. Ну, еще Дермотт. Ему было запрещено сидеть на палубе рядом с больными, и птица послушно боролась с ветром где-то в снастях. Капитан простоял у штурвала всю ночь и понимал, что скоро свалится сам . Если не от чумы, то от усталости точно.
В голове мелькали картины последних нескольких лет. Друзья, женщины, приключения... Брин, его помощь и опора. Мэйв, его... не важно, кто. Джана... Уже больше месяца, как она растворилась в столбе дыма, а он все никак не мог выбросить эту женщину из головы. Сам того не желая, он в мыслях то и дело возвращался к ней. Но спустя время, с учетом постоянного присутствия Брин и тревог относительно чумы, ее образ приобретал какие-то иные очертания. Чертовски знакомые... Он потерял ее. Он потерял Мэйв.
-Ты нужна мне! Как же ты мне сейчас нужна! - он и сам не знал, к кому общается.

... В стену полетела очередная склянка. Раздался маленький взрыв, и комнату окутал дым.
-Ты с ума сошла! - Дим-Дим открыл окно в сад, - Я же сказал, нет.
-Значит, я сама это сделаю! Ты меня не остановишь! - еще одна склянка полетела в стену. Мэйв была в бешенстве.
-Это самоубийство! - Дим-Дим не кричал, но его голос звучал очень убедительно.
-Тогда помоги, - Мэйв вдруг превратилась из разъяренной ведьмы в просящую женщину, - я буду осторожной, пока время не придет, я обещаю.
Учитель беспомощно развел руками.
Синдбад закрыл глаза. Лечь бы сейчас, прямо здесь... Заснуть, а проснуться, когда это все закончится... У борта вспыхнул столб дыма. Когда он развеялся, опершись на поручень, стояла Джана. Синдбад как раз закончил маневр между рифами и вывел корабль на спокойную воду. Он зафиксировал руль и со словами: ""Нет, определенно пора спать"" прошел мимо девушки. Она кашлянула. ""Синдбад?"" Нет, она ему не снилась. Она была реальной.
-Джана... Джана!!
Жаль, что команда их сейчас не видела.Синдбад прижал девушку к себе так сильно, что та чуть не вскрикнула. Она заглянула в его глаза, и уже готова была все ему рассказать... Но сейчас было не до нежности. И уж точно не до откровенности.
-Чума...
-Я знаю, - Джана грустно улыбнулась, - я поэтому здесь. Это не чума. Вернее, не совсем чума...Где команда? - спросила она, не вдаваясь в подробности происхождения страшной болезни.
-Внизу... Но тебе туда нельзя! - опомнился капитан.
-Чего это вдруг? - горделивые нотки отчетливо зазвучали в ее голосе.
-Я не хочу, чтобы ты заразилась, - капитан посмотрел куда-то вдаль.
Джана хмыкнула и шмыгнула вниз, моряк и слова сказать не успел. Ему оставалось только опрометью броситься за ней.
Состояние команды было плачевным. Джана тщательно осмотрела каждого под непрерывные, но очень слабые комментарии Фаруза. Он то и дело пытался что-то доказать и объяснить девушке, пока та, наконец, не выпалила:
-Замолчи, а то прокляну!
Дубар попытался улыбнуться. Знакомая ситуация. Но увы, его состояние не располагало к смеху. Силач очень болезненно воспринимал то, что он не может свободно двигаться и обходить себя. Его гордость была задета. Фаруза чрезвычайно угнетал то факт, что он, будучи медиком, умудрился заразиться одним из первых. Ронгар относился ко всему проще. Но хуже всех было Брин, она таяла на глазах.
-Это бубонная чума, я тебе говорю! - попытался все-таки возразить ученый, за что был награжден испепеляющим взглядом, и умолк.
-Это дело рук Румины. Она подослала зараженных крыс, - резюмировала Джана, - всех мышей и крыс на ""Номаде"" всегда истреблял Дермотт... -
Синдбад не стал удивляться ее осведомленности. Он уже смирился с тем, что в Джане вопросов больше чем ответов раз эдак в 200.
Джана продолжала:
-Я мало могу. Остановить процесс... Но чтобы вылечить, мне нужны травы... Особые травы.
Капитан вопросительно взглянул на нее.
-Это полуболезнь-полумагия... Поэтому сгорает Брин. Нам нужно торопиться.
С этими словами Джана стремительно вышла на палубу. Капитан все так же молча пожал плечами и двинулся за ней.
С минуту он не мог найти глазами девушку. Наконец, он прошел по кораблю и заметил ее на камбузе. Под болтовню Дермотта Джана копалась в ящиках, извлекая на свет Божий всевозможные склянки и мешочки. Синдбада передернуло.
-Это снадобья Мэйв...
Джана подняла на него глаза.
-А она много для тебя значит...
Внутри девушка торжествовала. Капитан принялся помогать ей. Совсем не приличное для ястреба чириканье сменило тон.
-Так! - предупредительно прикрикнула на него Мэйв, - давай без этих шуточек!
Но Синдбад дал себе слово ничему не удивляться. Час спустя зелье было готово. Джана отлила часть в пиалу и добавила туда еще какой-то порошок.
-Это для Брин, - пояснила она.
-Зачем это все Румине? Я не понимаю... - капитан не знал, что говорить.
-У нее три цели: месть, ты и Мэйв, - Джана сунула ему в руки кувшин с варевом и пиалы, сама взяла ложки и питье для Брин.

-Хм, умная чертовка! - Румина скривилась, глядя в оракул, - но только теперь мне нужна еще и ты! Думала, взяла это отродье, как там ее... Айну! под свою опеку, и я так это оставлю? ну нет уж!
Румина подула на оракул. Море вокруг ""Номада"" заволновалось от поднявшегося ветра, тучи быстро сокрыли небо. Синдбад уже готов был бежать к штурвалу, когда все исчезло и подул попутный ветер. Ни он, ни Джана знать не знали, что Сам Повелитель Морей вступился за своего любимца и, высунувшись из воды, пригрозил Румине кулаком. Та недовольно хмыкнула, но расстроилась ненадолго. Новый план уже зрел в этой умной, но злой женской головке.
Когда всех членов команды напоили зельем, Джана вышла на палубу. Она стояла у борта корабля, позволяя ветру играть ее волосами. Дермотт был около сестры. Джана заблаговременно надела платье покороче и поудобнее. Путешествие не обещало быть томным. Однако в этом удбном костюме ей было чертовски холодно. Синдбад неожиданно накинул на ее плечи плащ.
-Нам нужно к острову Танриф, - предупреждая его вопрос, проговорила ведьма, - там я достану травы... и розы...
-Розы?? - нет, не удивляться было невозможно.
Джана вздохнула.
-Цветочник Дим-Дима пропал. Некоторые из его роз растут на Танрифе. Они имеют магические свойства... против чумы... понимаешь, через много веков люди и не вспомнят об этом... будет чума... и они будут петь песни о чуме и розах, сами не понимая, почему... и я ничего не могу с этим сделать... - Джана говорила все увлеченнее, и Синдбад понимал, что она говорит правду.
-Оставайся на ""Номаде""... если мы вылечим команду. И выживем сами.
Его опасения были обоснованы - с Танрифа мало кто вернулся живым. Он не ожидал услышать положительного ответа, но неожиданно Джана кивнула. Она это сделала так буднично, что капитан даже не поверил, а когда поверил, то не смог сказать ни единого слова, захлебываясь своим счастьем во время чумы, и отправился менять курс.
Это было очень кстати, потому что ""Номад"" находился в кабельтове от возвышающихся из воды рифов. Умело славировав, капитан выставил верный курс и закрепил штурвал. Джана уверенным шагом подошла к нему.
-Шел бы ты спать, капитан!
И тут Синдбад вспомнил, что смертельно устал. Он благодарно кивнул и отправился в каюту.
Джана улыбнулась, немного устало и тревожно. Нужно было подумать о завтрашнем дне. Никто не знает, что их ждет на Танрифе... Девушка опустила голову, перебирая перышки Дермотта, когда на горизонте, не замечнный ними, промелькнул смерч. Конечно, они не могли слышать, что смерч злостно хохотал женским голосом.
...Утром следующего дня Джана и Синдбад высадились на берег. Капитан вытащил шлюпку на песок и оглянулся. Вроде, все спокойно. По утверждению Джаны, нужно было найти тропку в джунглях.
-Мы разделимся, - скомандовал капитан. Они разошлись. Синдбад пошел вдоль берега в одну сторону, Джана - в другую. Минут через десять девушка поняла бесполезность этих поисков. Похоже, тропинка заросла, и без помощи проводника они вряд ли найдут новую. Она повернула назад, миновала шлюпку, заметила Синдбада и поспешила ему навстречу, но... капитан был не один. Он обнимал, прижимал к себе девушку, рыжую, невозможную, нереальную... Мэйв!
Джана остановилась как вкопанная. Пара приближалась. Синдбад смеялся и целовал рыжую. Джана не в силах была сказать ни слова.
-Джана! - закричал Синдбад, - Джана, это Мэйв! Моя Мэйв!
-Румина, даже не пытайся... - голос Джаны звучал угрожающе.
-Румина?Ты? Во что ты себя превратила? - удивилась псевдо-Мэйв.
Синдбад тряхнул головой. Почему ведьмы все время выставляют его полным идиотом? Джана-Румина? Или Мэйв- не Мэйв... Вот что казалось в Джане таким знакомым! Не может быть... это ловушка...
Джана вынула меч.
Она четко осознавала, что с помощью магии бороться с Руминой бесполезно, а вот бой на мечах может ее испугать и ведьма примет свой обычный облик. Джана-Мэйв занесла меч для удара, но препятствием клинка на пути к шее Румины стала сабля Синдбада. Сталь скрестилась с искрами.
-Ты с ума сошла! Не смей! - глаза капитана горели страшным огнем.
-Пусти, Синдбад, ты не понимаешь... - она вывернула меч и сабля прошла в миллиметре от ее головы, - а вот ты спятил... Неужели ты не видишь, что это Румина?
Румина в облике Мэйв довольно наблюдала за реакцией капитана. Мэйв в облике Джаны не могла ему противостоять. Раскрыть себя она не могла по ряду причину, к тому же 2 Мэйв сразу точно усугубили бы ситуацию.
-Румина, - зарычала Джана, - хватит, я знаю, что это ты!
-Синдбад, помоги мне, это же Румина! - хныкала Мэйв-Румина.
Называя друг друга Руминой, они окончательно запутали Синдбада. Ведьмы смотрели друг другу в глаза, захлёбываясь от ярости, больше Мэйв, чем Румина, а капитан не знал, кому верить. Глаза подсказывали одно, а сердце... Сердце трудно было услышать в суматохе женского крика.

-Синдбад, - тревожно проговорила на корабле Брин, глядя на светящийся браслет.
-Молчать! - капитан оказался между двумя ведьмами в тот самый момент, когда разъяренная Мэйв готова была бросить в Румину разряд магии.
Девушки на удивление замолчали.
-Я не знаю, кто из вас лжет, а кто говорит правду. Но я собираюсь найти эти чертовы розы. У меня нет времени разбираться. Мы идем вместе. Даже если одна из вас - Румина.
Девушки выслушали патетический монолог молча, но не отводя взгляда одна от другой.
-А теперь нам нужен цветник Дим-Дима, - и он показал саблей на тропу.
Злобно переглянувшись, ведьмы отправились за Синдбадом. Через полчаса их вела уже Мэйв-Румина. Джана оглядывалась по сторонам, но с удивлением отмечала, что идут они верной дорогой, что не могло ее не насторожить. К тому же, отсутствовал Дермотт. Все это было крайне странно. Они шли почти целый день. Шли молча. У каждого в голове роились свои мысли, и если они у кого-то и были приятными, то только у Румины. Она уже наслаждалась результатами своего хитрого хода. Никогда эта черноволосая не получит Синдбада! Как недобро смотрел на нее капитан! О, это того стоило... Но еще не все сцены этой трагедии были разыграны.
К вечеру они добрались до весьма приветливой деревеньки, утопающей в цветах. Все, как помнила Мэйв. Их радостно приветствовали местные жители и проводили к дому старосты.
Браслет на руке Синдбада засиял. ""У нас мало времени"",- обратился он к ведьмам, пока они шли к дому. По этой причине они отказались войти и провожатому пришлось вызвать старосту к пришельцам.
-Это не вежливо, милый, - слащаво шепнула Румина, пытаясь подражать ноткам Мэйв. ""Милый"" резануло по ушам Синдбада. Он скривился. Но ведь они не виделись уже столько времени! она изменилась...
Румина решила разыграть новый акт, и по ее едва заметному взгляду жители, столпившиеся вдруг, превратились в ее верную гвардию - вооруженных скелетов. Тут же Мэйв-Румина закричала:
-Румина! Ты спятила! Немедленно убери своих прихвостней!
-Заткнись, ведьма, - зло бросила Джана, обнажая меч одновременно с Руминой и Синдбадом. Дочь Тюрока собиралась в этой ""битве"" спасти своего ненаглядного. Но не тут-то было. Прежде, чем успел завязаться бой, на арену выскочила Брин, вполне здоровая и бодрая. Она стала спиной к спине с Джаной.
-Капитан, поздравляю, это Румина, - с иронией указала ведьма на ""Мэйв"". Та не спешила пускать в дело полк скелетов. Она надеялась еще выбороть победу.
-Синдбад! - бросилась она к капитану, жадно впиваясь в его губы. Но черная молния с неба вцепилась в ее волосы. Дермотт бил крыльями самозванку, и вот уже перед ними стояла сама Румина, злая и взъерошенная.
-Значит так? - она зло усмехнулась. И скелеты двинулись на отчаянную троицу.
-Чертова курица! - огрызалась Румина, поправляя прическу и наблюдая за тем, как ястреб атакует ее солдат, помогая друзьям, - а откуда здесь взялась эта ведьмочка? а эти здесь как?! - это команда с дружным криком и обнаженными саблями врезалась в толпу скелетов, круша всех на своем пути.
-Дубар!! - радостно закричал Синдбад из другого конца поля битвы.
Дубар прорывался к брату. Количество скелетов было впечатляющим, и вот уже Джана и Брин бросали синие разряды в толпу нападавших, но их становилось только больше.
-Откуда у Румины столько магии? - как будто про себя прорычала Джана.
-Это не ее магия... -озарило Брин, - это наша магия...
Обе девушки прекратили разбрасывать разряды и взялись за мечи. Количество скелетов стало стремительно уменьшаться. Джана довольно засмеялась. Ей уже начинало это нравиться. ей начинала нравиться Брин.

-Второй раз! Второй раз! - негодовала Румина, - эта ведьма во второй раз разгадывает мои планы!! Как она может знать то, чего не знала эта деревенская колдунья, ну как? Шутник оказался хорошим учителем... Как это мудро - использовать против этих людишек их же силу... - Румина мечтательно взглянула в небо, но, заметив Дермотта, скривилась, - Но эта ведьма...
Войско скелетов было в весьма плачевном состоянии. Румина не намерена была расходовать свои силы дальше. В конце концов, этот остров был полон потенциально смертельных опасностей... ее задачей было сделать их неотвратимыми. И с довольной улыбкой ведьма испарилась, прихватив с собой войско.

Фаруз упал, когда его противник, с мечом которого он как раз скрестил свой, вдруг исчез. Команда оглянулась. Деревня исчезла с началом боя, а теперь и их противники отправились следом. Последнее было приятно, но настораживало. Однако вместе со скелетами исчезли пути к отступлению - теперь вокруг них были непроходимые джунгли.
Но этот факт был упущен на момент радостной встречи с новообретенной командой.
-Что вы здесь делаете? - спрашивала Джана, пытаясь выбраться из объятий Дубара.
Тогда Брин рассказала о том, что Дермотт, поняв, что Синдбада убеждать бесполезно, отправился на поиски роз один, ничего не сказав Джане.
-А то бы я тебя привязала, - осуждающе ответила Джана ястребу. Тот фыркнул по-птичьи.
-Ну так вот, - продолжала Брин, направляясь с Джаной вокруг поляны, пытаясь найти хоть намек на тропинку, - Дермотт обнаружил, что деревня и цветник Дим-Дима находятся на другой стороне острова... Благодаря Румине... Ему оставалось только сорвать цветок и принести его мне. Да и сюда есть путь покороче вашего! То есть был...
Джана улыбнулась. Хорошо, что она рассказала Брин рецепт!
Ведьма заметила эту улыбку и просияла ответной. ""Что ж, это уже неплохо!"", - подумал Ронгар, но и виду не подал.
-Ты подсказала Дермотту способ разоблачить Румину? - поинтересовалась Мэйв, пытаясь прорубить своим мечом путь в джунгли. Брин кивнула. Команда в сотый раз обходила поляну, пытаясь если не найти тропу, то хотя бы определить направление, в котором следует двигаться. Единственный, кто не принимал участия ни в разговоре, ни в поисках был Синдбад. Он так и остался стоять на том месте, где прекратился бой, слабо реагируя на объятия друзей. Меч был опущен вниз, а глаза капитана смотрели в пустоту. Как он мог так ошибиться! Мэйв заметила его состояние, но и виду не подала. Вряд ли она смогла сказать ему что-то действительно необходимое сейчас. Она не могла даже объяснить, как они с Дермоттом вычислили Румину... Тогда ей пришлось бы раскрыться, а это было убийством для нее и для всей команды. Но у Брин не было повода отказать капитану в сочувствии. Она положила руку ему на плечо, а он обнял девушку. Глаза Мэйв вновь недобро загорелись.
Отправившийся на разведку Дермотт не вернулся. Стремительно темнело. Оставаться здесь означало дать Румине преимущество места. Было решено продолжить путь ночью. Наугад. Впереди шел Дубар, сильными ударами разрубая кусты и лианы, вызывавшие подлинный интерес исследователя, шедшего вторым на почтительном расстоянии от сверкающей сабли Дубара. Затем крался Ронгар. Далее шли ведьмы, иногда одаривая друг друга оценивающими взглядами, пока им позволял это вечерний свет. Замыкал отряд рассеянный Синдбад.
Они шли долго, и была уже глубокая ночь, когда Брин предложила остановиться на ночлег. Все изрядно устали после битвы. Нужно было отдохнуть.
-Правда, капитан? - обернулась она, но никого не заметила, - Синдбад? Синдбад?!
Команда встревоженно переглянулась. Капитана не было. Джана запрокинула голову, пытаясь ощутить месторасположение моряка. Тщетно. Она обреченно помотала головой, давай понять команде, что не ощущает капитана. Брин зло топнула ногой. Точно маленькая девочка, она отказывалась верить в происходящее. Мэйв бессильно оперлась о дерево. Мужчины бесцельно оглядывались кругом. Дубар ринулся было возвращаться, но Фаруз его остановил. Если Джана его не ощущает, значит, он либо мертв, либо не в этом мире, либо под действием магии... Возвращаться назад означало не найти капитана и погубить команду. Что-то магическое ощущалось в воздухе. Что-то недоброе. Ронгар поморщился.
-Они живы, - одновременно с надеждой выдохнули ведьмы, имея ввиду Синдбада и Дермотта. Наваждение покинуло их, и девушки переглянулись. Они кивнули друг другу и отправились градусов на 30 вправо от прежнего пути. Команда двинулась за ними.
-Нет, - отрезала Джана, вы идете прямо. Нас зовут одних.
-Если вы пойдете, их убьют, - добавила Брин. Девушки вновь переглянулись. Они слышали одно и то же. Вероятно, это был Дермотт.
Оставляя за спиной растерянную команду, ведьмы прорубали себе дорогу дальше.
-Джана, - несмело начала Брин, когда они вышли на относительно свободный участок пути, - можно вопрос?
Мэйв напряглась.
-Слушаю.
-Ты... была знакома с Синдбадом и Дермоттом... раньше? До Химеры?
-Нет.
-Врешь.
-Вру.
Разговор иссяк. Они шли молча некоторое время. Затем наступила очередь Мэйв.
-А... ты...и... Синдбад... вы..? - ее вопрос явно был сформулирован хуже.
-Я люблю его, - честно призналась Брин. Понимала, что им нечего друг от друга скрывать, все равно каждая знала, когда другая врет.
Мэйв кивнула. Что ответить, она не нашлась.
Но неожиданно разговор продолжила Брин. Сама. Наверное, ей просто не с кем было поделиться... Не Дубару же рассказывать о своих чувствах!
-Только он меня, похоже, ни в грош не ставит. Сначала он сходил с ума, когда пропала Мэйв. Потом... я так и не смогла ее заменить. Не так давно мне показалось... на какую-то секунду... - Брин прервалась то ли чтобы разрубить лиану, то ли чтобы перевести дыхание и продолжать спокойным голосом, - что он... влюблен, но... это была иллюзия. Такая же, как и тогда у Скрэтча.
Мэйв непонимающе взглянула. Брин не могла видеть этого взгляда, но она его ощутила почти инстинктивно. Она в двух словах изложила историю с повелителем мух, когда Синдбад был уверен, что нашел любимую.
-Но я ошиблась в чувствах капитана, - продолжала она, - Джана, как он скучал по тебе! - Брин попыталась произнести эту фразу как можно естественнее, но голос предательски задрожал. Мэйв вздохнула.
Она уже в сотый раз пыталась переместиться к Синдбаду, но почему-то эта ее новая сила не действовала. Наверное, из-за того, что она не знала дороги. Тогда она безуспешно попыталась зажечь в руке огненный шар. Разряд молний не получился с тем же успехом. Она встревожилась.
-Брин... ты можешь использовать магию?
Та удивленно посмотрела на Джану, но минуту спустя так же тревожно ответила:
-Нет... Неужели Румина?
-Тише ты, он нас может слышать, - полушепотом ответила Мэйв, - иди, как будто ничего не произошло. Это не она. Это остров. Я помню, мне когда-то Дим-Дим рассказывал. Он отнимает магию. Не всю и не сразу... Неприятно лишаться магии в третий раз за полгода!
Брин не стала уточнять, какой раз был первым. Последние два она видела воочию. Джана продолжала:
-У нас есть преимущество. Когда Румина достаточно ослабнет...
-Она уже слабеет, - торжественно проговорила Брин, - я чувствую Синдбада, - и она показала светящийся браслет.
Мэйв закинула голову, затем продолжила путь. Она тоже его чувствовала. Сильно. Жарко. Невозможно.
Мэйв нарочно сбросила с себя это пленительное ощущение, отряхнувшсь, точно птица. Непроглядная ночь не сулила добра двум спутницам. Не-добро не заставило себя ждать. Из ближайших кустов вынырнул малочисленный отряд скелетов. Девушки моментально вынули из ножен мечи и стали спиной к спине, готовясь отражать атаку. Джана рукой опустила меч Брин:
-Это по наши души.
И правда, отряд не стал нападать, а вежливо указал девушкам дорогу.
Ведьмы повиновались.

Тем временем команда Синдбада осталась в весьма плачевном состоянии. Три человека посреди незнакомого острова. Как оказалось чуть позже, опасного острова. Лианы вдруг начали бить их по лицам, сбивать с ног, пока не загнали в огромную яму, выбраться из которой не представлялось возможности - она была очень глубока, чтобы даже встать друг на друга, а стенки скользкие, и не помогут даже ножи Ронгара.
-Вот черт! - выругался Дубар, - как не одно - так другое!
Джана и Брин шли через ночные джунгли, ведомые отрядом скелетов. Наконец перед ними открылось потрясающее зрелище - высокая башня в восточном стиле, темного камня. В нескольких окошках горел свет на фоне звездного неба джунглей. Растения расступились, давая возможность подойти к одинокой башне, и вновь смыкались за нею в непроглядную чащу.
-Вот мы и у цели, - негромко сказала Джана. Брин кивнула. Скелеты указали на открытую дверь и испарились.
-Какая предупредительная вежливость, - иронизировала Брин так же вполголоса. Девушки вошли. Крутая витая лестница вела к самой верхушке башни. Мэйв отметила, что по ней очень неудобно будет уходить в случае погони...
Но сейчас их больше волновало, что же задумала Румина. Они вошли в комнату с высоким сводчатым потолком, освещенную факелами из человеческих черепов. Брин поморщилась. Он впервые была в покоях Румины. Сама хозяйка сидела на удобной тахте, в ее руке дымился бокал с чем-то, отдаленно напоминающим вино. В клетке у окна сидел хмурый Дермотт, у ног Румины, на полу, с нахальным видом расположился... Синдбад... Его явно не тревожило его положение, он поглаживал вышитую золотом туфельку Румины. Около него стоял такой же бокал. Капитан улыбнулся непривычной для себя улыбкой. Глаза его были недобрыми.
""Околдовала, ведьма"", - зло подумала Мэйв. Брин испепеляюще посмотрела на Румину.
-Добрый вечер, гости дорогие! - начал Синдбад, - не разделите ли с нами трапезу?
Он встал, шутливо приглашая ведьм пройти.
-Идиот, - зло бросила Брин. Капитан наигранно расстроился.
-Ты не оригинальна, Румина, повторяешься! - цинично проговорила Джана, осматривая комнату в поисках стражи. 2, 3, 4... 6 человек, это много, если Синдбад не на их стороне. Капитан продолжал увиваться возле Румины.
-Ты это о чем, ведьма? Кстати, а как зовут мою смелую противницу? - поинтересовалась хозяйка положения.
-А то ты не знаешь!
-Я хочу знать твое настоящее имя!
-Не дождешься. Лучше скажи, зачем тебе все это, - Джана угрожающе подняла меч.
-Опусти свою игрушку, детка, - томно проговорила Румина, запуская руку в волосы Синдбада, - во-первых, я хочу знать, кто ты... и кто - она...
Брин предупреждающе склонила голову на бок.
-... которая просчитала меня на два хода вперед... это во-первых. А во-вторых...
С этими словами клетку Дермотта на секунду охватило пламя и птица испуганно вскрикнула. Девушки едва удержались, чтобы не броситься к нему, да и путь им преградила стража. Но Дермотт был в порядке.
-Тебе мало?? - остервенело закричала Мэйв, забыв о том, что должна быть осторожной, - мало того, что он и так ястреб? Чего ты еще от нас хочешь??
-М-м-м, а ты пламенная, как и та, рыжая... Я понимаю, почему ты понравилась Синдбаду...
Капитан извиняющимся взглядом окинул Румину. Та засмеялась.
-Так вот... Я хочу малого... невинный каприз... когда я узнаю, кто вы..., - Румина сделала паузу, - я хочу, чтобы вы обе умерли, зная, что ваш ненаглядный капитан в моем вечном рабстве, а ваша птичка... так птичкой и умрет...
Мэйв сжала зубы.
-Да, ну, и команда, конечно... они все тоже умрут..., - будничным голосом продолжала ведьма, - вы ведь так непредусмотрительно оставили их одних...
-Ну уж нет, не в этот раз, - и Брин стала спиной к спине с Джаной.
-Хаха, какие смелые девушки, - засмеялся Синдбад из-за спины Румины, - стража, взять их!
Когда вся без исключения стража бросилась исполнять повеление нового хозяина под одобрительный взгляд довольной Румины, у ее горла вдруг оказалась сабля. Не успевшие даже прикоснуться к девушкам стражники замерли.
-Одно движение... - предупредил скелетов капитан.
Румина засмеялась:
-Моряк-моряк...
Она попыталась исчезнуть, но тщетно. Ведьма в ужасе сглотнула ком в горле. Ее магия не действовала. А Джана и Румина уже расправились со скелетами, на которых Румина потратила остатки своих сил.
-Не может быть...
-Может, - весело засмеялась Брин, выпуская Дермотта, - найди команду, пусть ждут нас!
И птица вылетела в окно.
Когда Брин обернулась, связанная Румина с ненавистью наблюдала за капитаном и Джаной, представлявших собой интереснейшую молчаливую фигуру: Джана с мечом на плече чуть склонила голову и осуждающе-насмешливо смотрела на капитана из-под густых черных ресниц. Синдбад не скрывал счастливой улыбки. Он собирался было обнять Джану, когда заметил Брин. Жест потух.
-Я рада, что ты с нами! - нарушила неловкое молчание Брин, - но ты хорошо притворяешься!
- У меня хорошие учителя, - Синдбад грустно взглянул на Джану. Черт возьми, что же это за человек?
Компания спустилась по пресловутой лестнице, прихватив с собой Румину. Зачем - капитан не спрашивал, девушкам виднее.
-Здесь есть путь к морю! - капитан приподнял лиану, и перед путешественниками открылся свежепрорубленный широченный коридор.
-Нам нужно торопиться, команда уже должна быть на ""Номаде"", - предположила Брин.
-Не надейся, милочка, - плюнула в ее сторону Румина, - их вы уже не увидите!
Едва она закончила, как над головами послышался крик Дермотта.
-Они в беде, - крикнула Джана, срываясь с места, - Дермотт, присмотри за ней!
Румина была брошена на землю самым бесцеремонным образом. Связанная, без магии, она была беззащитна.
Ведомые Джаной, Синдбад и Брин мчались по ночным джунглям. Ветки били их по лицу, лианы хватали за ноги, но они мчались, перепрыгивая корни деревьев, по тому пути, который девушки преодолели не позднее как полчаса назад. Очень скоро они достигли того места, где оставили своих друзей. Тишину леса оглашал крик Дубара ""Получайте, бестии!"" и гром взрывных палочек Фаруза.
Заключенные в яму, трое друзей отчаянно боролись с огромными змеями, двумя ядовитыми жалами атаковавшими моряков. Появление Синдбада в сопровождении ведьм решило исход схватки. Они вытащили друзей на поверхность.
-До этого были гигантские стрекозы, - жаловался Фаруз, указывая на трупы на дне ямы,а до них - комары и земляные черви... Вы где были??
Но капитан не стал объяснять всего. Их путь снова лежал к башне. Уже не так поспешно, команда пробиралась по джунглям. Нужно было двигаться к морю. Все чертовски устали, и было решено взять лошадей стражи (той человеческой ее части, которая сейчас валялась связанная на лестничных пролетах. Правда, обрекать людей на жестокую смерть Синдбад не хотел, и часов через 5 усиленной работы они вполне могли бы освободиться).
Но лошадей было только четыре. Решили, что Дубар поедет один (бедная лошадь!), а остальные - попарно. Капитан предложил свою лошадь Джане, и та не нашла сил отказаться. Она покачивалась в седле перед ним, и Синдбад, управляя скакуном одной рукой, позволил себе второй обнять красавицу. Мэйв наслаждалась каждым его прикосновением. Она не в силах была противостоять ему, но и поддаться - означало погубить все. Мэйв чертовски устала, но не позволяла своему телу расслабиться. Предрассветный час был очень холодным. Благо, к лукам седел были привязаны плащи стражи, и Синдбад не минул возможности в который раз укутать Джану. Он шептал ей безумные слова. Ведьма смотрела в пространство. Кажется, ее капитан влюбился, но в кого? В Джану? Мэйв? Или это безумие уставшей ночи? Она так хотела сейчас уснуть в его объятьях, но держалась из последних сил.
Синдбаду было жарко от близости этой женщины и вина Румины, кровью стучавшего в висках.
К рассвету они выбрались на песчаный берег. Через минут 20 скачки по линии прибоя они обнаружили шлюпки, и, отпустив лошадей, отчалили к ""Номаду"".
-Дома..., - блаженно сказал капитан, ступая на палубу, - эй, на вахте, норд-норд-ост! Мы возвращаемся в Багдад!
Румину высадили на одной из возвышавшихся посреди моря скал. Это была прихоть ведьм. Бороться с ней они пока не могли. Час битвы еще наступит.
-Вы что?! Я же умру там! Без магии!!- Румина была в отчаянии.
Девушки не стали уточнять, что магия в ней скоро возродится и вернулись на корабль. ""Номад"" плыл дальше под вопли Румины и смех моряков.
Капитан отдал приказы матросам, определил курс и отправился спать. Друзья последовали его примеру.
Они проспали двое суток кряду.

...Синдбад проснулся последним. Когда он вышел на палубу, закатное солнце освещало фигуру Джаны, стоящей у кормы. Широкий плащ развевал ветер.
-Ты остаешься?
Она молчала и не смотрела на него.
-Не молчи... Не молчи, черт возьми! - он притянул ее за плечи и сорвал запретнейший плод - ее поцелуй. Что-то он ему напомнил...
-Кто ты?!
-Ты действительно хочешь это знать? - голос Джаны звучал отрешенно. Она так же не смотрела на капитана. Справа по борту море вспенилось. Сам Повелитель Морей вынырнул из воды и в один миг покрыл небо слоем облаков. Он подмигнул Джане. Все было решено. Давно решено.
-Ну вот, Румина ничего не увидит... Только... молчите... Никаких имен...
И она решилась. Она больше не могла так, не хотела. Произошло то, чего она жаждала и боялась.
Джана сделала два шага в сторону от капитана так, чтобы никто не мог к ней коснуться... и он... особенно он...
-Ты хочешь знать, кто я? Смотри!
Она щелкнула пальцами, и на палубе ""Номада"" вместо Джаны оказалась Мэйв. Ничего не объясняя, и не отводя взгляда от глаз Синдбада, она щелкнула пальцами еще раз, и моряк схватил только клубы дыма.
-Нет!! - С жутким криком он обернулся вокруг своей оси, яростно взглянул на команду. Не может быть. Дурак, осел,зачем?? Зачем он спросил ее? Она бы осталась, точно осталась, а теперь... Он проклинал себя и ненавидел всех на свете. Злой, капитан в два прыжка оказался в каюте и захлопнул дверь. Он не желал никого видеть. Остолбенелая команда осталась на палубе.

А в домике, окруженном редкой красоты садом, лёжа на кровати, рыдала девушка, у запертой изнутри двери в ее комнату сидел старик и печально чертил своим посохом символы на деревянном полу.
Наконец-то выкроила время, чтобы оставить здесь свой отзыв. Конечно, жаль, что пишу не сразу по прочтении, когда эмоции ярче и сильнее, но зато теперь мысли яснее и четче)))
Во-первых, спасибо тебе, Эфа, за то, что вернула меня в мир детства - ведь именно оттуда этот сериал.. Сюжет, где герои молоды и красивы, где добро всегда побеждает зло - это МОЯ сказка. Раньше я жила ею, да и не факт, что сейчас повзрослела)))

Во-вторых, спасибо, что логично объяснила пропажу Мэйв. Я была в шоке от ее исчезновения, и сериал стал уже не тот... Даже не помню, досмотрела ли я его до конца...
И в третьих, спасибо за такой шикарный рассказ!!! Действительно, бесподобный - перед глазами неизвестно из каких глубин памяти всплывали образы героев и даже... скелетов(!), и какой экшн, и какие страсти! Браво!!! Я в восхищении!!

Жду остальные заявленные главы))))))))))))))
Я єсть народ, якого правди сила ніким звойована ще не була.
Яка біда мене, яка чума косила - а сила знову розцвіла
Ameli, я очень рада, что тебе нравится! Это мой самый первый фанф, неидеальны йи жутко наивный...
Я сама выросла на этом сериале, и мне приятно, очень приятно, что ты читаешь! скидываю остальные!
3. Жажда забвения


- Ну что?! - команда выжидательно посмотрела на Брин.
-Ничего. Не впустил он меня.
Дубар стукнул кулаком по мачте. Четвертые сутки капитан выходил из каюты исключительно ночью, когда мог попасться на глаза только несущему вахту у штурвала. Тем не менее, никто не успевал либо не рисковал к нему подходить.
Синдбад был зол и пьян.
-Мне это надоело! - с диким ревом Дубар слетел вниз по ступенькам и высадил двери в каюту брата.
На него посмотрела пара озлобленных глаз. Капитана было не узнать. Заросший, пьяный... И не удивительно, в углу комнаты стоял бочонок отличного лидийского вина. Практически пустой. Брин поморщилась от сивушного запаха.
-Какого черта, - разочарованно протянул Синдбад, - я же просил меня не тогать...
-4 дня назад! - почти крикнула Брин, - ты просил тебя не трогать 4 дня назад, Синдбад, хватит!
Капитан склонил голову набок и поднялся из-за стола. Он оттолкнул Фаруза и собирался выпроводить остальных, когда Дубар схватил его за ворот рубашки и вытащил на палубу. Пьяный Синдбад отчаянно сопротивлялся, но с силой его брата мало что могло сравниться. Секундой позже запивший капитан оказался за бортом. На корабле была полная тишина. Ронгар бросил веревку и помог капитану забраться на борт.
Не глядя ни на кого, он попытался было пройти в каюту, но путь ему преградил Ронгар. Капитан пожал плечами.
Брин и Фаруз убирали пиалы, склянки и мусор, Дубар чинил дверь, Синдбад неприкаянно шатался по палубе, закутанный в плащ. Вода стекала с волос, и он сильно замерз. Брин велела ему обсохнуть и отправляться на камбуз: отогреться, поесть по-человечески и перемыть пиалы - в качестве наказания. Но на камбуз капитан так и не пошел. Он стоял у борта, наблюдая за водной гладью самым угрюмым своим взглядом.
-Капитан, - Брин положила руку ему на плечо, - капитан? Ты слышишь меня? Фаруз! У него жар!
-Простудился? Не рана от сабли или стрелы, даже не укус гарпии?!! - Дубар бушевал, - Синдбад с детства не болел! Ты уверен?
Фаруз кивнул. Ничего страшного. Всего лишь простуда. Он вылечит, даже не сомневайтесь.
Капитан метался по кровати в бреду. Так же, как тогда во дворце Джафара, он слышал голос Мэйв. И это сводило его с ума. Брин ни на секунду не отходила от него. Он не любит ее? Плевать. Прежде всего, он ее друг и он болен. И она отдаст за его жизнь все, как бы тривиально это не звучало.
К утру Синдбад перестал бредить, но в себя не приходил. Он недвижимо лежал на кровати и Брин то и дело казалось, что он не дышит.
-Фаруз... - дрожащим голосом протянула она.
-Пойдем...
На палубе был свежий ветер. Отличная погода, солнечная. Но команду она не радовала.
-Брин, послушай... Он не хочет выздоравливать... понимаешь?
-Нет.
-Он не хочет жить.
Слова камнями скатились к ее ногам. Она сорвалась с места и вбежала в каюту. Упав перед кроватью капитана, она взяла его руку в свои ладони. Светившийся все эти дни браслеты засияли еще ярче.
-Не умирай, слышишь, - слезы непослушно текли по щекам, она не в силах была их сдерживать, - живи, ты нужен мне... Ты ей нужен! Она вернется, обязательно вернется, я знаю, я ведь тоже ведьма...

То ли был прав Фаруз, то ли могучий организм капитана все же поборол болезнь, но к вечеру температура упала. Не без помощи Брин, Синдбаду снилась Мэйв. В сказочно красивом саду и небольшой комнате, уставленной учебниками. Ведьма обреченно слонялась по саду и невнимательно читала магические книги. Она грустно улыбалась в пустоту, и он знал, что улыбается она ему. Синдбад пришел в себя.
Прекрасное видение исчезло. У его кровати сидела Брин. Она держала его руку и выглядела чертовски уставшей. Сколько силы она потратила, чтобы снова встретиться взглядом с его глазами!..
Но улыбка сошла с лица капитана, когда он вспомнил о реальности.
-Доброе утро, Брин, - с трудом проговорил он, запинаясь в трех простых словах.
-Вечер, капитан.
-Пусть будет вечер. Куда мы плывем?
Брин даже удивилась.
-В Багдад.
-Смени курс. Мы плывем в Индию.
-Зачем?
-Нам нужен новый выгодный фрахт. Там нас будет ждать один щедрый купец. Иди же! Я хочу поспать.
Брин вышла. Он была обрадована интересом моряка к новому фрахту, но глаза его по-прежнему были если не злы, то определённо печальны.
Брин вышла на палубу. Ночь надвигалась очень быстро. Она подошла к застывшему над картой Фарузу.
-Он пришел в себя. Мы плывем в Индию.
Счастливый Фаруз протараторил ей курс и сбежал по лестнице в каюту. Брин отправилась к рулевому. И только Дермотт удивленно крикнул: Фаруз по рассеянности или из-за неожиданной радостной вести назвал неверный курс. Но Брин его не слышала, а читать его мысли ей в последнее время почему-то больше не удавалось. Вместо востока, корабль отправился на юго-восток, благополучно минуя Индию.
-Тебя ничего не смущает в поведении капитана? - Брин внимательно рассматривала крыло Дермотта, похоже, оно болело.
-Что ты имеешь ввиду? - Дубар, как всегда, не сразу понял, о чем думала ведьма.
-Так убиваться... Даже из-за женщины... Даже из-за любимой женщины... Что-то здесь не так...
Дубар молча пожал плечами. Кто его знает. Мэйв так внезапно появилась, да и вообще, в последнее время обстановка на корабле сильно накалилась. Возвращение Румины, Джафар, Айна и Химера, Джана... Команде было строжайше запрещено употреблять имя Мэйв. Если Румина узнает - не миновать беды.
-Почему она не помогает ему? Она там, далеко... Она даже не знает, что ему здесь плохо! Она не любит его! - Брин неловко повернула крыло и птица вскрикнула, - прости, дорогой... Вот, нашла... клещ... и где ты его подцепил...
Она ушла с Дермоттом на руке, оставив друга в полной растерянности. Они плыли уже несколько дней. Курс определенно не нравился Дермотту. Но перечить Синдбаду никто не рисковал, а об ошибке Фаруза никто и не догадывался. Только вот эта ошибка стала для команды фатальной, что выяснилось на утро шестого дня плавания. Но до этого еще была страшная штормовая ночь, очень напоминавшая ту, в которую Мэйв исчезла в первый раз. Жизнь все больше стала напоминать Синдбаду спираль, пружину, и витки становились все плотнее, и рано или поздно все решится.
""Она не любит его!"" - Мэйв подняла голову. Слова Брин эхом звучали в ее ушах. ""Она не любит его..."" Ее ладонь смяла страницу.
-Ведьма! - выпалила Мэйв вслух. Она встала из-за стола и быстро зашагала по комнате. ""Она не любит его!"" Да как ты смеешь судить, отродье черного мага! Плевать, что ты ничего не помнишь. Что ты знаешь о любви? Что ты знаешь о Синдбаде? Ведьма!
Мэйв вдруг села на кровать и опустила плечи. Она не может вернуться... Сейчас. Не может, но, Аллах, как ей тяжело ощущать его боль! Дим-Дим молчит... вторую неделю молчит. Не говорит с ней. Наверное, потому что она не права. Но как может быть права любящая женщина! Мэйв вздохнула.

Шторм бушевал неистово. Команда хваталась за снасти, пытаясь удержаться на ногах. Упасть означало умереть. Волны окатывали корабль, сметая с палубы все возможное. Дермотта заперли в каюте. Когда очередная волна едва не сбила с ног Брин, капитан прокричал сквозь шторм:
-В каюту! Это приказ!
Его глаза бешено горели. Брин кивнула и отправилась в другую часть корабля, где два матроса боролись с парусом, пытаясь его убрать. Синдбад прорычал что-то невнятное, но оставить руль он не решался, слишком опасными были эти воды.
-Впереди скалы!!! - прокричал впередсмотрящий, но его никто не слышал. Матрос начал было быстро спускаться по вантам, когда волна сбила его на палубу. Он приземлился вполне благополучно, а веревка, которой он был привязан, не дала волне смыть его за борт. Матрос уцепился за какой-то канат и, отвязав веревку, спрыгнул на палубу.
-Капитан, впереди скалы!!
""Номад"" прошел между двумя скалами, едва не задев их бортами. Внезапно ветер утих, шторм прекратился. Команда устало вздохнула.
-Что бы это ни было, но плыть дальше-это безумие, - пробормотал капитан, - Дубар! Бросить якорь! Мы ложимся на дрейф! ... и спать.
Безумец, если бы он только знал, что только что собственноручно подписал себе приговор! В далекой комнате Мэйв обожгла руку о свечу и с силой отдернула ее, локтeм задев вазу с цветами. Ваза разбилась, вода разлилась по полу. Девушка какое-то время зачарованно смотрела на вазу, затем резко наклонилась и рассеянно-быстро стала собирать осколки. Она поранила руку, и кровь смешалась с водой и лепестками. Она снова долго смотрела на окровавленную ладонь с прилипшим цветочным мусором. Тревога не проходила. С ним что-то случилось, он в беде. Почему она не рядом, она нужна ему! Дим-Дим, отпусти!
Дубар вышел на палубу и потянулся. Он уже собирался сделать физическое замечание заснувшему вахтенному, когда осознал, что ""Номад"" буквально увит всевозможными лианами, цветами и водорослями. Он собирался было удивиться и открыл рот, чтобы выразить свое возмущение. Закрыть его, однако, ему не пришлось, ибо две юные особы в весьма легких одеждах пробежали мимо него на нос корабля и с разбегу прыгнули в море, совершенно не заботясь о том, чтобы вынырнуть. У них была невозможно белая кожа. Он никогда такой не видел. Даже Мэйв не могла похвастаться такой белизной, хоть и была северянкой. Постепенно взгляд силача охватил всю картину бедствия. Они находились в странной лагуне, довольно небольшой, но окруженной острыми скалами (никогда такого не бывало на всех семи морях!!). Она была настолько мала, что корабль не смог бы в ней даже развернуться, кроме того, из воды торчали обломки скал. Тем не менее, разворачиваться было и некуда - пролив, через который они сюда попали, исчез. Сзади были такие же скалы, остро утыканные, точно зубы акулы. Но не это было в лагуне самым необычным. На носу затонувшего и прогнившего корабля, на камнях, а теперь и на ""Номаде"" смеялись и галдели такие же нереальные белые особы. Они ныряли и брызгались водой, расчесывали свои длинные волосы, развешивали гирлянды... Дубар так увлекся этими существами, что не заметил, как вся команда столпилась у него за спиной. Когда до сознания всех дошло, или почти дошло происходящее, на борт легко запрыгнула одна из обитательниц лагуны. Она отличалась от остальных высоким ростом, хорошим телосложением и рыжими волосами. Он остро напомнила Синдбаду исчезнувшую кельтку, и он ловил каждое слово незнакомки.
-Приветствую вас, путешественники! Я - Тея.

Команда кивнула. Синхронно и молчаливо. Тея рассмеялась и потащила за собой Фаруза в воду. Ученый отчаянно сопротивлялся.
-Здесь неглубоко! Ну же!
Её подруги вмиг оказались на палубе и потянули за собой моряков. Их искренний смех подкупил, и команда поддалась.
-Кто вы? - спросила Брин, когда команда вновь собралась на палубе, чтобы обсохнуть и позавтракать. Утро было на удивление ясным, солнечным... Точно и не было никогда шторма...
-Я - Тея, - ответила рыжая, - Много лет назад... Много лет назад я жила в далекой северной стране... вы не знаете ее... в этой стране живут кельты... -мечтательный взгляд устремился за горизонт, - на Восток я плыла за любимым..., а, впрочем, это не важно. Наш корабль затонул, наскочив на рифы. Все погибли. И я. Вот эти - она показала на других девушек - утонувший гарем какого-то султана... Мы русалки, нереиды, наяды, сирены - называй, как хочешь... Мы - утопленницы.
Капитан содрогнулся. Голос Теи вдруг стал беззаботным:
-Не печальтесь, мы привыкли! Вы... оставайтесь с нами, у нас весело! и еды море дает вдоволь!..
-Нам бы к берегу, - робко начал Фаруз.
-К тому? - Тея засмеялась, - Это мираж. Его нет. Мы уже не раз пытались к нему доплыть. Это бесполезно.
-Мы в ловушке, - шепнула Брин. Но ее не пожелали услышать. Прекрасные девушки очаровали моряков, и они мало тревожились о том, что являлись их пленниками.
День прошел легко и непринужденно. Команда не спеша чинила после шторма судно, сирены им активно помогали. Над палубой все время звучал женский смех. Двое не принимали участия во всеобщем веселье. Брин металась в поисках выхода из мышеловки, Синдбад смотрел на море с носа ""Номада"". Что происходит с его жизнью? Почему все так? Сначала мать. Ли. Годы лишений и скитаний.Дим-Дим. Мэйв. Мала. Джана-Мэйв. Что он делает не так? Слава семи морей не принесла и десятой доли счастья. Его жизнь - это его друзья и приключения. Если второго ему хватает всегда, то первое у него жестоко отнимают. И в этом виноват он, Синдбад. Капитан сжал зубы, глаза его сверкнули. Как это эгоистично, подставлять близких людей, и ради чего? Ради чего? Чего он стОит сам? Имеет ли он после всего право...
Горькие мысли прервала холодная женская рука, проведшая по его плечу.
-Тея?
В далекой комнате Мэйв сидела над чашей с водой и травами.
-Брин... Дермотт... бегите оттуда, слышите? Брин, уводи их, Брин.
Она все повторяла и повторяла сою просьбу, точно пароль к спасению.
... Шел третий день их жизни в лагуне, а все оставалось по-прежнему. Опьяненные легкой жизнью, мужчины не замечали происходящего. Силы команды иссякали. Лица многих приобрели землянистый цвет. Сирены поглощали жизненные силы моряков. Брин оглянулась. Безумцы. ...Только Синдбад выглядел не таким унылым, как прежде... Еще бы! Тея не отходит от него.
Брин видела Мэйв тогда, на корабле, видела рыжие ее волосы, и понимала причину поведения капитана. Он искал утешения.
Но она была права не до конца. Ему нужно было не утешение, а прощение. Прощение Ли, Дим-Дима, Малы, всех... Прощение команды и Мэйв. Какой бы ревностью не горели глаза Брин, но сейчас только Мэйв могла их спасти. Ее увещевания не действовали на разнеженную команду, капитан был счастлив, чего же еще? Брин топнула ногой. Безысходность. Где-то она уже это видела. Море, сирены, скалы... Где-то это уже было...
Пружина времени затянулась еще туже. Еще немного, и она вырвется. Брин отогнала наваждение.
Синдбад не хочет даже пытаться выбраться отсюда. Безумец. Слепой.
Вечер надвигался быстро. Уставшая Брин отправилась в каюту.Останься она на палубе - услышала бы странный ночной разговор, и, возможно, все пошло бы иначе, но судьбе в тот вечер почему-то оказалось не до капитна и его команды.
Но нам, не имеющим силы изменить предначертанный ход давно минувших событий, такая возможность все же предоставлена.
- Я не понимаю, чего ты хочешь, - полушепотом говорил один голос, с металлическими нотками.
--Безмозглая русалка... да не смотри ты на меня, точно тебя краб ущипнул... Повторяю, мне нужно, чтобы ты не выпустила их отсюда, только и всего. Этот морячок сам выбрал свою гибель, отказав мне и унизив меня! - второй голос, тоже явно женский.
-Все и так происходит, как ты хочешь... - недоумевал металлический голос.
-Все да не все... Ведьма не под вашими чарами,а она опасна, очень опасна. Есть в ней что-то, чего я не могу уловить... Впрочем, кому я рассказываю... Твое дело - убрать с моего пути эту девку, и ты получишь обещанную награду.
-Когда я с ним встречусь? - в голосе рыжей русалки прозвучало недоверие.
-Когда победа в Великой битве будет за мной, - зло ухмыльнулась Румина.
-Нет. Когда погибнет команда.
Румина поморщилась.
-Хорошо. Сделай это поскорее. И ураган умчался с борта ""Номада"".
Команда беззаботно спала, и только Дермотт, все эти дни тревожный, вскрикнул во сне. Ему снилась сестра.
Тея бродила по борту корабля. Ее холодное мраморное тело сияло в лунных отблесках. Память, которую она годами убивала в себе, вдруг в один момент хлынула и заполонила ее душу. Горькие слезы навернулись на глаза. Она смотрела на морскую зябь, и ей казалось, что она видит свой, давно утонувший корабль. Тея резко мотнула головой, отгоняя наваждение, и спрыгнула в воду.

На следующее утро Тея была предельно мила с Брин. Но ей никак не удавалось вызвать ответной доброты, а, значит, - забрать у ведьмы жизненную силу. Тогда отчаянная сирена пошла на крайние меры.

...Брин сидела на трапе ""Номада"", спущенном прямо в воду. Команды не было. Они расположились по другой борт корабля, на камнях. Брин слышала их веселый смех, а сама не могла выдавить из себя даже подобие улыбки. Она задумалась. Все эти дни ведьма не оставляла попыток образумить команду. Сегодня ночью она даже произнесла несколько заклинаний, но безуспешно. Вдруг что-то схватило ее за ногу и потянуло под воду. Брин не успела ни вскрикнуть, ни набрать воздуха. Что-то тянуло ее под воду, хватало за руки. Брин ничего не видела. Но, отбиваясь, она, похоже, все-таки ударила нападавшего, или же удачно вывернулась, но на секунды три ее голова оказалась над поверхностью воды. Этого времени оказалось достаточно, чтобы крикнуть ""Синдбад!"" и набрать воздуха.
-Ронгар, ты слышал? - Синдбад положил руку на плечо друга, когда вдруг заметил, что радужный браслет светился, - Брин!
Он быстро вбежал на палубу по переброшенным доскам и оглянулся. Брин не было. У противоположного борта слышался плеск. Не раздумывая, капитан пересек палубу и с разбегу бросился в воду. В эту секунду бездыханная ведьма уже опускалась ко дну, а с другой стороны корабля вынырнула Тея.
-А где капитан? - беззаботно спросила она, но команда даже не обратила на нее внимания. Тем лучше для нее.

Синдбад вынырнул. Брин нигде не было. Он оглянулся бешеными глазами и снова нырнул. Наконец, он увидел ее. Синдбад схватил девушку и что было сил потащил наверх. Он положил Брин на доски палубы. Она не дышала.
-Брин... Брин... нет, пожалуйста, что же ты творишь, Брин?!
Он схватил девушку за плечи и тряс, почти бил о палубу. Вдруг Брин закашлялась, отплевывая воду, и открыла глаза. Браслеты погасли.
...Синдбад сидел на палубе, обнимая за плечи уставшую и немного ошалевшую Брин, счастливый до истерики.
Но даже этот случай не убедил команду. Никто не верил, что это дело рук русалок.
Но все изменилось коренным образом следующим же утром. С трудом выйдя на палубу, Брин вдруг обнаружила, что ""Номад"" шел под всеми парусами в открытом море. Вся команда была в отличном здоровье и настроении, но это было не то безумство, которое владело ими в лагуне. Капитан с загадочным видом носился по кораблю как заведенный, отдавал приказы и от и дело поглядывал на солнце, точно ждал, ну когда же оно закатится, хотя тому и до зенита было далеко. Изумлению Брин не было предела. Но можно только вообразить ее реакцию, когда она увидела на борту дерзкую рыжую русалку. Только вот капитан не обращал на нее ни малейшего внимания, и первые же подозрения Брин рассеялись. Она остановила Дубара вопросом, но ни он, ни кто-либо другой не знал ответа. Только один из матросов рассказал, что утром капитан обрубил саблей все гирлянды из цветов, увившие мачты,и с помощью Теи они славировали в открытое море.
Но, дабы понять все происходящее на палубе ""Номада"" в то неспокойное утро, необходимо все же вернуться к событиям предыдущей ночи, неизвестных ни Брин, ни команде. Бедная девушка даже не подозревала, что своей жизнью и жизнью команды обязана неизвестному светловолосому статному юноше... но обо всем по порядку.
Темнело быстро. Синдбад вошел в свою каюту и упал на койку. Он безразлично смотрел в потолок. В этот же момент Тея кошкой скользнула по палубе в поисках ножа. Бедная девушка была в отчаянии и решилась на последнюю меру - открытое убийство. Команде оставалось жить не более суток - они были истощены. Но Брин не поддавалась их чарам и должна была умереть раньше остальных, чтобы не подпитывать их собственной силой. Русалка поморщилась. Ей опять показалось, что на горизонте маячит корабль. Глупости это все... Где же нож, неужели у них нет ножа??
Но тем временем близился тот час, когда ровно сутки назад Брин неудачно произнесла заклинание. Неопытная ведьма, она не знала, что ничего не говорится в пустоту, и неумелое ее заклятье открыло коридор к Синдбаду, которым тут же, помимо воли Дим-Дима, воспользовалась Мэйв. Она сама не могла принять облик Джаны, да и не успела даже задуматься об опасности, грозящей ей в случае появления в собственном виде, когда для нее вдруг забрезжила надежда. Сутки упорной работы, и вот коридор открыт.
Капитан все так же лежал на кровати, уставясь в потолок. Ему необходимо было осмыслить все произошедшее и, наконец, разобраться со своей жизнью. На столе горела лампа (такая же, как у Алладина, можете не сомневаться!). Она одна освещала каюту. Внезапно лампа погасла.
""Странно"", - Синдбад поднялся было, чтобы выяснить причину, когда почувствовал едкий запах дыма, а в следующую секунду - теплую руку, зажимающую ему рот и до боли знакомый голос:
-Молчи...
Он уже не думал ни о чем, и сгреб в охапку обладательницу голоса, покорившись своему безумию, целовал и обнимал ее.
-Родная, любимая... Мэйв...
-Тихо, молчи, заклинаю. Если только Румина услышит или увидит - мы мертвецы...
И он снова прижимал ее к себе, целуя волосы, и шептал безумные слова. Но они не остались неуслышанными. Русалка с кинжалом в руке остановилась на секунду у двери в каюту капитана, услышав голоса.
Она замерла, прижав к себе нож. Слезы затуманили коридор, и она внезапно ясно увидела перед собой высокого светловолосого юношу. Её юношу. Её Кернана. Она резко отворила дверь в каюту. Синдбад не видел вошедшего, но в следующую секунду он оттолкнул Мэйв за спину и обнажил саблю, предчувствую беду.
-Верни саблю в ножны, капитан, - тихо ответила русалка.
В окно заглянула луна, осветив рыжие волосы Мэйв.
-Так вот почему Румина так надеялась, что я очарую тебя... я похожа, - но договорить она не успела. При имени злой волшебницы Синдбад приставил саблю к ее горлу, прижав к предусмотрительно запертой русалкой двери.
-Тише, капитан. Не до того сейчас.
И она искренне и очень быстро рассказала все - и о том, что Румина на все готова ради гибели команды, и о том, как ведьма уговорила русалку помочь, посулив встречу с любимым, и о том, как, услышав их голоса, она не смогла убить Брин.
-Нельзя ради любви жертвовать чужой любовью и чужими жизнями, нельзя... - она как будто убеждала себя, покачиваясь сидя на кровати.
Синдбад не выпускал Мэйв из объятий. Нужно было что-то предпринимать, что-то делать, куда-то бежать... Мысли лихорадочно стучали в его мозгу.
-Нужно действовать.
-Не спеши, мой юный друг! - Из дальнего угла комнаты вышел Дим-Дим.
-Учитель!
-Тс-с-с, распелись тут как цыплята... Не спешите. Румина очень сильна и действовать нужно предельно осторожно. Так уж и быть, раз Мэйв здесь...
Он сделал жест рукой и в каюте появилась Джана.
-Что-то не так, учитель, - протянула было она, но тот только покачал головой.
-Какие же у меня непослушные ученики... никогда учителю не верят...
Он улыбнулся, но в темноте этого никто не заметил.
-Не бросайте Тею. Она из твоей страны, Мэйв. Она и Кернан. И еще... Помните, Румина вам пока не под силу. Когда вы достаточно окрепнете, а она ослабнет, вы поймете.
Дим-Дим исчез. оставшиеся в каюте осознавали произошедшее и сказанное. Нужно было обсудить план действий. Для начала, убраться отсюда. Затем отыскать Кернана. И, по возможности, не попасться Румине. Все просто. Осталось только обсудить детали.
Вот так и прошла эта ночь. Уставшая Мэйв, сутки до этого пытавшаяся пробиться к капитану, уснула. Синдбад уложил ее на свою кровать, а сам вышел на палубу вслед за Теей.
-Не печалься ты так. Вы обязательно будете вместе.
Сирена не разделяла его оптимизма. Она горько хмыкнула.
-Ты не понимаешь, моряк. Он живой. А я - это только моя душа и морская вода. Все, чего я хочу - это увидеть его.
-А Румина...
-Обещала вернуть мне жизнь. Это невозможно, но я поверила ей. Я хотела быть обманутой, и меня обманывали, - она вздохнула и зачерпнула воды из бочки, - жажда... трудно на воздухе. Но терпимо.
Русалка облизнула пересохшие губы. Ничего, она выдержит. Обязательно выдержит.
Синдбад моча развернулся и отправился к вахтенному.

Дальнейшие события тебе известны, дорогой читатель. Команда никак не могла добиться от капитана мало-мальски внятного объяснения происходящего. Но вскоре дверь в его каюту отворилась, и Синдбад, услышав скрип петель, бросил такелаж и замер в сладком ожидании.
На палубу в недлинном темном платье вышла Джана. Моряк с широкой улыбкой поспешил ей навстречу. Пока никто не выпалил ее настоящее имя и не накликал беды, он быстро проговорил:
-Друзья мои, прошу любить и жаловать нашу Джану!
Трудно описать всю ту радость, крики и объятья, заполонившие ""Номад"". Тея хохотала от души. Брин вообще заметила, что русалка весьма смешлива. Но сама ведьма не спешила раздавливать Мэйв в объятьях. Она подошла после всех и коротко, но искренне пожала Джане руку.
-Я не знаю, что здесь происходит, - сказала она, но догадываюсь, кто нас вытащил из этой ловушки...
-Это все ты, - склонилась к самому уху Брин Мэйв.
Только потом Брин узнала, что ее заклинание подействовало. А сейчас они под всеми парусами спешили к берегу Персии, счастливые и уверенные, что все беды миновали их. Огромные белые паруса трепетали над их головами, ветер освежал мысли, и даже ревность Брин молчала все эти дни. Ничто не омрачало беззаботных будней команды, обретшей своего друга, избежавшей смертельной опасности, и мчащийся на верном корабле к родному берегу, чтобы один из них... встретился там со своей гибелью. Но это будет потом. А сейчас... Сейчас за ними, безмятежными, скривившись, наблюдала в свой оракул Румина.
-Так, значит? Ну что ж, жалкая рыба, ты сделала свой выбор. впрочем, как и эта чертовка.
И Румина поспешила в Басру. Несколько дней спустя в порту Басры причалил ""Номад"". По трапу спустилась яркая процессия: впереди шел капитан корабля с красивой черноволосой женщиной. Они не держались за руки и не шли в обнимку. Только иногда они ловили взгляды друг друга и неизменно улыбались. Чувства напоказ были им незнакомы.
Затем шли Фаруз и Дубар, а замыкал колонну Ронгар, который вел закутанную в плащ фигуру - не стоило жителям Басры лишний раз оглядываться на страшно-белую Тею.
Фаруз точно знал, у кого можно узнать о местонахождении чужестранца. На Востоке иноземцы, даже прожившие там несколько лет, все равно оставались чужими - уж такая особенность этих народов. На поиски информаторов друзья отправились на базар.
Знаменитый на весь Восток базар окунул их в гул голосов и запах фруктов и пряностей, крик людей и верблюдов, водопады шелка.
Пока Фаруз беседовал то с одним торговцем, то с другим, Синдбад решился.
-Прости меня.
-Что? - Мэйв никак не могла понять, что она пропустила.
-Прости меня.
-Я не понимаю, о чем ты. За что я должна тебя простить?
Синдбад улыбнулся и прижал ее к себе. Ведьма отстранилась:
-Нет, ты объясни.
-Я прошу у тебя прощения за то, что не нашел тебя в ту ночь. За то, что не остался с тобой на острове Джафара. За то, что никогда раньше не говорил тебе..., - он остановился, точно споткнулся на слове, - что я люблю тебя, рыжая. и плевать, что ты брюнетка!
Мэйв подняла голову к небу. В этот момент они не слышали и не видели кутерьмы базара вокруг себя. Они были вдвоем на целой земле.
-Я прощаю тебя, моряк.
Она уткнулась головой в его плечо, пока их вселенское одиночество не прервала Брин:
-Мы, кажется, нашли его.
Их путь вновь лежал к морю, но в другой конец города. Кернан жил в небольшом домике на самом берегу моря. Уже четвертый год он жил в этом одиноком убежище. Что позвало его на Восток - не знал никто, да и сам он уже не помнил. Только не по своей воле он здесь оказался. Его невеста, рыжая дерзкая Тея, обещала приплыть следом за ним спустя полгода, но так и не появилась. Он все ждал ее, глядя на море, а потом ждать перестал. Вероятно, она нашла более удачную пару, нежели опальный кельт.
Все это он рассказывал, глядя на море из окна, сочувственно кивающей темноволосой девушке.
-Я видела ее, - негромко сказала гостья.
-Видела?! - Кернана точно обожгло.
-Да... она стала ведьмой... продала душу... у нас это распространенная практика... Теперь она - любовница величайшего капитана - Синдбада... Ты, вероятно, слышал это имя?
Кернан рассеянно кивнул.
Значит, предательство. Ну что ж. Он этого боялся. Одно его все же радовало - его Тея, как минимум, жива и невредима. А остальное - прах. Он переживет.
-Ну, мне пора, - гостья встала, - завтра корабль... Я передам твоему отцу, что ты жив, здоров...
-... счастлив, у меня семья, дети... пусть старик умирает спокойно... Спасибо тебе, Румина... Я не помню тебя, но ты столько знаешь об отце... вероятно, мы были очень дружны...
-Не сомневайся.

Несколько дней спустя в двери Кернана постучали. Никого не опасаясь, он крикнул: войдите! В большом доме стало тесно - какие-то люди заполнили его.
-Вы кто? Вам что нужно?
-Ты Кернан? - как-то даже резко спросил Синдбад.
-Да. С кем имею честь?
-Принимай! - и капитан снял с одного из своих спутников плащ.
Тея была предусмотрительно переодета в длинное шелковое платье. Она несмело подняла взгляд на Кернана:
-Здравствуй.
Она ожидала какой угодно реакции, но только не такой.
-Чего ты хочешь? Зачем ты пришла сюда? Зачем привела своего любовника?
-Кернан...
-Что?! Уходи.
Растерянная Тея оглянулась на команду. Здесь на защиту русалки выступила Брин.
-Кернан, послушай...
-Проваливай, ведьма. И своих забери. Оставьте меня в покое!
-Кернан, я не знаю, о чем ты говоришь, но Тея хотела только увидеть тебя.. Понимаешь, три года назад, ...
-Три года назад она предала меня!
-Три года назад я утонула, любимый, - Тея не могла больше молчать, - Я не предавала тебя. Я умерла, Кернан! Я русалка. И в доказательство она быстро подошла к нему и положила ладонь на загоревшее лицо. Ладонь была абсолютно холодной.
-Оставим их, - шепнул Синдбад, уводя за собой команду.
Чернота нависла над командой, и Брин содрогнулась, почувствовав это. Все уже было решено. Пружина натянулась невозможно сильно: едва они вышли из дома Кернана, как их окружили скелеты. Толпа мертвых воинов расступилась, когда их госпожа спешила к своим пленникам.
-Ты утомил меня, Синдбад, - лениво протянула Румина, хотя ее вид был лихорадочным. Приближался час Великой битвы, и ведьма ощущала это. Но этот час был не сегодня, - предлагаю решить все мирно. Ты сдаешься вместе со своими ведьмами, а я... дарую жизнь всей твоей команде...
-Поди прочь, ведьма, - грозно прошипела Джана.
Двери сзади нее отворились и вышли Кернан и Тея.
-А вы мне не нужны, - и движением руки откинула их прочь к стене. Одновременно с этим Брин выставила руку ладонью вперед и сильный магический щит помешал Румине сделать то же самое с остальной командой. Мэйв поддержала Брин. Против двух ведьм Румина не стала драться. Хотя могла. Она боялась. Больше всего она боялась быть побежденной.
-Значит так? - она опустила руку, и щит ведьм также исчез.
- Послушай, моряк! Надвигается час Великой битвы. И я не намерена сражаться в этот великий день с такими мелкими букашками!
-Румина, ты слишком болтлива!!! - в дыму и мухах сзади ведьмы вдруг образовался Скрэтч, - просто убей их и идем дальше! - он буднично махнул рукой.
Но оба лукавили. Великая сила защищала команду. Сила добра и доброй магии. Далеко не беспечность руководила ними, но этот блеф мог пройти.
Румина отлично это понимала. Она велела воинам немного расступиться. Скелеты образовали арену.
-К чему лишняя кровь... Это забавно, но отнимает много времени...Людишки! Я вызываю на бой любого, у кого на это хватит смелости! И этим поединком мы решим наше маленькое противоречие!
С видом дикой кошки она шла по кругу. Брин шагнула первой, опередив Мэйв. Последняя прикусила губу. Брин не может навредить Румине по вполне объективным, но тайным причинам. И она оказалась права. Румина один за другим пускала в Брин разряды магии, а той оставалось лишь уворачиваться да ставить щиты. Сопротивляться она не могла, Румина только хохотала, когда та пыталась сконцентрироваться и атаковать противника импульсами магии из глаз. Присутствие дочери Тюрока точно парализовало силы Брин. Наконец, Румина изловчилась, и очередной разряд, черкнув по ноге ведьмы, сбил ее на землю. Когда была поднята рука для смертельного удара, вдруг совсем рядом с Руминой оказалась Джана. Она знала, что если подойдет слишком близко, то ведьма свою магию употреблять не рискнет - себе во вред.
Пока две одинаково прекрасные и сильные женщины боролись взглядами, Синдбад уволок Брин. Скрэтч тем временем, воспользовавшись всеобщим замешательством, пробирался через толпу скелетов к Кернану и Тее. У него были серьезные планы на кельта. Человек, влюбленный в русалку, многое отдаст за ее настоящую, человеческую жизнь. Многое. Может, даже душу.

А Джана не отступала от Румины. Они так и кружились, тесно стоя одна около другой, прожигая ненавистью взгляда соперницу. И говорили. Тихо, так, что никто не слышал. Злобно, так, что все видели. Синдбад не отводил взгляда от Мэйв. Эта пляска ему не нравилась. Джана как раз повернулась к нему спиной, когда Румина вдруг отшатнулась. Все ожидали, что сейчас последует разряд, но ничего не случилось. Мэйв все так же стояла, а Румина испуганно пятилась. Две секунды спустя Синдбад понял, что Мэйв падает. С диким криком он бросился к ней, успев подхватить. Из груди девушки торчала рукоять ножа. Капитан опустился на колени.
-Синдбад... - она улыбнулась, и из уголка рта потекла кровь. Пружина лопнула. Мэйв умерла. Басра не слышала еще такого нечеловеческого крика.
-Мэйв!!!
-Мэйв?... - только и выговорила Румина.
-Мэйв, Мэйв... - он гладил ее лицо, волосы, размазывая кровь вперемешку с собственными слезами. Капитан плакал. Никто и никогда не видел его плачущим. Сколько раз он сам был на краю гибели, сколько раз вытаскивал друзей из цепких лап смерти! Это случалось так часто, что он почти забыл, что смерть существует. Ему всегда все удавалось. А теперь. Теперь он плакал как ребенок. Видели слезы настоящего мужчины? Это одна из самых страшных вещей на свете. В мироздании не остается ничего настоящего...
Оцепенели все, даже Румина и Скрэтч. Последний поспешил временно ретироваться. Румина же сама не ожидала от себя такого поступка. Она знала, каково убивать магией, но ножом оказалось гораздо страшнее. Скелеты исчезли - она давно о них забыла. Команда ""Номада"" не двигалась. Тея и Кернан не сводили взгляда с капитана, как и все остальные. А он обнимал Джану, прижимал к себе, убаюкивал. Её, мертвую, и свою боль, адски живую. Он не верил. Не мог верить. Бездыханное тело в его руках не принадлежит ей. Это не Мэйв! Это другая девушка. Черноволосая. Это не она. Не обманывай себя, капитан. Это она. И она мертва.
-Нет. Нет! Нет!!
Синдбад поднялся из пыли с Джаной на руках. Брин с криком вонзила меч в Румину. А та вдруг широко улыбнулась и повалилась в пыль. Никто не подошел к ней. Она так и лежала в этой пыли, пока какие-то крестьяне не похоронили неизвестную красивую девушку.
Команда стояла на берегу. Синдбад сидел в стороне с Джаной на руках. Ему никто не мешал.
Кернан заговорил первым:
-Я знаю, что сейчас не время... Но смерть Мэйв заставила меня принять верное решение. Мы виноваты в ее гибели, мы... Спасибо вам за все, - и двое кельтов попрощались с командой. Тея подошла к Мэйв и поцеловала ее в холодный лоб.
-Держись, капитан...
И они ушли в море, Тея и Кернан, пока вода не покрыла их с головами.
-Пора, - сказал Фаруз.
-А-а-а... - протянул было Дубар.
-Оставь их.

Они так и сидели вдвоем на берегу моря, капитан и его ведьма, он и она, живой и мертвая. Синдбад держал ее на руках, точно ребенка. Он не отдал ее никому с самого момента гибели, только позволил Брин вынуть нож и отереть кровь с лица Мэйв. И теперь она точно спала на его руках.
-Спишь? Спи, любимая. Никто не потревожит тебя. Я не дам тебя в обиду, слышишь? Не слышишь, конечно, ты же спишь... Спи... Помнишь, как ты впервые с тревогой уснула на ""Номаде""? Ты не доверяла мне... И когда Дермотт исчез... Ты так волновалась... Помнишь? Спи, родная. Помнишь, как меня уменьшили? Кейпру помнишь? Я тогда готов был расцеловать тебя... А поцелуй, тот самый, первый? ...Проснись, Мэйв... Ты слышишь меня? Ты проснись, пожалуйста! Ну посмотри же на меня, что же ты делаешь, Мэйв?!Мэйв!!
И кричали чайки над его головой, а ему казалось, что они оплакивают его горе. Он уже почти ничего не понимал. Не выдержав напряжения, Дубар вернулся. Он взял из рук брата безжизненное тело.Рука Джаны упала в пустоту. Синдбад не мог этого вынести. Он такими глазами посмотрел на брата, что тот испугался. Ронгар, проследовавший за Дубаром без ведома последнего, взял капитана за плечи и повел к команде. Синдбад шел за широкой спиной брата и видел только разметавшиеся черные волосы и белые ноги Джаны. И еще руку. Он все время видел перед глазами ее руку. Белую. Безжизненную.
Дермотт летел низко. Он не издал ни звука. Он не мог понять, как его быстрый ястребиный глаз не заметил ножа. Это было невозможно. Единственное, чего он сейчас хотел - это обнять на прощание сестру. Но рук ему не дано, а смерть Румины, некогда и наложившей на него заклятье вместо Мэйв, не освободила его. Но не это было важным. Важно, что погибла его сестра.
Всем было тяжело. Каждый ощущал свою вину. Брин была раздавлена. Ведь это она виновата во всем, она! Она необдуманно ввязалась в бой и ее защищала Мэйв!
Но никто не был виноват. Настал час. Каждый сам избрал свою судьбу.
А в далеком домике в саду на кровати лежала девушка. Она вдруг открыла глаза и начала задыхаться.
-Тише, тише, Мэйв! - Дим-Дим успокоил ее, пока дыхание не пришло в норму, - ты жива. Тихо, говорю тебе. Ложись.
-Я ничего не понимаю, - прохрипела Мэйв.
-Спокойно. Ты жива.Тихо, тихо... Помнишь, тогда, в каюте Синдбада? Тебе что-то показалось неправильным? Ты получила ненастоящие тело вместо того, чтобы преобразовать собственное, как это было раньше. Это отняло у меня последнюю магию... Но ты теперь жива... Я догадывался, что в преддверии Великой битвы Румина всеми силами попытается убить вас...
Мэйв хотела что-то сказать, но была слишком слаба.
-Твоя истинная сила откроется только в день Битвы. Он скоро. Очень скоро. Тебе нужно набраться сил, чтобы в этот день быть с капитаном.
На ее немой вопрос он ответил:
-Он не знает, что ты жива. И пока не узнает. И не спорь. Я слаб, и не могу дать ему даже весточку... Так что поправляйся, дитя, и беги к нему на помощь...

""Номад"" плыл без определенного курса. Синдбад с беззаботным видом вышел из каюты, и, обняв Брин, пошел с ней по палубе, говоря:
-Послушай, Мэйв, как ты считаешь, стоит ли нам отправиться в Багдад? Халиф будет рад, да и не только он...
Вторые сутки пошли с момента гибели Джаны. Вторые сутки они плывут в никуда. Вторые сутки капитан называет ее Мэйв и ничего не помнит о недавних событиях.
-Защитная реакция, - объясняет Фаруз, - он нормальный, просто ему так хочется думать... Это пройдет! я надеюсь.
Но шли недели, а состояние капитана оставляло желать лучшего. Он жил в выдуманном мире, где все было благополучно... и Мэйв была с ними. ""Номад"" беспомощно дрейфовал у берегов Персии, иногда заходя в порты, чтобы закупить провиант. Деньги заканчивались, а фрахтов не было. Нужно было что-то решать.

Тогда Дубар принял на себя ответственность, и в одном из портов Индии взял на борт пассажира. высокий статный мужчина, уроженец Басры. Он взошел на палубу, когда вся команда была в городе. Дубар приветствовал гостя. Тот сдержанно кивнул. Что-то дворянское было в его походке, фигуре и манерах. Он прохаживался по палубе, когда команда взошла по трапу, если не в хорошем (чего с момента гибели Мэйв не случалось), но хотя бы в оживленном настроении. Они не заметили чужака, но когда он окликнул Брин по имени, все настороженно остановились.
Синдбад заговорил первым:
-Вы обознались. Это Мэйв, моя... впрочем, это не ваше дело. Что вы делаете на моем корабле?
-Брин, потрудись объяснить, что здесь происходит! - настаивал незнакомец.
Но Брин молчала. Она не отрывала взгляда от незнакомца, и вдруг, неожиданно для себя выговорила:
-Мансур?
-Ты не узнала меня... - его глаза бродили по такелажу.
-Н-нет... Я помню тебя... Я видела тебя... Давно.
-Хорошо же тебе с новыми друзьями, что ты забыла даже меня! - он горько глянул на оторопевшую ведьму, -Дермотт? И ты здесь? А где Мэйв?
Дермотт приветственно крикнул.
-Мэйв, что происходит? - Синдбад не мог разобраться в происходящем.
-Брат, это наш пассажир, он обознался, -Дубар положил руку на плечо Синдбаду, - идем, все в порядке.
Неохотно, капитан проследовал за здоровяком. Он несколько раз оглянулся на незнакомца.
-Мансур..., - начала Брин, - я помню твое имя, но я не помню тебя... Что-то подсказывает мне, что ты - друг... Наверное, ты имеешь право знать...
-Где Мэйв?!
-Она мертва, Мансур. А Синдбад считает, что она - это я.
Араб закусил губу так, что потекла кровь.
-Как это произошло?
Брин рассказала ему. Она сама не понимала, почему доверяла этому человеку. Кто он? Пришла пора столкнуться со своим прошлым. Брин боялась и всячески оттягивала этот момент рассказами о Мэйв. Но в какой-то миг она не выдержала:
-Кто ты, Мансур? Кто я?!
И он начал длинный и запутанный рассказ. Они не заметили, как вся команда собралась вокруг них.
-Много лет назад Тюрок похитил из поселения светлых магов прекрасную женщину... Звали ее Ронвен...
Глаза Брин приняли отрешенное выражение. Она вспоминала.
-Она подарила Тюроку двух дочерей - Румину, старшую, и Брин, младшую...
Брин резко вдохнула, точно от удара.
Но никто даже не удивился, точно все давно об этом знали.
-Но Ронвен сбежала с маленькой Брин и поселилась в небольшой кельтской деревушке. Поэтому и имя у тебя кельтское, а у твоих отца и сестры...
-Мертвой сестры, - уточнила мрачно Брин.
-... татарские. В той деревушке жила семья. В ней также было двое детей, Мэйв и Дермотт, брат и сестра.
Ястреб вскрикнул.
-Да, мой дорогой... Ты же помнишь...
Тюрок был страшно зол на твою мать... Румина поклялась убить тебя, Брин... Шли годы, а она все не могла тебя найти. Наконец, она узнала о деревне Мэйв... В свой первый приход она поняла, что не может тебя узнать и решила, что заберет в рабство всех молодых девушек, а там решит... Я как раз был тогда в этой деревне... Битва была трудной. Тогда-то Мэйв впервые и использовала магию... Пытаясь отомстить, Румина превратила Дермотта в ястреба... Вот так вот. Она нашла слабое место... и тогда Мэйв отправилась на Восток, чтобы найти Румину и убить ее... И освободить брата. Несколько лет она училась у Дим-Дима, а Румина все не могла успокоиться... Она уничтожила всю деревню Мэйв... Вся ее семья погибла...
Дермотт вскрикнул так горестно, что команда содрогнулась.
-Да, мой мальчик. Ты лишился всех в одночасье... Прости, что вынужден говорить тебе это... Только вот каким чудом выжила Брин - я не знаю... Я все эти годы прожил в той деревне, а когда Румина пришла во второй раз, мне подвернулся выгодный фрахт, и я был в Карфагене...
Я был уверен, что Брин погибла... Но, благодарение богам, она жива... и не помнит меня.
-Мы, верно, были дружны? - виновато спросила Брин.
-Когда-то ты любила меня, - вздохнул бывший моряк.
Капитан зло глянул на Мансура. Он никак не мог понять, почему тот называет Мэйв Брин, но ревность не спала.
Брин покраснела. Она не знала, что ответить. Команда тактично оставила троицу. Дермотт взвился в воздух. Ему нужно было успокоиться. Как ему сейчас не хватало рук! Ну почему он птица??
-Это было бы смешно...
-Когда бы не было трагично, - закончил за Фаруза Дубар предложение. Они говорили о ревности полусумасшедшего Синдбада к Мансуру. Их опасения были напрасны. В одно утро здравый ум вернулся к капитану. Он вышел из каюты мрачнее тучи.
-Брин, прости меня, - мимоходом бросил он, не удосужившись ни с кем поздороваться. Сегодня утром он нашел в каюте Мэйв ее пряжку, и воспоминания хлынули как горячая кровь из горла. Что это за чертова битва, о которой говорил Дим-Дим, если Румина мертва? Кто их противник? Скрэтч? Его не убить, не уничтожить... ""Но можно победить...""-отчетливо услышал он голос. Капитан обернулся. На палубе никого не было. Что ж, он уже свыкся с мыслью, что сходит с ума. Победить Скрэтча... Он должен это сделать. Ради Мэйв. Она ведь этого хотела! Использование прошедшего времени в адрес девушки больно полоснуло по его душе. Он сжал зубы. Да, это все, чего он хочет. А потом... Потом он поселится где-нибудь в хижине на берегу моря, подальше ото всех. А чего ему еще желать? У него отняли все, что было ему дорого... Или почти все. Он посмотрел на столпившихся на корме друзей. Уже несколько недель прошло с момента гибели Мэйв, а спокойствия все не было ни у кого. То и дело она мерещилась кому-то из них. Хуже всего было Брин. Она каждую ночь видела рыжую во сне, слышала ее голос. Ей было невдомек, что Мэйв пытается к ней пробиться, но увы, безуспешно. Уверенная в ее гибели Брин не идет на контакт. Бедняга! История собственной жизни выбила почву из-под ее ног. А тут еще Мансур. Она чувствовала к нему тягу, но... Нет, она его не любила. Девушка понимала, что никогда не заменит Мэйв, но все же, все же...
А Мэйв все спешила стрелой на вороном коне, мчалась сквозь леса и пустыни. Она берегла магию - скоро она ей пригодится. Скоро. Скоро - час Великой битвы.
-Что ты знаешь о Битве? - спросила Брин Мансура.
-Не много. Это решающая битва, которая бывает раз в столетие. или реже. Если побеждают темные, то разгораются война за войной... Сейчас они особенно сильны... Это все проходит в высших ""ярусах власти"", нам далеко до этого. Только вот арена их постоянной борьбы - земля. И время от времени под видом простых жизненных трагедий разыгрываются Великие сражения... в день Битвы Избранные обеих сторон получают необыкновенную силу...
-А теперь? Когда Битва? Где и против кого?
-Судьба скажет. Тебе в первую очередь. Ты же Избранная...
Мансур был одной сплошной загадкой.
-Ты будешь с нами?
Мансур кивнул. Наверное, сама судьба привела его на ""Номад"".
В тот же день руль ""Номада"" перестал слушаться. Панику команды успокоил Мансур:
-Час настал. Битва скоро.
""Номад"" уже на следующее утро доставил их на хорошо известный нам остров - к Джафару. Но на этот раз никто их не встречал. Команда прошла к замку. Во дворе они увидели Джафара, Кейю и Айну. Девочка уже неуверенно ходила. Ведьмы быстро растут. Они молча кивнули команде и продолжили приготовления. моряки включились в работу. Дермотта приставили нянькой к Айне.
Готовились катапульты, сети, в ход пошли все изобретения Фаруза. Никто не знал, как будет проходить Битва. Через несколько часов после прибытия команды послышались трубы - это дозорные трубили тревогу. Время пришло.
На поле у замка выстроились скелеты. Во главе войска справа стоял Тамерлан. Другое крыло возглавил Тюрок,вновь оживший при помощи Скрэтча. Сам же бараньеголовый шел в центре, размахивая какой-то грязной тряпкой на палке - импровизированным знаменем.
-Сдавайтесь! - нагло закричал он, - все равно вам не устоять!
-Ещё чего, - нагло и мрачно сказал Синдбад Брин. Все приготовились к великой битве. Маленькое войско светлых было готово бороться до конца. Даже, если это будет смерть.
Скрэтч вел себя предельно развязно... Только что ж он тогда притащил целое войско, чтобы справиться с кучкой людей, амнезийной ведьмой и ребенком? Смешно.
Полки двинулись на отряд. Вот-вот должна была начаться страшная бойня. Шансы выжить - минимальные. Победить-...
Но битве не суждено было разразиться именно так. Едва Были подняты мечи, как из отряда светлых выбежала Айна. Она казалась старше, чем была, но проворнее, чем минуту назад - это точно. Маленькая, юркая, она носилась между сражающимися, то и дело какими-то магическими уловками обеспечивая им победу. Скелеты по сути своей были слабы, а вот их предводители... При этом сама Айна оставалась невредимой.
Никому и невдомек было, что действовала она не одна. Мэйв, без помощи Дим-Дима потерявшая возможность быстро перемещаться, не успевала к полю битвы. Она уже была на берегу острова, когда услышала горн.
Тогда ведьма приняла единственно правильное решение: она нашла безопасное место, уложила около себя меч, закрыла глаза и всю себя и свою силу переместила в тело маленькой Айны. Это стоило больших усилий. Но теперь сила двух могущественных ведьм была доступна одному маленькому тельцу. Но это далеко не было залогом успеха.
Айна металась между сражающимися, помогая то одному, то другому. Наконец, когда достаточно скелетов было уничтожено, и в поле стало свободнее, образовалось три дуэли: Синдбад сражался с Тамерланом, Брин выступила против отца, а маленькая Айна гордо шагнула к Скрэтчу. Повелитель мух расхохотался, но нервно. Айна усмехнулась. Милейший ребенок сверкал глазами, точно двумя факелами. Скрэтч поморщился. Айна выпустила первый разряд магии.
Синдбад расправился с Тамерланом довольно быстро и безболезненно. Он даже не был ранен. Когда мертвый полководец рухнул к его ногам, капитан оглянулся и заметил Брин, отчаянно пытавшуюся убить собственного отца. два потока магии, встретившись под лязг мечей, не уступали друг другу по силе. Синдбад видел - она сдается. Она никак не могла решиться и вонзить в отца клинок. Но это сделал Синдбад. Пока руки мага были заняты магическим потоком, он из-под низу, упав на колени, быстро выбросил саблю вперед. Поток исчез, Тюрок погиб.
А тем временем маленькая Айна, разбрасывая попутно небольшие молнии в помощь остальным сражавшимся и разрушая скелеты, разряд за разрядом гнала Скрэтча к обрыву, то жгла его, то душила, то била молниями. Жестокая девочка! Она надеялась, что, сбросив его в столь ненавистную Скрэтчу воду, она сумеет победить. А Повелитель мух, скуля как собака, все бежал от неожиданно сильной малышки. Он не ожидал такого поражения. Поражения без битвы.
Но это была только внешняя картина. Где-то в неизвестных мирах одновременно с ними сражались Добро и Зло, и битва там была куда сложнее. Но с победой светлых, победила и высшая сущность.
Однако Скрэтч вовремя сообразил, куда его гонят, и, самостоятельно спрыгнув с обрыва, он в воздухе превратился в ком огня и исчез, крикнув, что это не конец и он еще вернется. Айна потерла обоженную кожу на предплечье. Больно. Она обернулась. Битва уже завершилась. В замок уносили мертвых и раненых. Девочка быстро подошла к команде. Усевшись на земле, Синдбад переводил дыхание. Айна коснулась к нему рукой, провела по волосам. В этот момент Мэйв покинула ее тельце и очнулась на берегу. Возле нее сидел Дим-Дим. Он тоже принимал участие в битве.
-Мы справились, девочка...
Айна, лишенная силы нескольких магов, вдруг стала просто самой собой и расплакалась, испуганная. Синдбад взял ее на руки и понес к отцу.
-Брин...
Она не обернулась. Мансур шел следом за ней по пляжу, подбрасывая носками восточных туфель песок.
-Брин, я прошу тебя...
Она резко остановилась и, развернувшись, села на песок лицом к морю.
-Я не останусь с тобой, Мансур. Не проси. Я знаю, что тебе больно это слышать, что..., - у нее не хватило воздуха, - я уплыву с ним... с ними.
-Брин...
Она резко поднялась:
-Я не люблю тебя, Мансур.
И она побежала по берегу обратно к кораблю, к команде, к капитану. Она завоюет его, обязательно. Она будет с ним, чего бы ей это не стоило.

Они отчалили двумя шлюпками, попрощавшись с Джафаром, Кейей и Айной, отчалили, почти счастливые. Но улыбок не было. Почему-то каждый сегодня вспомнил Мэйв.

А в сердце острова Скрэтч выл от бешенства. Битва закончилась, и он потерял силу, так и не использованную. Перед ним возникла Мала.
-Скрэтч-Скрэтч...
-Ты?? Снова ты?? Убирайся прочь, ведьма! Это ты ему помогла?
-Оставь его в покое.
Скрэтч криво улыбнулся. Ну нет уж!.. И огонь кольцом окружил Малу.
-Теперь тебе не выбраться!

Номад"" плыл на всех парусах, оставляя за собой остров с семьей мага, и необычного человека, тщетно надеявшегося на благосклонность Брин.
Дермотта не было. Еще перед началом битвы он почувствовал Мэйв и все это время охранял ее.
Команда перевязывала многочисленные раны. Руль был закреплен, и на палубе никого не было видно.
В этот момент на корме образовался столб дыма. На палубе стояла, закутанная в плащ, рыжеволосая девушка. Она протянула руку, и на нее сел ястреб. Вот и все. Она дома. Она здесь, чтобы остаться.
4. Окровавленная ладонь
Окровавленная ладонь

-Ты помнишь, милый, этот вечер?
И помнишь море у скалы?
Уставший, ты летел, как кречет,
Чтобы уснуть в объятьях мглы.

Роса... Поэты, знаешь, правы.
То не роса, а слезы были,
И расставанье как отрава
Ложится серым слоем пыли.

Ты уставал - я поднимала,
Ты пить хотел - я слала дождь,
Пустых, тебе их было мало -
Тех женщин, не дарящих дрожь.

Меня, невидимую, слышать
Ты не хотел. И Бог с тобой,
Мой капитан... И мой мальчишка.
Безумец мой и мой герой, -

тихо, как колыбельную, напевала Мэйв, бродя по палубе ""Номада"". Вся команда была в кают-компании, Дермотт не улетал далеко от сестры.
-Мой герой, - эхом отозвалась Брин в тесной кают-компании.
-Что? - переспросил Синдбад.
-А? - Брин пришла в себя, - прости,я ... сама с собой...
Синдбад кивнул. Он даже не смотрел на ведьму. ""Неужели он никогда ее не забудет?!"" - судорожно думала Брин. Ревновать к мертвой глупо. Но не глупее ли любить мертвую? Она всегда была на корабле рядом с Брин и Дермоттом. Всегда. Брин ощущала ее почти физически, но никому об этом не говорила. Стать нею... Быть Мэйв... Брин зажмурилась. Глупости. А Мансур? Что Мансур... Она не любит его... Этот человек взбудоражил ее душу. Он нарисовал перед ней силуэт ее прошлого, но только силуэт. Он притягивал к себе, не так сильно, как Синдбад, возможно, но неотвратимо.
Капитан почувствовал на себе взгляд Брин. Ему стало не по себе. Он молча встал и вышел. Синдбад поднимался на палубу, утреннее солнце слепило глаза. Картина из прошлого ясно, почти ощутимо предстала перед ним - красивые женские ноги, юбка, талия, схваченная кожаным костюмом, плащ... Синдбад тряхнул головой, но видение не исчезло. Судьба дала ему третий шанс. Третий и последний. Моряк молчал, так и застыв на ступеньках. Видение сделало шаг назад, давая ему пройти. Рыжая голова закрыла от него солнце. Перед Синдбадом стояла Мэйв. Синдбад молчал и не двигался, почти с ужасом и благоговением поднимая взгляд все выше. Когда их глаза встретились, Мэйв заговорила первой.
-Что же ты молчишь? Даже не поздороваешься...
Капитан сел на ступеньку, повернувшись спиной к слепящему своим счастьем видению. Он опустил голову на руки. Он смеялся и чуть ли не плакал. Он не верил. Он качал головой и тер глаза. Мэйв села рядом.
-Я настоящая. Я живая. Посмотри на меня, - она не узнала собственный голос.
Брин, выйдя из кают-компании, схватилась за стену. Она медленно начала сползать по ней, когда Ронгар подхватил ее. Темнокожий посмотрел на лестницу, с которой не сводила взгляда Брин. Он так и замер, держа под руку ведьму. Удивившиеся возне в коридоре, моряки высыпали наружу. Матросы поспешили скрыться, испуганные, они, скользя вдоль стен, столпились в другом конце коридора, где можно было с безопасного расстояния наблюдать за происходящим. Мэйв спустилась и стояла перед командой. Дубар отделился ото всех и подошел к ней. Он коснулся щеки рыжеволосой. Ее глаза были полны слез. Да, это были ее глаза. Это была Мэйв, и никакой подмены быть не могло. И Шайтан его знает, как это произошло. Сейчас это не важно.
-Сестренка... Мэйв...
Он резко и сильно обнял ее так, что слезы, которые она тщательно сдерживала, расплескались по щекам. Команда обнимала и кружила свою ведьму, матросы радостно приветствовали ее, даже Брин поддалась всеобщему настроению и жала Мэйв руку, точно другу... Ведь, не будь Синдбада, ничто не мешало им быть друзьями, особенно после того, сколько вместе они уже пережили. Только капитан оставался сидеть на лестнице, упершись головой в поручень. В какой-то момент Мэйв оглянулась на него, и все утихли. Команда расступилась, когда капитан спустился вниз и шагнул к ней.
-С возвращением, рыжая.
Она ринулась к нему, и, забыв гордость, упала на грудь своего капитана.
Душа Синдбада как-то одновременно сжалась и развернулась, вместив в себя весь мир и ее, невозможную. Он запрокинул голову. Так не бывает. Хвала всем богам, какие только есть и всем тем, кого нет. Так не бывает. Он не знал, чем заслужил такое счастье, но теперь... Теперь он ни за что не упустит его. Сильные руки прижимали девушку.
Радость команды трудно было описать, да и не нужно. Оставим их, счастливых, беззаботных. Дадим им время насладиться друг другом и покоем, ведь этого времени у них очень мало.
Иногда кажется, что все приключения мира концентрируются в судьбах нескольких людей... Вероятно, так оно и есть. И уж кому-кому, а этой команде вряд ли когда-то удастся жить спокойно. Да и не хотят они этого. На ""Номаде"" их жизнь, и вряд ли им удастся с этим поспорить.
Но не все были спокойны. Брин металась по каюте, не находя себе места. Все только о Мэйв и говорят. К ней, Брин, - только распоряжения да приказы. Она рада, что Мэйв жива. Искренне. Но не место им двоим на одном корабле. Не место.
Что касается Мэйв...
Почему так? Ее здесь ждут и любят, но...
-Брин, а где Дермотт?
-Брин, держи парус, слышишь?
-Брин, стань к рулю!
-Брин, найди капитана!
-Пусть Брин это сделает, у нее лучше получится!
И так весь день. Брин-Брин-Брин. У Мэйв в ушах уже звенело от этого имени. Она здесь не нужна. Да, любима. Но не нуж-на. Она по слогам выговорила эту фразу.
Но оставим их пока. Наш путь лежит в самое логово Скрэтча, где в клетке из огненных прутьев томится Мала.
-Ну ты же можешь позвать его, - настаивал Скрэтч, - ну же! Позови его! И все, ты свободна!
-Иди к черту!
-Я только что оттуда, ты же знаешь, - уточнил Повелитель Мух и усилил пламя вокруг Малы. Она глухо застонала. Скрэтч расхохотался.
-Одно твое слово - и все прекратится!
-Нет.
-Дура! - плюнул бараньерогий. Ну и сиди тут. А у меня есть уже новый план... А ты сиди, пригодишься...
""Номад"" мчался к Багдаду. Нужна вода. Да и новый фрахт им так и не подвернулся, деньги заканчивались, нужно было что-то решать.
Мэйв стояла на палубе. Только сегодня утром она вернулась на корабль, а к вечеру уже поняла, что лишняя здесь. Синдбад подошел к ней очень близко. Он бесстыже рассматривал ее лицо, волосы, изгиб платья на груди.
-Почему ты грустишь?
-Уйди.
Капитану показалось, что этим словом она дала ему пощечину. Он отрезвел. Ведьма стояла вполоборота к нему. Он резко повернул к себе рыжую, за что тут же поплатился. Мэйв сильно толкнула его, так неожиданно, что, не схватись он за борт, растянулся бы на палубе.
-Да что с тобой происходит??
-Ничего, - холодно ответила Мэйв, - ничего. В том-то и дело.
И она прошла по палубе стремительно, оставив за спиной ошалевшего капитана.
Она злилась не на него, нет. Она злилась на себя, Румину с ее несостоявшейся местью, Скрэтча... Злилась за то, что Дермотт по-прежнему ястреб, хотя дочь Тюрока мертва... Дочь Тюрока... Брин... Опять Брин!
Насыщенный день выдался сегодня на ""Номаде""... На таком маленьком корабле было всего 3 отдельные каюты - капитанская, каюта Мэйв, в которой сейчас жила Брин, и каюта для пассажиров или гостей. Последняя была заполнена неизвестным грузом Мансура, который он не потрудился забрать, да и не до того всем тогда было. Капитан холодно-вежливо предложил Мэйв свою каюту, заявив, что будет спать на палубе или с матросами, пока они не сгрузят вещи Мансура (неясные ящики, захламившие пол-корабля).
Мэйв только молча кивнула. Фаруз и Ронгар удивленно переглянулись, Дубар поднял брови, но никто ничего не сказал. Вероятно, они что-то упустили.
До Багдада они доплыли практически без приключений. Груз Мансура решено было оставить доверенным лицам, но таковых в городе просто не оказалось. Фрахта они не нашли, и пришлось продать немного взрывных палочек Фаруза, пользовавшихся огромным спросом. На вырученные деньги был закуплен провиант.
-Куда плывем, капитан? - спросил Дубар, когда они поднялись на палубу.
-К Дим-Диму. Мэйв покажет курс. Нужно навестить старика, - и уже вполголоса добавил, - может, хоть он объяснит, что здесь происходит..
Но отплыть они не успели. По причалу, с полугодовалым ребенком на руках, бежала девушка.
-Подожди, Синдбад! - она без особого приглашения взбежала по еще не убранному трапу в тот момент, когда ""Номад"" уже отчаливал. Так на корабле оказались двое: женщина и ребенок.
-Равия?! - Синдбад не мог скрыть смешанных чувств.
Девушка отдышалась. Нелегко бегать с ребенком на руках и сумкой через плечо. А ""Номад"" уже неизбежно выходил в открытое море.
-Что ты здесь делаешь?? - не унимался Синдбад.
-Сейчас... Дай отдышаться... Сына подержи..., - и она отдала ему ребенка.
-Сына?
-Ну да, твоего сына, - она так просто и буднично это сказала, что Синдбад растерялся и взял ребенка.
-Ахахаааа, - рассмеялся Скрэтч, - вот и отлично! Это прекрасно подходит к моему плану... Надо записать, - он достал пергамент, - для потомков. Отличный сюжет! Он будет популярен! Глупая девица, ты мне только поможешь...
Назвать состояние экипажа шоковым - это очень сильно преуменьшить реальную картину.
Сиплым, надсадным голосом, капитан переспросил:
-Что?!
-Что слышал! И отныне я путешествую с вами! Не век же мне в Багдаде сидеть...
Брин обрела возможность думать первой. Она стремительно спустилась вниз. Мэйв последовала за ней, бросив Синдбаду безжалостную фразу:
-Пойду освобожу каюту для новообразовавшейся семьи, - и с дерзко-надменной улыбкой она отправилась догонять Брин.
Синдбад открыл рот, махнул рукой, зажмурился, открыл глаза и пришел в себя.
-Так, ты что здесь делаешь, кто тебе сказал, что это мой ребенок?? - он резко и невежливо взял за локоть Равию, предварительно отправив ребенка на руки не менее ошалевшему Дубару.
-Не сомневайся, милый, - приторно проговорила Равия.
Синдбад зарычал, а Скрэтч довольно захихикал и захлопал в ладоши:
-Отменная дура! Какие же внушаемые эти людишки!!! Эм... Цель номер один - лишить Синдбада поддержки ведьм - выполнена.... Цель номер два, - он вычеркнул когтем из длинного пергамента пункт, - ну да ладно, пока обойдемся бедламом на корабле... У-у-у, голубочки...

Мэйв и Брин метались по каюте как две загнанные львицы. Вернее, исходя из цвета их волос, львица и пантера. Последняя, обессилев, упала на кровать.
-Это... это... возмутительно! - продолжала бушевать Мэйв, - и вообще!...
У нее закончились аргументы.
Все это порядком ей надоело.
-Брин?.. Мы доплывем к Дим-Диму... и я... я так больше не могу.
-Да, ведьма, именно так! Ты сама приведешь меня к старикашке! Глупая... - это Скрэтч комментировал услышанное в оракуле Румины. После ее смерти оракул стал работать лучше, вероятно, ему не мешала более ее злоба.
-Значит так, красавица, - продолжил Синдбад, - в ближайшем порту я высажу тебя и ты отправишься домой!
-И ты бросишь собственного ребенка на произвол судьбы? - она сказала это таким тоном, что моряк не понял, то ли она издевается над ним, то ли она и вправду так глупа.
-Это не мой ребенок! - и он побежал в каюту за ведьмами. Ронгар стал на пути Равии, не давая ей отправиться за капитаном.
-Мэйв, Брин, - Синдбад закрыл за собою двери.
-А кто тебе дал право врываться в нашу каюту? - с вызовом бросила Мэйв.
-Иди-ка ты прочь, капитан, - Брин насмешливо проговорила именно последнее слово, что сильно задело Синдбада. Он вышел, хлопнув дверью.
Все время, пока ""Номад"" плыл до острова Дим-Дима, Синдбад ночевал на палубе (его каюту заняла Равия с ребенком, Брин и Мэйв вдруг оказались по одну сторону баррикад), ни с кем не разговаривал, и то и дело сбегал от Равии по вантам. Он часами стоял в гнезде впередсмотрящего и даже ухитрился там каким-то образом засыпать. Дермотт не оставлял капитана одного ни на секунду, чем вызвал недовольство ведьм.
Ребенок мог бы растопить их сердца, но Равия не выпускала сына из рук, то и дело норовя всунуть его Синдбаду. Все это начинало напоминать маленький балаган душевнобольных.
Когда показался остров Дим-Дима, Синдбад от радости едва не выпрыгнул из гнезда прямо на палубу.
Дим-Дим встретил их прямо на пляже. Рядом с ним была Кейпра, многое прошедшая, и с помощью Мэйв вернувшаяся к мужу.
Радостную встречу продолжили тихими посиделками в доме стариков-магов. Да-да, именно тихими, потому что Равия уснула.
-Учитель, - негромко начал Синдбад, - я вот думаю... а не последовать ли мне вашему примеру и не остепениться? Поселиться на суше, жениться?
Ведьмы поджали губки. Они были уверены, что он говорит о Равии.
-Сын мой, - начал Дим-Дим, - для начала вам нужно закрепить победу добра, закончить незавершенные дела... Нам с Кейпрой недолго осталось, и скоро весь груз нашей магии ляжет на молодые плечи. Мы готовили на эту роль Айну, но она слишком мала. И пока что этим займутся две другие, не менее сильные ведьмы... А нам пора...
-Учитель, о чем вы? Вы же не так стары еще..., -перебил Дубар.
Но учитель сменил тему. Они еще долго говорили о розах и магии, о добре и зле, верности и предательстве. Ближе к вечеру старики-маги стали выпроваживать удивленную команду. Они ощущали опасность, но обезопасить друзей не успели. Едва только команда двинулась к морю, как на их пути возник Скрэтч собственной персоной. Он был один, и это настораживало.
-Куда это вы так спешите? Мы еще не договорили... А, ведьмочки?
-Скрэтч, ты утомил меня, - заявил раздраженный Синдбад.
-Стоять! Не спешите... И не надо целиться своей этой...хм, магией, ведьмочки! - предупредил бараньерогий, глядя, как поднимаются руки ведьм, - я к вам с козырем...
У него за спиной возникла уже упомянутая клетка с Малой.
-Мама, - рванулся Дубар. Синдбад не услышал его оговорки. Скрэтч зацокал языком, - не так быстро... Мне нужен Синдбад... Тет-а-тет, так сказать...
Синдбад уверенно шагнул вперед и вместе с матерью, тщетно взывавшей к Дубару с просьбой задержать брата и Скрэтчем скрылся в облаке гадкой пыли.
Только команда отдышалась и откашлялась, как пыль образовалась снова. Из нее высунулась голова Скрэтча:
-А это вам, чтобы не скучали, - он бросил на землю полную горсть семян и исчез.
Но долго удивляться не пришлось. Из пресловутых семян довольно быстро начали расти воины. Закрытые в броню с ног до голов.
-Быстрее! Пока они не выросли! Тогда нам с ними не справиться, - кричал Дим-Дим, но было поздно. Команда не успела даже вынуть мечи из ножен, как оказалась поваленной на землю и связанной. Магия не действовала на воинов.
Лишенные возможности защищаться, они были обречены. Однако воины явно не собирались действовать без ведома хозяина. Они только разделили наших героев - на всякий случай. Дим-Дим и Кейпра были водворены обратно в дом, женщины помещены отдельно от мужчин. Ребенок был положен около Равии, и она могла даже касаться к нему. Девушка рыдала. Мечтая о романтике, она не подозревала, в каком мире живет Синдбад на самом деле.
Брин сидела спиной к дереву, прислонившись к стволу, злая и уставшая, когда услышала шепот:
-Не оборачивайся, Брин. Не подавай виду...
Это был Мансур. Брин осталась недвижимой, только глаза забегали отчаянно-быстро. Она вдруг увидела вопросительный взгляд Мэйв. Брин все так же глазами показала назад, и Мэйв увидела Мансура. Он очень аккуратно, так, чтобы не заметили воины, развязывал руки Брин. Мэйв почувствовала, что ее руки тоже кто-то развязывает.
Надо отметить, что Фаруз, заметивший движение около девушек, принялся отвлекать воинов, болтая абсолютную чушь вперемешку с оскорблениями. Минуты три ему удавалось держать во своей власти их внимание, не смотря на все увещевания Дубара, пока сильный удар в челюсть не заставил его умолкнуть. Но дело было сделано. Освободившиеся ведьмы, если не могли с помощью своей магии победить воинов Скрэтча, то оградить обездвиженных друзей от них - запросто. Пока они держали стены, сдерживающие врагов, Мансур и еще один неизвестный воин развязали остальную команду. Обессиленные, девушки опустили руки. Держать оборону против самого Зла было весьма утомительным занятием.
Но в ход пошли мечи, и завязался ожесточенный бой. Только Равия не принимала в нем участия. Она не была развязана, но сумела отползти с ребенком на безопасное расстояние. Материнский инстинкт - великое дело...
Сколько прошло времени - неизвестно, но бой окончился в пользу моряков. Едва только был убит последний воин Скрэтча, как сам их хозяин появился в облаке пыли. Синдбад стоял рядом, угрюмее, чем раньше.
-Что?! - заревел Скрэтч, - Живы? Живы??
Он выбросил один поток пламени, затем другой. Отдохнувшие ведьмы умело выставили щиты. Третий поток ударил в хижину стариков.
-Там же Дим-Дим... И Кейпра! - Дубар рванулся к огню, но оказался уже на пепелище: огонь Скрэтча - особый.
Синдбад ударом повалил Скрэтча на землю раньше, чем Мэйв ответила ему потоком магии. В итоге Скрэтч остался цел и невредим, а Синдбад отлетел на добрых полсотни метров. Благо, там был песок.
-Ну, хоть от этих глупых магов я избавился... Деревенщина, эх... Слабачка, - констатировал Скрэтч и исчез. Мэйв злобно прорычала.
Она оглянулась. Все произошло сразу. Смерть Дим-Дима и Кейпры, битва, Синдбад... Она помчалась к нему.
Незнакомец развязал Равию.
-Аббас? Что ты здесь делаешь? - Равия явно была недовольна его появлением.
Убитые горем, моряки отправились на ""Номад"". Нужно было понять и осознать, что же здесь, в конце концов, произошло.
Пока они молча шли к берегу, Синдбад вдруг обнял обеих ведьм:
-Простите меня, за все, слышите?!
Они не могли больше на него злиться. Это было невыносимо - видеть капитана в дурном расположении духа. Но он прошел между ними, наклонившись к ребенку, коснулся к его щеке, и первым дошел до лодки.
Все молчали, не в силах говорить. Смерть Дим-Дима и Кейпры оказалась такой неожиданной, такой резкой, такой... глупой...
Уже на борту Мэйв подошла к нему, положила руку на плечо.
-Мэйв... Я душу Скрэтчу отдал.
Удивительно, но это услышали все. Мэйв отшатнулась. Не может быть. Только этого им не хватало.
-Как... Почему? Зачем? - мысли путались в ее голове.
-Я отдал ее за жизнь сына... и Малы...
-Какого сына? - удивленно и почти угрожающе спросил Аббас. Он начинал догадываться, что придумала его любимая женушка...
Синдбад только отер рукой лицо.
-Равия?! - взревел Аббас,- что на этот раз? Кому ты отдала моего ребенка?! ты что удумала?
-Ты что думал, что я тебе рабыня? С кем хочу, с тем и плыву.
Аббас покачал головой:
-Ты понимаешь, что ты натворила? О Аллах, зачем я взял в жены девчонку! Нужно было выбирать вдову... они умнее... Синдбад, это... моя жена и мой сын... Я знаю, - он зло посмотрел на Равию, - что у вас была... как это назвать... связь... В общем, это мы виноваты, что твоя душа....
Но Синдбад не слушал:
-Это не имеет значения, Аббас. Никакого.
-Я спас двух людей. И плевать, что чужих... Только Мала осталась у Скрэтча. Я выторговал только ее жизнь. Но не свободу.
-Брат, - Дубар сделал шаг и замер, - Мала не чужая... Она... Из нашего рода... Близкая, своя.
-Что значит ""не свободу""? Почему? - не выдержала Брин.
- Я должен... - капитан вздохнул, -это мое дело! - он резко развернулся и крикнул на команду, - курс на Багдад! Там я вас всех высажу. Всех. Это приказ, - последние две фразы были обращены к Мэйв, попытавшейся было возразить капитану. Сейчас явно было не до обсуждения их взаимоотношений. Девушка уже и забыла, что несколько часов назад собиралась остаться на острове с Дим-Димом. Сейчас нужно спасать капитана. И его душу.

Мансур стоял несколько в стороне, чтобы всласть налюбоваться Брин. Как она тревожится за капитана... Мансур откинул назад сползшую на лоб прядь черных волос. Аллах, как же давно это было... Он, потомок знатного рода, сбежавший из дома, становится юнгой на корабле... в шторм гибнет их капитан, и молодой штурман Мансур принимает командование кораблем... и вот он капитан, купец... он доказал родителям, что и сам на что-то способен. Рискуя всем, он отправляется в неизведанный путь на север, чужая деревня со странными светлыми людьми...
Он шел среди приветливых селян. Его команда разбрелась в поисках воды и провианта. А он все идет, здороваясь с этими людьми, говорящими на неизвестном, но очень похожем на его собственный языке...
(сноска: есть теория, согласно которой, эти народы гораздо ближе, чем традиционно принято, соответственно, на определенном этапе у них могли быть похожими языки)
Эта улица... вся засажена цветами... дети, взрослые... Впереди себя Мансур увидел фигурку совсем молодой девушки. Она обернулась так резко, что он остановился. Девушка не испугалась и не засмущалась. Она с интересом рассматривала чужестранца. Коричневая ткань затягивала талию, белая блузка развевалась на ветру. Длинные ресницы взмахнули и навсегда отняли у капитана Мансура право распоряжаться своей душой. Он так и остался жить в той деревне, ничего ни от кого не требуя. Он вписался в ритм этой жизни, точно всегда был деревенским. Команда скучала иногда, и они отправлялись в короткие путешествия по ближайшим морям. Там были и северные моря с острыми, как акульи зубы, скалами. И однажды он показал их той самой девушке. Она не боялась его, не боялась быть в море. Он пригласил и ее подружек в это маленькое недельное плавание, и те носились по кораблю, а Брин стояла у борта, завороженная...
-Здравствуй, Мансур, - это Мэйв прервала его мысли.
-Мэйв...
Он и забыл, что считал ее погибшей. Слишком много навалилось на него за последнее время. Он даже не удивился, когда увидел ее среди пленных. Он почти знал, что она должна быть жива.
-Мэйв, малышка...
Он так и стоял, прижав к себе девушку. Они думали... Каждый о своем...
Воспоминания вновь нахлынули на Мансура. Но не степенные, как до появления Мэйв. Он вспомнил, как напала Румина. Как он не успел остановить Мэйв, и она откинула Румину потоком еще слабенькой юношеской магии... Как озверевшая ведьма бросила в Мэйв синий шар проклятья, а попала в Дермотта... Как кричала, точно чайка, Мэйв над братом-птицей. И как однажды ночью она сбежала. Мансур зажмурился. Теперь он плыл к берегу, ставшему ему родным, с тревогой - еще издалека они увидели дым. И верно, от деревни ничего не осталось. Он вспомнил свое отчаяние. И то, как, спустя годы, он узнал, что Мэйв плавает с капитаном Синдбадом... И, наконец, его встречу с Брин.
Мэйв молчала. Она видела другие картины - их с Брин детство, искреннюю детскую и юношескую дружбу. Больше всего она хотела, чтобы все стало на свои места. Ей не хватало Брин, покладистой, родной. Её выматывала эта вражда и ревность. Это было глупо и слишком слезливо. Недостойно.
Мэйв, раздраженная сама собой, резко отвернула голову в сторону, точно желая отбросить неприятный мысли. И тогда она заметила Синдбада. Он стоял гораздо дальше, у борта, и смотрел на нее с такой тоской, что ведьма содрогнулась. Она понимала, что стоит в объятиях другого мужчины в один из самых трудных для капитана жизненных моментов. Не колеблясь, она быстрым шагом направилась к нему. Моряк отвел взгляд.
-Синдбад...
Она сама не знала, что сейчас сказать... или просто поцеловать его? Он был смущён и отчужден, как она недавно. Как приторно-мелодраматично! Это слишком!! Слишком! Она отвернулась, устыдившись собственных чувств, когда на палубе послышалась нарастающая ссора. Это Равия и Аббас что-то выясняли. Ребенок достался Брин. Мансур и вовсе теперь не мог отвести от нее взгляда. Дубар беспомощно сел прямо на палубу. Это начинало походить на гарем...
Весь этот змеиный клубок взглядов и реплик прервал резкий крен ""Номада"". Брин едва успела схватиться за мачту, чудом удержав ребенка, Дубар кубарем покатился к борту, рулевой не удержал штурвал, Синдбад, одной рукой ухватившись за борт, второй удержал Мэйв, Аббас схватил Равию почему-то за волосы.... Остальные схватились кто за что. К счастью, никто не вылетел за борт. Тут же корабль дал крен на другой борт.
-Что за черт? Держись! - Синдбад подтянул Мэйв к борту, и, убедившись, что она держится, бросился к рулю. При помощи рулевого и Дубара они выровняли корабль. Капитан оглянулся. Море было спокойным. Ни мелей, ни рифов. Что же послужило причиной? И тут последовал еще один удар - теперь было ясно, что это удары. На этот раз руль удалось удержать. Всем троим.
-Еще пара-тройка таких ударов, - и Дубар красноречиво посмотрел на брата.
У ""Номада"" сильно обросло дно, и развить нужную скорость он не мог.
-Вон оно! - неожиданно крикнул Мансур.
""Оно"" оказалось спиной чего-то неясного, гидроподобного и скользкого. и это ""оно"" явно было недружелюбно настроено. Все замешкались, пытаясь увидеть притихшее вдруг существо, когда над водой показалась огромная голова на довольно длинной шее.
-О, старый знакомый!! - и Фаруз бросился за порохом. Нет, это явно было другое существо. Не то, что поглотило Мустафу. Магическое. Да и выглядело оно иначе. Пока большинство мужчин пытались удержать руль и на скорую руку вытащить миниатюрную катапульту - изобретение Фаруза - на палубу, голова прицелилась. Она уверенно и не смотря на посыпавшиеся в нее взрывные свертки приближалась к Брин и ребенку. Мэйв мгновенно оказалась рядом. Чтобы она не упала на вновь накренившейся палубе, Мансур поспешил ее поддержать. Аббас ринулся к Брин. Лицо последней выражало столько самоотверженной злости, что он ужаснулся. По примеру Мансура он схватил Брин за талию, сам же цеплялся за мачту. Он попытался было взять ребенка, но тщетно - Брин держала его мертво, вероятно, даже не осознавая этого. Но это только рассказывается долго, а все перестановки действующих лиц на этой огромной и жутко неустойчивой шахматной доске происходили уж очень быстро - даже Дермотт не успевал за всем уследить. Да и не до того ему было - он сбрасывал на голову чудовища взрывные палочки Фаруза, отчаянно рискуя быть проглоченным.
Злость Брин выплеснулась мгновенно. Два мощных потока из глаз ослепили чудовище. Тут же ударила Мэйв - электрическим разрядом, прямо в сердце твари. Брин переключилась туда же. Ударив хвостом, чудище упало в воду, подняв страшные волны. Мужчины не удержали руль и покатились на палубу. Брин с ребенком едва удержалась - ей помог Аббас. Постепенно волны успокоились, но что-то было не так с кораблем.
Это самое ""не так"" объяснилось минутой спустя голосом из трюма:
-Капитан! У нас пробоина!!
Все переживания, воспоминания и проблемы отошли на второй план. В тот момент, когда они узнали, что в ""Номаде"" пробоина, они в одночасье напрочь забыли о своем прошлом. И, если они не поторопятся, то могут лишиться и будущего. Нужно было действовать быстро.
Синдбад велел удерживать руль, а сам помчался в трюм. Пробоина была небольшой, но плыть дальше, да еще при обросшем дне было мало возможно. Капитан оставил матросов, которые затыкали пробоину мешками с зерном, каким-то тряпьем и подобным. Когда он вышел на палубу, Фаруз сообщил ему, что справа по борту виднеется земля. Это был остров. Направив корабль ближе к нему, он велел всем взять шлюпки и отчалить.
-Это приказ! - повторил он любимую фразу.
Нехотя команда покинула корабль, уверенная, что с такой пробоиной их капитан уж точно не отправится в самостоятельное плавание. И были правы.
Только Мансур прихватил из своих заветных сундуков, для которых он в свое время выпросил каюту, дабы оградить их от любопытных взглядов матросов, несколько свертков.
Когда шлюпка добралась до берега, капитан решился на отчаянный маневр.
-Что он делает,черт возьми??
Команда с замиранием сердца следила, как медленно, но неотвратимо ложится ""Номад"" на бок, подставляя солнцу свой обросший пробитый борт.
Но дальше произошло то, что могло быть названо потрясающе романтичной сценой, когда бы состав актеров был иным. Но случилось то, что случилось. Когда Синдбад поднялся на ноги, и команда облегченно вздохнула, Брин, тихая Брин побежала к нему по мелководью, разбрасывая брызги. Она обняла капитана, так сильно, так искренне, что он не ожидал. Синдбад и сам с удовольствием обнял подругу и повел ее к берегу. Глаза его оставались печальными.
Мэйв резко отвернулась и пошла вглубь острова, Мансур только заскрежетал зубами. Команда постепенно расходилась. Им стало как-то даже стыдно за капитана. Прежде, чем он добрался до берега, на пляже остались только Равия и Аббас с сыном. Синдбад опустил руку, которой придерживал Брин.
-От судьбы не сбежишь...
-Что, капитан? - переспросила ведьма.
-Ничего. Оставайся здесь.
И он отправился вглубь острова. Команда разбрелась, и теперь он не мог надеяться на благосклонность судьбы. Дим-Дим и Кейпра мертвы, Мала в заточении Скрэтча, и помочь ему некому. Некому направить руку судьбы. Мала... Он вздохнул. Что эта женщина для него? Почему он так...? Она из его рода. Что ж, возможно. Сейчас он должен спасти ее. И команду. Может, если он уйдет дальше от них к сердцу острова, он сумеет уберечь их? Перехитрить Скрэтча? Спасти. Он всегда всех спасает. Значит, такова его судьба. Спасти. В груди предательски заныла струна.
Она натянулась до невозможности, врезаясь в душу, до самой крови, и вдруг лопнула со знакомым окриком ""Синдбад!"" - это Мэйв неслась через весь лес наперерез капитану, - ""Берегись!"" Только здесь он увидел гигантский огненный шар, мчавшийся к нему. Мэйв толкнула его, и шар врезался в землю, осыпав упавших комьями земли.
-Бежим!
А огненные шары гнали их по лесу, все время попадая мимо. Обрывки разорванной струны били больно, ощутимо давая понять, что это еще не конец. Синдбад лихорадочно соображал, что же ему следует предпринять. Наконец, они оказались на берегу небольшого озера. Атака прекратилась. Они оглянулись. Молча и настороженно.
Из озера поднялась волна и выплеснулась на берег. На земле остался только человек. Или то, что сильно напоминало человека. Был он не восточной наружности - скорее, европеец. Он был русоволос, строен, красив. Но вооружен. Длинный обоюдоострый меч. Выглядел юноша вполне естественно, если не считать необычной наружности и синеватого оттенка кожи - точно внутри него была вода.
-Чего вам надобно, люди добрые?
Его гостеприимная речь в сочетании с оружием в руке ошарашила капитана.
Однако, оставим капитана в его недоумении и тяжких мыслях, и перенесемся на недавний пляж, где уже собралась почти вся команда. Они разводили огонь, готовили ужин. Фаруз нашел отменную древесину для починки ""Номада"". Когда недосчитались Мэйв, собирались было отправить за ней Дермотта, но когда и капитан не вернулся, Мансур предположил, что они вместе, и предложил им не мешать. Однако Дермотт все же отправился на поиски сестры.
Брин сидела у костра, равнодушно, как ей самой казалось, разглядывая пламя. Но ее брови то и дело поднимались, а в глазах метались недобрые искры. Мансур подошел ближе.
-Позволишь? - спросил он, указывая на свободное место около нее, хотя возле костра никого больше не было. Брин пожала плечами, не отрываясь от костра и не меняя выражения глаз.
-Посмотри... - и он протянул ей тот самый сверток, который унес с корабля.
-Что это?
Но ответа она не дождалась, и ей все же пришлось развернуть поданное ей. Брин избегала смотреть в глаза Мансуру. Ей тяжело было видеть ту болезненную нежность, которая из них исходила. Она не могла ответить на его чувства, и это тяготило ее.
Она прикоснулась к свертку. Одна из складок довольно грубой простой ткани послушно упала, обнажив что-то блестящее.
-Что это? - она повторила вопрос, вновь не дождавшись ответа. Судорожно ведьма развернула остальную ткань. Перед ней лежали два наручных торка, браслет на предплечье, гребень удивительной формы, зеркальце - отполированный металл... обычные девичьи вещи. Какие-то баночки, неизвестные ей предметы... Еще была небольшая книга, но она не смогла прочесть, что там написано. Она не рисковала касаться к вещам, кроме книги, но гребень взяла. Он был необычным. Над зубчиками была отлита фигурка крадущейся волчицы.
-Что это за зверь... Я никогда такого не видела...
И тут пронеслись вспышки за вспышками. Она вспомнила безумную, дикую в своей свободе стаю волков, всегда вызывавших у нее восторг. Она вспомнила, как держала в руках этот гребень. И как он выпал, когда она почувствовала жар от огня и удар... удар... шум в голове... пропасть. Это было нападение Румины.
-Что это?? Ты слышишь меня??? Что это?!
-Это твои вещи, Брин.
Ответ почему-то сразу успокоил ее. Она взяла в руки гребень и принялась расчесывать волосы. Это занятие еще немного успокоило ее истерзанную душу.
- Ты позволишь? - снова спросил Мансур. Он сегодня вообще отличался скудностью фраз. С этими словами он взял браслет и надел его на руку Брин, внимательно следя, как он скользит по ее коже. Девушка резко отстранилась. Браслет оставался на предплечье.
-Так уже было... - он не то спрашивала, не то утверждала.
-Да. Этот браслет я подарил тебе... однажды, - он немного запнулся, - когда впервые признался тебе в любви. Это твои вещи. Я нашел их на пожарище, когда вернулся. Только эта книга чудом уцелела - она не горит. Остальных нет, - и он говорил еще что-то о книгах, пытаясь за потоком слов скрыть ту самую, оброненную, фразу о любви.
-Я не знаю, что здесь написано...
-Ты сама писала эту книгу. Вот твой почерк. А вот - Мэйв...
При имени кельтки Брин искривила губы не то в улыбке, не то.... Она в последнее время вообще перестала испытывать однозначные чувства.
Вдруг она вскочила и, ничего не объясняя, помчалась в гущу леса, в сумерки. А смеркаться стало на удивление быстро. Мансур побежал за ней. Команда переглянулась, но осталась на месте. Отправься они следом, возможно, события развернулись бы иначе.
Неясное чувство гнало Брин в лес. Она спешила к своим друзьям.
В это время Синдбад уже скрестил свою саблю с мечом неизвестного жителя озера. Это было невыгодное противостояние для моряка - его кривая сабля была явно слабее. Да и противник был высокой детиной, явно сильнее капитана. В какой-то момент Мэйв подсунула капитану свой меч, но он был непривычен для него, хотя и оказался более действенным. Мэйв никак не могла причинить своей магией вреда этому странному существу. Она вообще не понимала, зачем и почему завязался бой. Синдбад только сделал шаг к озеру, как началась схватка. То и дело капитан пытался прорваться к озеру, чем неизменно удивлял Мэйв.
Ведьма не знала того, что же произошло тогда, на острове Дим-Дима, между Синдбадом и Скрэтчем. В обмен на жизнь ребенка и Малы негодяй потребовал душу. Но в обмен на свободу прекрасной женщины он пожелал великий оберег добра - лунницу. Эти странные люди - ведруссы, позже названные славянами, носили этот оберег. Точнее, только их женщины. Один из самых сильных, защищающих от всего на свете, был здесь, на востоке. Два века назад ведрусская пара, очень сильная и могущественная прибыла на Восток с доброй целью. Скрэтч попытался их уничтожить и отнять серебряную лунницу, но тщетно - в решающем сражении девушка бросила оберег в священное озеро на одном из островов. Она была убита одним из приспешников Скрэтча, а ее возлюбленный умер над ее телом, сгорая от жажды - в битве он охранял лунницу. Тогда Скрэтч сбросил тела в воду.Однако, добыть оберег он так и не сумел. С тех пор он то и дело пытался его заполучить, надеясь стать властителем всей темной магии, а заодно и этого небольшого мира людей.
Вот и сразилось два добра: одно -абсолютное, второе - во власти зла. Именно поэтому Мэйв не могла повредить славянину - он был добром и защищал добро.
Бой длился долго и безрезультатно. Синдбад начал уставать и отступил.
Он не собирался сдаваться, но помнил, что сказала ему Мала - добыть лунницу можно, только пожертвовав одним из друзей. Именно из-за этого Синдбад собирался высадить команду в порту - он до последнего надеялся обмануть судьбу. Когда он понял, что к луннице его привели практически насильственно, да еще и в компании с Мэйв, он похолодел.
Отдыхать ему пришлось не долго - Брин, очертя голову, неслась к озеру, зацепилась за корень и со стоном упала на арену происходящего.
Она поднялась и мгновенно оценила ситуацию.
За ней из леса выбежал Мансур.В небе кружил Дермотт. Все основные герои были на месте - пришла пора решительных действий. Так решил Скрэтч, и появился у озера.
За его спиной стояла Мала, закусив губу. Русый в этот момент как раз поднял меч и замер. Мала едва заметно кивнула. Скрэтч потер руки. Лунница была у него в кармане. Защитник озера отступил, к превеликому удивлению капитана и его женщин. Синдбад с разбегу нырнул в озеро. Ну как он мог не подумать?? Вынырнув с лунницей на длинной цепочке в руках, он медленно вышел на берег.
-Вот так вот, цыплятки, - гадко проговорил Скрэтч. Он потянулся было за лунницей.
-Я требую жертвы! - ответил русый, - ты забыл, Скрэтч?
-О таком разве забудешь! Капитан! Выбирай, кто из твоих друзей должен исчезнуть!
Синдбад молчал.
-Я. Пусть это буду я.
-Э нет, - русоволосый сейчас что-то совсем не напоминал воплощение добра. Да и Мала явно одобрительно на это смотрела, -Э, нет, это должен быть другой...
-Ястреб,- вмешалась Мала, - это будет ястреб. И она сделала шаг в сторону от Скрэтча.
-Нет, я прошу тебя, возьми меня, оставь его! - это Мэйв бросилась к ногам Малы. Но та была тверда.
-Нет, нет! - рыдала ведьма.
-Возьми меня, - шагнули одновременно Брин и Мансур.
-Нет, - возразил русый, - жертва названа, - и Дермотт исчез из подоблачной выси.
Мэйв зарыдала громко и отчаянно. Брин бросилась к ней.
Мала вдруг засмеялась так замечательно-весело, так заразительно... Это смех болью отозвался в сердцах стоящих вокруг людей.
-Не время, Мэйв! - скомандовала Мала, в один момент оказавшись за Синдбадом, - сын мой, надень лунницу на девушек, на обеих сразу.
-Ты не посмеешь! - Скрэтч бросил в нее огненный шар, но Мала встретила его брызгами воды.
-Посмею!
Когда великий оберег был надет на ведем, благо, цепочка позволяла, Мала взяла за руку Брин.
-А теперь...
И три великих потока магии Дим-Дима, временно хранящихся у трех разных ведьм, были направлены на Повелителя Мух.
Тогда Мансур и Синдбад повторили трюк, которым недавно был убит Тюрок - пока руки дьявола были заняты магией, они одновременно вонзили в него мечи.
Скрэтч скорчился от боли и с криком превратился в облако мух.
-Он еще даст о себе знать... - грустно отметила Мала, - эй, вы чего?
Но команда была точно в оцепенении. Мэйв Сняла с себя медальон и сползла на землю. Весь смысл ее жизни исчез сегодня. Мала убила Дермотта.
-Как ты могла? - Синдбад не нашел фразы лучше.
-Что могла?
-Дермотт...
И тут Мала вспомнила, что друзья ничего не знают и снова засмеялась. Она подошла к сыну и прикоснулась к его щеке.
-Глупые дети... Правда, Радосвет? - она обратилась к славянину, принявшему из рук Брин лунницу. Рядом с Радосветом стояла теперь девушка, такая же полупрозрачная и русая.
-Любослава, девочка...
-Что здесь происходит? - Брин первая заметила заговор.
-Дети мои, - продолжила Мала, - вы же знаете... слово магии... оно исполняется в точности... я же не сказала - Дермотт... Я сказала - ястреб.
Мэйв первой поняла, что это значило.
-Не может быть... Вы освободили его? Где он?!
-Вот это вам предстоит выяснить... Заклятье было столь сильно, что не было разрушено даже смертью Румины... Потому что убийство - это зло. Но его разрушило добро, - и она взглянула на славян.
-Ищите его, дети, он где-то в вашем мире в человеческом обличии. Ищите.
А мне пора.
И, подойдя к Синдбаду, она негромко спросила: Это Мэйв? Капитан кивнул. ""Она мне нравится. Она хорошая"", - ответила Мала, и ушла в озеро вмести с его хранителями.
Друзья возвращались. На берегу их ждала вымученная бездействием и ожиданием команда. Их путь лежал теперь в неизвестность - на поиски Дермотта.
Страницы: 1 2 След.
Читают тему
Ссылки на произведения наших авторов
Сайт создан и поддерживается на благотвортельных началах Echo-Group