Уважаемые гости! Если вы оставляете комментарии на форуме, подписывайте ник. Безымянные комментарии будут удаляться!

Кофейня  Поиск  Лунное братство  Правила 
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти  



 

Страницы: 1 2 3 4 След.
RSS

[ Закрыто ] Холодно. Тепло. Жарко, Заморожен. Не родись красивой

Название: Холодно. Тепло. Жарко
Фандом: НРК
Автор: Jina_Klelia
Пейринг: Андрей/Катя
Жанр: Ангст, Мелодрама
Рейтинг: как получится
Саммари: Андрей женился на Кире. Катя осталась в Зималетто. Прошло 2 года.
Холодно… Морозный воздух обжигал легкие, а пронзительный декабрьский ветер заставил повыше поднять воротник пальто. Президент компании Зималетто Андрей Жданов вышел из здания офиса пятничным вечером, на ходу надевая перчатки. Торопливые шаги по ступенькам, первые снежинки легли на голову, окрасив серебром черные волосы. Из окон здания лился свет, освещая площадь перед ним. Жданов невольно посмотрел на небо. Его совсем не было видно. Вечерняя иллюминация, привычный московский смог… И, конечно, снежные облака.
Мимо него пронеслась шумная стайка дамочек из женсовета. Что-то щебечущие, то ли ругающиеся, то ли наоборот воркующие Коротковы – Федя и Маша – немного отстали. Они поженились только на прошлой неделе и выглядели совершенно невменяемыми как на работе, так и после нее. Жданов им по-хорошему завидовал. Все-таки это здорово, вот так вот сходить с ума друг от друга. Впрочем, его это совсем не касалось.
- До свидания, Андрей Палыыыч! – весело протянула Амура, а остальные подхватили вслед за ней.
- Хороших выходных, - сдержанно пожелал им Жданов и уверенной походкой направился к авто.
Ну и куда теперь? Домой рано. В клуб не хочется. А чего хочется? Он так и замер, держась за руль и не решаясь надавить на газ. Удивительно, но когда у него появлялась возможность воспользоваться представившейся свободой, он не чувствовал себя свободным настолько, чтобы пуститься во все тяжкие по старинке. Кира уехала на Кипр в отпуск, а вернуться должна была только к Новому году. Они почти никогда не проводили отпуска вместе. Было что-то неправдоподобное в том, что Кира оставляла его одного, без присмотра. Уже первый совместный отпуск после свадьбы, странно именуемый медовым месяцем, доказал, что у них совершенно разные вкусы относительно того, как должен выглядеть семейный отдых. Они поехали в Индию. И Андрей предвкушал, как они оторвутся в экзотической стране, о которой он только в книжках читал. А оказалось, что Кира предпочитает целыми днями валяться у бассейна, попивая коктейли. Такой вариант времяпровождения был не для него. Едва не рассорившись с ней, Андрей вынужден был уступить и стойко переносил скуку. Потому возвращение в Москву для него было истинным спасением. С тех пор они никуда не ездили вместе. Кира отдыхала зимой на модных курортах, а летом устраивала налеты на бутики в европейских столицах с Маргаритой. А Андрей катался на лыжах, занимался альпинизмом, ходил в походы. Иногда с вечно стенающим об усталости и неугомонности Ждановского характера Малиновским, реже с энтузиастом Полянским, с которым в последнее время они неплохо сдружились. Словом, несколько недель в год он был абсолютно свободен. Правда, каждый раз при воссоединении с законной женой он слышал бесконечные упреки в воображаемых изменах, но к этому он привык, как к головной боли. Собственно, на Кирины приступы ревности у него давно выработался иммунитет. Странно, что он превращался в прямо таки идеального мужа. Андрей сам себе не мог ответить на вопрос, почему. Да, он практически не изменял Кире. Загулы ушли в прошлое. Нет, у него периодически появлялись связи на стороне. Но кратковременные и какие-то незаметные для окружающих. И дело здесь было совсем не в Кире, а в нем самом. Вдруг ненужной стала вся эта мишура, утомляющим – круговорот лиц и фальшивых улыбок. Это случилось не сразу. Постепенно ему все тягостнее становилось общество Малиновского, все невыносимее - посторонних женщин, вешавшихся ему на шею.
Из здания торопливо спускалась маленькая женская фигурка, цокая каблучками по асфальту. Накинула на голову капюшон пальто, прижала к боку сумку, пряча в нее телефон. Смотрела на дорогу, боясь поскользнуться на льду. И скрылась за рядом машин на парковке. А Андрей устало смотрел ей вслед, не в силах решить, куда же ему ехать.
Почти два года прошло. Два года его брака с Кирой. Он отчетливо помнил те события, но ему казалось, что вовсе не с ним они происходили. Не мог он опуститься до того, что тогда натворил. И какое счастье, что никто так ничего и не узнал. Иначе… Иначе всей его жизни, которой сегодня он мог гордиться, просто не было бы.
Тогда, два года назад, он не понимал, что с ним происходило. Самому себе объяснить не мог. Катя… Катя Пушкарева… Нелепая девочка, вдруг ставшая ему родной. Сейчас он мог бы поверить, что это все ему приснилось. Все началось неожиданно для него самого. И так же неожиданно закончилось. После той второй их ночи у Ромы Малиновского. Ночи, ставшей для него откровением. Ночи, открывшей ему, что у него есть сердце. И что это самое сердце может болеть, сопереживать, испытывать нежность. По идее, это должно было стать началом чего-то нового и важного. Но не стало.
А потом Катя его бросила. Вот так банально бросила. Нет, этих слов так и не было сказано. Она просто отдалилась от него, стала избегать. А в ее глазах поселилось равнодушие, если не сказать больше – пустота. И как бы он ни пытался к ней пробиться, все было бесполезно. Сначала Андрей сходил с ума, не понимая, что происходит, но никакие его действия, разумные или безрассудные, не сумели вызвать в ней хоть какую-то реакцию, которая дала бы надежду. Да, Андрей Палыч. Нет, Андрей Палыч. Вам звонили родители. У вас встреча в Ллойд Морис. Кира Юрьевна просила передать…
А потом он забил. Прекратил бесконечную слежку, допросы. Он устал, не видел в этом смысла. Даже приучил себя к мысли, что так будет лучше, ведь на носу у него была свадьба, и пора было что-то предпринимать. Малиновский вполне резонно отметил, что ему все равно пришлось бы бросить Катю.
А Катя сама все ему объяснила. Тогда, когда он и не просил об этом. Она готовила отчет к совету директоров. Сильно приукрашенную лайт-версию для акционеров Зималетто. Андрей отчетливо помнил, что папка, в которой она принесла ему готовый документ на стол, была красного цвета. А когда он развернул ее, то наткнулся на кипу бумаг, которые к отчету никакого отношения не имели. Первая – заявление о предоставлении отпуска уже со дня свадьбы и до окончания их с Кирой медового месяца. Это он еще мог понять. Собственно, мысль о том, чтобы отправить ее на это время куда-нибудь подальше с командировкой ему и самому в голову приходила. Что же… Железная леди все-таки не так уж и равнодушна к предстоящим событиям, как сама хотела показать. Это отозвалось в его душе приятной теплотой. Потешило самолюбие. Идиот. Следующая страница повергла его в ступор. Это была инструкция. Их с Малиновским инструкция по совращению зубастого монстра. Кати Пушкаревой. Андрей поднял на нее глаза. Она внимательно смотрела на него. На ее лице не дрогнул ни единый мускул. Она полностью контролировала себя. И Андрей не нашел ничего лучше, как спросить: «Давно?». Она только кивнула. «Но почему?» - еще более нелепо спросил он. Что именно почему, он и сам бы не ответил. Почему молчала? Почему не разнесла всю фирму в пух и прах? Не выдала никому его постыдную тайну? Любила? Ненавидела? Почему сейчас? Почему не мстила? А ведь будь он на ее месте, он бы и следа не оставил от себя самого… «А разве это важно?» - вопросом на вопрос ответила Катя. Важно! Важно, черт подери! Ему вдруг очень важно стало, чтобы она не думала о нем хуже, чем он есть на самом деле. Пытался объяснить, говорил о том, как боялся за фирму, твердил, что слова, написанные в инструкции, написаны не им, и вообще не имеют никакого смысла, потому что для него давно все изменилось. Что он был с ней лишь потому, что сам того хотел в действительности. Бесполезно. Ни слезинки. Ни упрека. Стена. Андрей подписал ее заявление. На следующий день она представила отчет на совете директоров. Потом она уехала. Он женился.
Он не верил, что она вернется из этого отпуска. Или вернется лишь с тем, чтобы отдать заявление об уходе. А она вернулась. И осталась. Одному Богу известно почему. Он повысил ей зарплату. Предоставил отдельный кабинет, в котором раньше сидел Ветров. И перешел на официальное «Екатерина Валерьевна». Заглушив в себе все, что испытывал при виде ее.
А вместе с тем она стала меняться на глазах. Сначала исчезли косички, превратившись в крупные локоны. Потом балахоны сменились стильными офисными костюмами, плотно облегавшими красивое, уж это не было для него тайной, тело. Вместо круглых очков-велосипедов на ее носике, оказавшимся вдруг таким изящным, появилась элегантная оправа, удивительно шедшая ей, не скрывающая огромных карих глаз с неожиданно длинными ресницами. А потом она подстриглась, и эту новую прическу Андрей принял в штыки. Такая, она вдруг перестала быть его Катей. Еще больше выделялись глаза, в которых не было его отражения. В которых не было ничего, кроме цифр. А однажды Ромка сказал: «С ума сойти, Палыч, и как я ее проворонил! Начинаю тебе завидовать – такое тело!». За что получил по носу. Хорошо так получил. После этого Андрей научился любоваться ею. Издалека. На собраниях, советах. Потому что они никогда больше не оставались наедине.
Зималетто выходило из кризиса. Они делали первые настоящие успехи. Выходили на мировой уровень. Андрей самому себе доказал, что способен на что-то. И вот сегодня он президент преуспевающей компании по производству модной одежды, узнаваем, успешен. И за всем этим он всегда чувствовал поддержку Екатерины Пушкаревой. Молчаливый серый кардинал, чьи глаза больше не загорались при виде его, по-прежнему стоял за спиной. Не Кира, нет. А чужая, в сущности, женщина, к которой он и сам не знал, как относится в действительности.
С тех пор все улеглось. Он уже почти не вспоминал о тех странных так и непонятых им событиях. Но, в сущности, они уже перестали быть важными. Они отошли куда-то далеко назад. И он уже почти не верил в то, что они были. Даже чувство неловкости рядом с Пушкаревой почти не давало о себе знать. Он привык брать то, что ему предлагали. А Катя давала. Давала так много. Оставаясь его подчиненной.
Андрей надавил на газ. Ему хотелось просто отдохнуть после тяжелого рабочего дня, после нескольких важных встреч, изнуряющих переговоров. Домой. Спать. Потому что его давно уже никто не ждет. Впрочем, как и он не ждет никого.
Йо-хо, как говорится! :sm15:
ДжЫн, порадовала старушку Нюшу! ))
Люблю этот сериал!
Обожаю Палыча))
Цитата
Jina_Klelia пишет:
С тех пор они никуда не ездили вместе.
факт! Это мне напомнило речь Мюнхгаузена о своей жене: "После венчания мы с супругой уехали в свадебное путешествие: я – в Турцию, она – в Швейцарию, и три года жили там в любви и согласии."
Верю, что именно так все и было бы, если бы они поженились.
Сколько разочарования. Мужики часто и сами не понимают, чего им надо. Так, смутно подозревают, но не дотюкивают. Ведь сами же себе выбирают судьбу!
Цитата
Jina_Klelia пишет:
Но, в сущности, они уже перестали быть важными. Они отошли куда-то далеко назад. И он уже почти не верил в то, что они были. Даже чувство неловкости рядом с Пушкаревой почти не давало о себе знать. Он привык брать то, что ему предлагали.
Как все запущено, Палыч! Соберись, ты же мужик!

Кароч, я в поклонницах и жду проду!
:sm47: держи цвяточек :sm19:
Цитата
Нюша пишет:
Люблю этот сериал!
Обожаю Палыча))
Ю-ху! я не одна такая больная нркманка!

Спасибо большое Нюш. Будет все. Недаром я его реанимирую))) Если бы не ты, не решилась бы
Опачки! НРК... Самое что интересное, никогда особо не фанатела этим сериалом, но пересматривала раза 3, у меня дома сестра с мамой его любят, и фф даже не тянуло читать. А тут заинтересовало.
Джина, с новым фф!
Значит,
прошло 2 года, женился. А наша Катюшка не вылетела со скандалом из
Зималетто, не летала с Юлианой, но тем не менее преобразилась (никогда
не забуду ту ее причу, кот. ей сделал а-ля стилист, начес еще тот был...)
Один вопрос. Почему она осталась в Зималетто? И кем?
И еще вопрос: а Миша будет? Мне хотелось, чтоб она с Мишей в сериале осталась, хотя и пара Андрей-Катя ниче так, положительно к ней отнеслась.
Спасибо и жду дальше...
Цитата
zhu4ka пишет:
Опачки! НРК... Самое что интересное, никогда особо не фанатела этим сериалом, но пересматривала раза 3, у меня дома сестра с мамой его любят, и фф даже не тянуло читать. А тут заинтересовало.
А у меня в жизни НРК был весьма немалым отрезком времени. Этот фик, признаться, начинала писать еще в прошлом году, но заморозила, потому что переключилась на БН. Но вот решила реанимировать (Нюша заставляет:sm34:)
Цитата
zhu4ka пишет:
Почему она осталась в Зималетто? И кем?
Об этом будет в следующей проде)
Цитата
zhu4ka пишет:
И еще вопрос: а Миша будет? Мне хотелось, чтоб она с Мишей в сериале осталась, хотя и пара Андрей-Катя ниче так, положительно к ней отнеслась.
Миша будет, но я его очень не люблю, если честно. Так что промелькнет эпизодом.

Спасибо, что заглянула:sm47:
Холодно… Декабрьский ветер первым делом норовил пробраться под пальто, минуя все возможные преграды. Впрочем, она слишком легко оделась для этой погоды. А ведь еще с утра никто и предположить не мог, что после обеда повалит снег, и градусник покажет настолько ниже ноля. Невольно сощурилась, как всегда ослепленная светом от фонарей. Екатерина Пушкарева, финансовый директор компании Зималетто, торопливо шла к парковке перед зданием офиса. У нее были грандиозные планы на этот вечер, а потому кое-как отвязавшись от женсовета, намеревавшегося в очередной раз обмывать свадьбу Федьки и Машки (как будто целая неделя празднеств по этому поводу не превысила годовой лимит по спиртному), она под предлогом навалившейся работы задержалась чуть дольше обычного. Но ровно настолько, чтобы не быть пойманной дамочками на выходе из здания. А Потапкин не сдаст.
- Да, Юлиана, я уже выхожу, скоро буду! – пробормотала в телефон и нажала на кнопку сброса. Накинула капюшон на голову, опасаясь помять прическу. Спрятала мобильный в сумку.
Сил почти не было, но нужно взять себя в руки, собрать волю в кулак и нацепить на лицо самую приветливую улыбку. Катя обещала. Впереди еще так много. А больше всего на свете она хотела очутиться дома, в своей комнате, завалиться на диван с книжкой, и чтобы даже Колька не доставал звонками. Вот только она всегда всем была нужна. И ни один вопрос без нее не решался. Ни у Юлианы, ни у Миши. Вот и придется тащиться в пятничный вечер в Мармеладофф на встречу с каким-то очередным спонсором для открытия нового ресторана.. или кафе… или бара... Неужели Миша так до сих пор не заработал на то, чтобы что-то делать за своей счет? А впрочем… Он никогда не рискнул бы собственными деньгами. Он вообще не любил рисковать. А значит ей, Кате, придется весь вечер приводить экономические выкладки относительно необходимости внести деньги в этот проект… И если бы только не было так холодно…
Неожиданно она почувствовала, что кто-то наблюдает за ней. Невольно оторвала глаза от земли. Черный Chrysler Aspen президента компании, очередная дорогая игрушка, одна из тех, в которых Андрей Жданов никогда себе не отказывал. Шикарный вид, престиж, класс. Катя вдохнула побольше воздуха и прошла мимо машины, надеясь, что Жданов не заметил того, как она замешкалась. В том, что он был в авто, она не сомневалась. Сейчас он нажмет на газ и отправится в клуб, или к Малиновскому, или еще куда-нибудь. С него станется. Кира уехала отдыхать, и не будет ее еще долго. А у Андрея очередной загул, который закончится громким скандалом на весь этаж. Ее отчасти удивляло то, как эти двое вообще могли пожениться. Неужели финансовые вопросы решают все вплоть до личных отношений? Впрочем, их самих, похоже, все устраивало. Катя предпочитала не задумываться над этим. Собственно, кто она такая, чтобы давать оценку этим людям? Людям, с которыми она давно уже не хочет иметь ничего общего, кроме работы.
Работа… Собственно, тогда, два года назад, работа спасла ее и в буквальном, и в переносном смысле. Нет, она не умерла на том чертовом полу в его кабинете лишь потому, что оказалась сильнее, чем сама представляла. Но все-таки что-то в ней не выжило тогда. Что-то сломалось. Сперва она хотела мстить. Она хотела заставить Андрея пережить хоть десятую долю той боли, которую пришлось пережить ей. Ведь она верила! Черт подери, она верила ему тогда, когда верить было невозможно, потому что это противоречило здравому смыслу и всему ее жизненному опыту, к слову, не очень счастливому! И чем ближе становилась его свадьба, чем отчетливее она вырисовывалась на горизонте, тем более слепо Катя доверяла, надеясь, что он разберется, и все у них будет хорошо. А потом она потеряла все. Вот так всегда бывает, когда играешь по-крупному. Что же, она, по крайней мере, играла честно. На сегодняшний день ей было не в чем себя упрекнуть. Бог уберег от ошибок. Правда, какой ценой…
В тот же злополучный день, когда открылась правда об истинных причинах их с Андреем романа, у отца Кати случился сердечный приступ. Ни с того, ни с сего. Вот он уплетает за обе щеки свиные котлеты, с любовью приготовленные мамой, и вот он уже на полу, не в состоянии даже вздохнуть. Скорая, больница, реабилитация. И у Кати просто не было сил и времени на месть. А еще ей нужны были деньги. Деньги на лечение, деньги на выплату кредитов. Она работала, механически выполняя то, что ей говорили. Андрей поначалу метался, пытался разобраться в том, что происходит, но потом оставил ее в покое. А она закрылась в себе. Все ее мысли, все ее чувства были запрятаны где-то глубоко-глубоко. И она сама боялась вынимать их оттуда. Потому что попросту сошла бы с ума. В тот период она сблизилась с Юлианой. Та предложила ей уехать в Египет на съемки какого-то очередного модного шоу в качестве ее помощницы, чтобы она могла отвлечься от домашних и рабочих проблем. А заодно еще подзаработать. И Катя согласилась. Оставаться в Москве на свадьбу Андрея было выше ее сил, как бы ни требовалось ее присутствие дома.
Она отчетливо помнила тот последний перед ее отъездом Совет директоров. Накануне она все-таки объяснилась с Андреем. Она долго сомневалась в том, нужно ли это. Но она не собиралась больше возвращаться в Зималетто. Точнее, надеялась, что это не понадобится. Она написала два заявления. Одно с просьбой об отпуске. Второе – с просьбой уволить по собственному желанию. Потом долго смотрела на оба. И сама не понимала, какой порыв души заставил ее все-таки приложить к отчету и инструкции в ту красную папку первое. А зачем она положила инструкцию? Это был импульс, который она не хотела сдерживать. Не сумев отомстить тогда, когда это, возможно, принесло бы ей хоть какое-то облегчение, она не могла продолжать делать вид, что ничего не происходит. Ему было стыдно. Катя отдавала себе отчет в том, что он не настолько негодяй, чтобы не испытывать чувства вины. Он что-то говорил, говорил много, эмоционально, но она ничего не слышала. Потому что просто не хотела ничего слышать.
Катя представила отчет на совете директоров. Он прошел на ура. А потом она уехала с Юлианой. Работа в Египте ей не понравилась. И на предложение продолжить сотрудничество Катя ответила вежливым отказом. Хороший экономист, теоретик, она не была создана для пиар-бизнеса. Организаторские способности, если они и были в ней, то там не проявились, но будучи обязательным и исполнительным человеком, Катя не подвела новую подругу. Подругу? Да, теперь, два года спустя она могла утверждать это вполне уверенно. Тогда они действительно сдружились. Юлиана не задавала ей лишних вопросов. Знакомила с новыми людьми, поддерживала. И загружала работой так, что к концу дня Катя падала с ног от усталости и ни о чем больше не могла думать.
В день свадьбы Андрея она готова была к тому, что ее сердце просто остановится, не справившись с болью. А вместо этого Юлиана таскала ее по магазинам, выбирая новые наряды. И сама того не заметив, Катя пережила этот день. А потом удивлялась тому, что все еще дышит. И решила, что теперь она вполне готова к изменениям в своей жизни. И она уйдет из Зималетто. Она достаточно разобралась в себе, чтобы понять, что не сумеет начать все заново, пока будет дышать одним с Андреем воздухом.
Эта поездка завершилась раньше, чем Катя планировала. У отца случился повторный приступ. Она бросила все и сорвалась в Москву. Юлиана спокойно отпустила ее, не задавая лишних вопросов. Требовалась срочная операция. А, значит, нужны были деньги. Много денег. Искать новую работу не было времени, Катя еще не забыла, с каким трудом получила место секретаря. И она просто не имела права все бросить сейчас. Ради отца.
И она вернулась в Зималетто.
И вот уже два года играет в странную игру с названием «Счастливая жизнь успешной женщины Екатерины Пушкаревой». Игру, придуманную специально для родителей, Юлианы, Кольки. А больше всего для Андрея. В новом кабинете. В новом костюме. С новой зарплатой и новой прической она самой себе уже ни капли не напоминала ту Катю Пушкареву, которая когда-то была влюблена в Андрея Жданова.
И эта новая Катя уже не испытывала боли, глядя на то, как бывший предмет ее грез каждое утро приезжает на работу со своей женой. Собственно, они почти не встречались с ним. Каждый существовал как понятие абстрактное и лишь в пределах собственных кабинетов, пересекаясь на советах директоров или на рабочих совещаниях. Она ничего не знала о его нынешней жизни. А он ничего не знал о ней. И Катя тешила себя надеждой, что он гордился бы ею. Она, как проклятая, работала в Зималетто. Она продолжала возглавлять Никамоду, поскольку Андрей так и не решился ее ликвидировать. Тем более, что фирма приносила доход. Она пристроила Кольку в агентство Юлианы, чему все несказанно были рады, особенно Эльвирочка.
Катя привыкла. Она действительно привыкла относиться к Жданову как к чужому постороннему мужчине. Ей иногда казалось, что все то прошлое сумасшествие – не более, чем плод ее воображения. Андрей ни разу, ни единого разу за эти два года ни словом, ни взглядом не напомнил ей о том, что между ними что-то когда-то было. И за это Катя была благодарна ему. Все отошло на задний план. Дли них обоих. Хотя для него ничего ведь и не было. И слава Богу.
Она собрала себя по частям. И честно пыталась строить отношения с другими мужчинами. С другими? Пушкарева, а почему во множественном числе? Был только один, Миша Борщов. Но этот роман умер в самом зачатке. Даже дальше поцелуев не зашло. Да и сегодня Катя была склонна думать, что это к лучшему. Он помог ей тогда в Египте. Она помогла ему здесь, в Москве. Они были квиты. Их дороги не разошлись, они остались друзьями, но эта дружба Катю тяготила. Потому что она по-прежнему чувствовала, что обманула его надежды, воспользовавшись его расположенностью к ней.
Вот и сегодня ей снова придется ехать в Мармеладофф, снова улыбаться ему, снова разгребать его проблемы. Катя чувствовала себя Чипом и Дейлом одновременно. Но разве был у нее выбор?
Юлиана ждала ее в машине. Катя подсела к ней. Та быстро чмокнула ее в щеку.
- Привет, дорогая, отлично выглядишь! – прощебетала подруга. – Как дела? Устала?
- Нет, что ты, - пробормотала Катя, - поехали.
Когда Юлиана надавила на газ, Катя невольно оглянулась на парковку, где только что стояла машина Жданова. Но той уже не было. Он уехал. По крайней мере, он свободен делать то, что он хочет. Хотя бы в этот вечер. Она же вынуждена жить так, как от нее ждут другие, пусть любимые, но другие.
Нда, потрепало Катю еще более, чем в сериале. Очень логично.
Джина, спасибо за продолжение!
Кстати, что хотела спросить. Здесь получается отец Кати все узнал? Просто помню, по сериалу там узнала только мама ее из дневников, пока Катя была в Египте.
Сюжет НРК мне ни о чем не говорит, потому как представление о сериале имею самое поверхностное, но вот сама история, рассказанная здесь, мне нравится. Просто как отношения мужчины и женщины. Сюжет в общем-то не новый: подобных отношений в латиноамериканских сериалах, я видела вагон и еще один вагон. Но как отдельную историю (поскольку я не смотрела сериал, мне и ассоциировать не с чем), буду читать просто так, как ориджинал. И мне нравится. Очень интересно, куда выведет кривая.
ДжЫнчик, и от меня держи цвЯточек!:sm47:
Цитата
zhu4ka пишет:
Кстати, что хотела спросить. Здесь получается отец Кати все узнал? Просто помню, по сериалу там узнала только мама ее из дневников, пока Катя была в Египте.
Не, не обязательно. Первый приступ в моей версии случился еще до Египта. То есть дневник он прочитать не мог. А потом был просто серьезный рецедив. Он и в сериале за сердце частенько хватался, чуть что.
Спасибо, что читаешь:sm47:
Цитата
Magica пишет:
Но как отдельную историю (поскольку я не смотрела сериал, мне и ассоциировать не с чем), буду читать просто так, как ориджинал. И мне нравится. Очень интересно, куда выведет кривая.
ДжЫнчик, и от меня держи цвЯточек!
А это уже много для меня значит. Спасибо большое Магика. Рада, что тебя чем-то весь этот сказъ о страданиях зубастого монстра все-таки зацепил)
- Екатерина Валерьевна, все это прекрасно в теории, а что мы будем иметь на практике? Вы же понимаете, что гениальный кулинар – это еще не основная составляющая успеха, - господин Горин весьма саркастически относился к этим переговорам, и где только Юлиана его нашла? – Открытие бара в центре Москвы – очередного бара – это должно быть очень необычное место, куда люди захотят прийти. И если Мармеладофф берет уютом и вкусной едой, то для бара этого очень мало.
Катя отдавала себе отчет в том, что у нее заканчиваются аргументы, и переговоры медленно и верно подходят к тупиковому исходу. Такое положение вещей ее не устраивало. Каждое поражение своих подопечных она расценивала как свое собственное. А потому прилагала все усилия, чтобы доказать, переубедить, настоять, внушить… С некоторых пор у нее появилась потребность в таком самоутверждении. Она готова была биться об лед до тех пор, пока не проломит его или, по крайней мере, пока трещины не пойдут. Лишь бы не проиграть. Потому что в ее не столь большом возрасте ей уже пришлось пережить слишком много проигрышей. И только одержав новую победу, она хотя бы недолго могла дышать в полную грудь.
- Михаил Борщов – это уже имя в нашей тусовке, показатель класса, уровня, статуса. По крайней мере, клиенты Мармеладофф хотя бы ради интереса пойдут в этот бар. Кроме того, он специализируется на коктейлях, несколько лет назад он организовывал шикарные коктейль-пати в Египте на шоу «Самая красивая».
- Это еще не все, и вы отлично это понимаете, - не желал сдаваться спонсор. «Жадина!» - подумала Катя. Она начинала сердиться, внутри что-то клокотало, но на лице ее была самая благожелательная из улыбок, - должна быть какая-то изюминка, кроме имени владельца и качественных коктейлей. Иначе он просто не выдержит конкуренции.
В этот момент Миша, сидевший молча до сих пор, встрепенулся (Юлиана весьма нелюбезно пнула его в бок локтем).
- Ну отчего же вы считаете, что не будет изюминки? У нас есть идея! – растерянно проговорил Миша, но на полуслове заглохнул – его никогда не хватало на то, чтобы развить свою мысль.
- О, это будет прелестный кантри-бар, - невозмутимо проговорила Юлиана, - с точки зрения колорита здесь все будет по высшему уровню. Кроме того, со своей стороны, я могу утверждать, что наше агентство обеспечит самую лучшую рекламу, звезд на открытии. У этого места просто нет шансов остаться незамеченным. Если конечно имя Юлианы Виноградовой вам о чем-то говорит.
Это был умелый выпад. Юлиана всего несколько месяцев назад занималась пиаром нового торгово-развлекательного центра, принадлежавшего Горину.
- Юлиана, вы фея. Я это говорил вам прежде, и сегодня от своих слов не откажусь. Но меня по-прежнему интересуют риски для моего капитала.
Здесь Катя могла перейти к любимой части переговоров – финансовой. А уж тут она была и царь, и бог. Умело оперируя цифрами, она производила впечатление на самых зубастых акул бизнеса.
Когда господин Горин, пообещав еще раз все хорошенько обдумать и захватив с собой бумаги с подсчетами, подготовленные Катей, распрощался со своими собеседниками и покинул ресторан, Юлиана обернувшись к друзьям и, подмигнув Мише, зааплодировала перед Катиным носом.
- Дорогая, да ты сегодня саму себя превзошла! – весело заявила она. – Не знаю, что он там решит, но человек, уверенный в том, что его не заинтересует наш проект и настроенный весьма критически, усомнился и, кажется, даже покорен твоим даром убеждения.
- Не стоит благодарности, - в тон ей шутливо ответила Катя, поправляя очки на носу, - это было вдохновение!
- Ну, по крайней мере, он озадачен, а это уже хорошо, - ответила Юлиана, - умница, Катюш.
Миша пробубнил что-то нечленораздельное, поддерживая Юлиану. Вообще-то, он умел быть очень красноречивым, но лишь тогда, когда разговор касался его интересов и достижений. А поскольку звездой он был только на кухне, а в остальном обычным молодым человеком со своими комплексами, то и комплементы его были на редкость серыми. По правде сказать, Катя помнила то время, когда он таскался за ней повсюду, пытался красиво ухаживать. Да, это стало бальзамом для ее израненной души. Она только тогда начинала понимать, что ее можно любить, вот такую, нелепую, некрасивую… Любить не за деньги, не на спор… А потому что она – это она. Но Катя видела все его недостатки, не могла их не замечать. На саму себя негодовала – почему? Ну почему она не может просто влюбиться в него – сложно ведь найти более подходящую кандидатуру… Но Миша был... Миша был тем еще недотепой – более подходящего эпитета Катя не находила. Он был милым и добрым, но ужасно скучным собеседником, не разбирался в бизнесе, охмурял ее рассказами о специях, и не был способен ни на что самостоятельно. По большому счету, он не открыл бы Мармеладофф, если бы не старания Юлианы. Да и сама Катя немало поспособствовала в поиске спонсоров, в ведении переговоров, именно тогда она и научилась находить ту самую ниточку к каждому толстосуму, которая заставит его увлечься нужной Кате идеей и раскошелиться. Она никак не могла понять, как он умудрился найти таких нужных друзей. Да и что они нашли в нем? Гениальный кулинар. И все. Он раскисал при первых неудачах. Мечтал, генерировал идеи, но ему не хватало знаний, энергии и умений для их реализации, если только это не была идея нового блюда. По большому счету, он вполне мог ограничиться ролью шеф-повара дорогого ресторана. Но были еще амбиции. С детства родители внушили ему, что он достоин большего. Вот он и стремился к большему. Часто за счет других. Но Катя не могла на него сердиться. Это же был тот самый Миша Борщов, который вернул ее к жизни там, в Египте. Не идеальный. Обыкновенный. А главное – добрый и честный. Как она или Колька. Ему не нужно было соответствовать. Глядя на него, Катя невольно вспоминала другого мужчину с его азартом, энергией, силой воли и неразборчивостью в методах, где все было подчинено его целям. Того, который ослепил ее, а потом сам же заставил прозреть. Он тоже не был идеальным. Но так легко было не замечать его недостатков. Когда он обнимал ее за плечи, прижимая к своей груди.
Катя поспешила запихнуть поглубже накатившие воспоминания, пока не вернулось привычное головокружение. Еще не хватало вспоминать о нем именно сейчас. Но этот вечер сам по себе был странным. С того момента, как ее взгляд остановился на его черном кроссовере на парковке. И все. Достаточно.
- Дамы, я вас покину, - проговорил Миша, выбираясь из-за стола, - посмотрю, как дела на кухне. Не могу долго расслабляться, когда вокруг работа кипит.
- Трудоголик, - бросила ему вслед Юлиана.
Катя проводила Мишу взглядом. За эти два года он немного погрузнел, стал выглядеть солиднее. Даже научился носить костюмы. Москва определенно пошла ему на пользу.
- Вы с ним два сапога пара, - добавила Юлиана, уже обращаясь к Кате, - оба не умеете отдыхать, одна работа на уме.
- И из этого ты делаешь вполне логичный вывод, что мы с ним идеальная пара, потому что даже видеться не будем толком, - с иронией проговорила Катя. Она уже привыкла к постоянным головомойкам подруги по поводу собственной личной жизни. А с точки зрения
Юлианы Катя очень зря пренебрегла вниманием Миши.
- Ну почему идеальной? Обыкновенной, как сотни других. И ничего плохого в этом нет. Это нормально, - улыбнулась та, ковыряясь ножом в тарелке.
- Юлиана, ты же знаешь, мне даже влюбиться некогда, а семья – это еще один груз обязательств. Я и так скоро буду горбатой, - шутки шутками, но Катя почти верила в то, о чем говорила.
- Катя, но это совсем не значит, что ты должна быть одна… В конце концов, ты женщина, и позволь напомнить, что ты женщина эффектная. Возле тебя так и вьются мужчины, а ты делаешь вид, что не замечаешь. Вот и Миша…
- Я знаю, как ты относишься к Мише, но…
- Ах, да при чем тут Миша, в конце концов? - вздохнула Юлиана. – Я его для примера привела. Вокруг столько мужиков… Твои родители и внуков не дождутся.
- Соответственно, мне просто необходимо выйти замуж ради моих родителей, - попыталась отшутиться Катя.
- Ладно, - отмахнулась Юлиана, - проехали… Почему я никак не могу смириться, что с тобой такие разговоры бесполезны? В конце концов, это твоя жизнь. А во что она превратится через год, через десять лет… Ты очень светлый человек, Кать. И мне ты очень дорога… Но я не могу смотреть, как ты отталкиваешь людей. Что с тобой произошло такого, что сегодня ты предпочитаешь одиночество?
Катя в замешательстве опустила глаза. Впервые за два года Юлиана позволила себе задать этот вопрос. Тогда, перед поездкой в Египет, она не спрашивала. Она просто вырвала Катю из того сумасшествия, в котором она очутилась, безапелляционно меняла ее жизнь, почти грубо ломая... Не изнутри, нет… Она подправила ей фасад. А вопросов не задавала. Просто так было надо. Тогда, наверное, так было надо. Юлиана не была идиоткой. Она прекрасно понимала, что Катя переживает тяжелую личную трагедию. Потом навалились семейные проблемы, заслонившие все остальное, но рана-то осталась. И Юлиана пыталась латать ее, как умела. Просто по-другому не могла. Она пыталась затащить Катю к психологу, но Катя только отмахнулась от этого. Постепенно она приходила в себя. Внешне она уже соответствовала и занимаемой должности, и общепринятым стандартам. А внутри… А внутри Катя и сама не знала, какой она стала.
Теперь же вопрос подруги поставил ее в тупик. Она откровенно не представляла, что отвечать. Имеет ли значение то, что давно не актуально? Да и вообще, насколько она имеет право рисковать собственной репутацией перед женщиной, считавшей Катю порядочным человеком. Ведь, как ни крути, а чувство вины у нее по-прежнему не угасало, несмотря на то, что другие, более сильные чувства, притупились. Она была любовницей почти женатого мужчины. Пусть у нее не было шансов сопротивляться. Она лгала совету директоров, стряпая фальшивые отчеты. Пусть они и спасли компанию, в конце концов. И главное… Это ведь коснется не только ее. Это не только ее тайна… И Юлиана не имела права задавать такие вопросы, звучавшие сегодня как гром среди ясного неба. Да, они были подругами, но пускать ее в свою жизнь, в самую темную ее сторону, Катя не собиралась. Потому что сама не готова была доверить этой женщине то, что не доверила собственной матери.
- Ничего, Юль, - пробормотала Катя, пытаясь взять себя в руки, - я просто не создана для отношений. Считай, что я жду, когда влюблюсь, а этого не происходит. А быть с кем-то ради того, чтобы быть не одной – мне этого не нужно.
Юлиана хотела что-то возразить, но за Катиной спиной вдруг раздался знакомый мужской голос:
- Какая приятная встреча, Юлиана! Здравствуйте!
Катя оглянулась. Герман Полянский.
Цитата
Нюша пишет:
Это мне напомнило речь Мюнхгаузена о своей жене: "После венчания мы с супругой уехали в свадебное путешествие: я – в Турцию, она – в Швейцарию, и три года жили там в любви и согласии."
Верю, что именно так все и было бы, если бы они поженились.
Нюш, Мюнхаузена моего любимого тоже тут почуяла? И я!

Я хорошо помню сожержание сериала, не очень мне он нравился, там только Малина был совершенно отвязным.
Действительно, история воспринимается как оригинал, наверное из-за того, что так сильно не забиты мозги предубеждениями и запланированными ожиданиями в финале как в БН.

Легкое и качественное чтиво, мне очень нравится. Буду читать! Вообще эта версия событий мне кажется весьма логичной. ))
Всегда была невысокого мнения об Андрее. Глуповат ( в сериале в смысле бизнеса полный идиот, пардон), мелковат в чувствах. К годам сорока такие мужики умнеют, если как следует обожгутся. Выбирают себе цыпу помоложе и будет им счастье.

Джин, спасибо!
Цитата
Nayada пишет:
Глуповат ( в сериале в смысле бизнеса полный идиот, пардон), мелковат в чувствах.
Эван как ты по моему любимому Палычу проехалась!
Я лично до сих пор от него балдею, вот все ему прощаю! и глуповатость, и кобелизм :sm12:
Я лично его полюбила за доброе сердце, и можешь хихикать сколько угодно, но то, самое, человеческое ему было не чуждо.
А как он каялся!...
Жестокая, жестокая Наяда....
ДжЫн, проглотила с удовольствием! :sm19:
Как хотите, но я и здесь болею за Палыча!
Цитата
Nayada пишет:
Я хорошо помню сожержание сериала, не очень мне он нравился, там только Малина был совершенно отвязным.
Наяда, вот не согласна, что токмо Малина. Я его люблю безмерно, и не буду скрываться, что начала смотреть сериал из-за Красилова... НО! Без Палыча не было бы всего этого. Ну люблю я его... Та и в совокупности... Зорькин, Милко, Шура Воропаев, Федька... Даже Манька.. Приятная компания. Люблю первую половину сериала, когда они еще не измотанные, где много шуток...
Цитата
Nayada пишет:
Всегда была невысокого мнения об Андрее. Глуповат ( в сериале в смысле бизнеса полный идиот, пардон), мелковат в чувствах.
фрфрфр! а вот я с тобой согласна почти во всем... кроме, пожалуй, того, что мелковат в чувствах. Его просто не научили. И все равно его люблю. Странно, но здесь рациональное во мне молчит в сторонке.

Спасибо, что заглянула. Я тебе говорила, что это совсем другая Джина)))) Непривычная немного. Потому что редко современность пишу.

Цитата
Нюша пишет:
А как он каялся!...
плюсстопицот!
Как он каялся!!! вот серьезно, я над дневником с ним плакала. Мне стыдно в этом признаваться, но это правда. "Катька! Там Андрей Палыч с ума сошел"
Нюш, честное джЫнское, доведу эту историю до конца, хотя там много всего планировалось. Надеюсь, все получится. Надо бы одним глазом сериал пересмотреть, вдохновиться.
Страницы: 1 2 3 4 След.
Читают тему
Ссылки на произведения наших авторов
Сайт создан и поддерживается на благотвортельных началах Echo-Group