Уважаемые гости! Если вы оставляете комментарии на форуме, подписывайте ник. Безымянные комментарии будут удаляться!

Кофейня  Поиск  Лунное братство  Правила 
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти  



 

Страницы: 1
RSS

Виражи судьбы - 2, БН

Название: Виражи судьбы. Часть вторая.
Авторы: Charodeyshka и Lutik.
Рейтинг: PG - 13
Жанр: Мелодрама/драма.
Пейринг: В/А, В/А, М/Л, А/Н, А/М...
Герои: персонажи из "Бедной Насти" и несколько новых.
Время действия: 30-40-е, 60-80-е годы ХХ века.
Примечание авторов: родственные связи несколько изменены. История о «Рыцарях неба» или Героям войны посвящается. …
Фик выкладывается в преддверии Дня Победы в Великой Отечественной войне...

Коллаж, сделанный Charodeyshka:

P.S. Авторы не претендуют на полную историческую достоверность событий. Некоторые факты и персонажи вымышленные.
Изменено: Lutik - 02.09.2016 08:42:44
Критика необходима, грубость бесполезна (Ян Сибелиус).
Часть 2.

Глава 1.

Май. 1956 год.

Поезд мчался по ровной глади железнодорожного полотна. За окном мелькали яркие, сочные, зеленые краски. Весна вовсю бушевала в Забайкалье. Ветер колебал верхушки деревьев, высаженных вдоль железнодорожной колеи, и перестукивание колес сопровождалось легким перешептыванием листьев. Окно в тамбуре вагона было открытым, и Алексей с удовольствием подставил лицо под легкие струи ветра. Родные края! Как же он соскучился по всему этому: голубизне неба в ясную погоду, ярким краскам цветущих сопок, зарослям багульника. Нет, в Оренбурге тоже зелень, и небо синее, но все же не так.
Здесь, в родных Забайкальских краях, все было другим, и зелень казалась сочнее, и небо синее, просторнее. Весь последний год молодой летчик мечтал почувствовать, каково это - взлетать в родных местах, среди знакомых облаков, на своей земле, почувствовать то же, что чувствует отец при взлете. В училище летали часто, и на занятиях, и на экзаменах, но Алексею казалось, что в Забайкалье все должно быть по-другому. Не из-за направления ветра, которое надо учитывать, не по другим причинам, а только потому, что это небо родное, домашнее, небо, в котором летал отец. И мечта была одна: хоть раз испытать это чувство.

- Товарищ младший лейтенант, не угостите папироской? – весело прозвучало рядом.

Прервав размышления, Алексей развернулся.
- Держи, юморист, - вынув из кармана пачку сигарет, он протянул ее товарищу.

- О чем мечтаем? Или о ком? – все тем же тоном поинтересовался парень в новой форме с погонами младшего лейтенанта, точно такой же, как у самого Алексея.

- О том, о ком тебе мечтать не советую. – усмехнулся Платонов.

В зеленых глазах товарища промелькнул интерес. Закурив, он спросил:
- Она хороша?

Алексей хлопнул его по плечу.
- Любопытной Варваре на базаре нос оторвали.

- Так я ж не баба! – возмутился лейтенант.

- А болтаешь много…

Дружеские шутки помогли скоротать время в дороге. Поезд начал замедлять ход, приближаясь к станции. Два друга, прихватив вещи, устремились к выходу. Вот она, малая родина, в которой даже дышится легче!

Сойдя с поезда, Алексей простился с товарищем и отправился домой.
Там почти ничего не изменилось.
Материны щи Алешке показались такими же вкусными, пирожки - румяными, глаза - добрыми, голос - тихим. Молодой летчик знал, что отец любил мать с самого детства. Глядя на Анну, которую не испортили ни годы, ни невзгоды, сын внезапно задумался: а будет ли его избранница такой же верной, любящей, сильной. В том, что она останется красивой, Алексей почти не сомневался.

- Ты кушай, Алешенька, кушай! - суетилась радостная Анна. – Еще щей будешь? И пирожки бери, я к вечеру еще испеку. Почему ты не предупредил, что приедешь? Я бы пирог испекла. Твой любимый, с вишней.

- Да времени не было. Мам, все очень вкусно. – похвалил Алексей. - Спасибо. Честно, я так скучал по твоей кухне!

- Ты ешь, ешь. - повторяла мать, ставя блюдо с пирожками поближе к сыну. – Сейчас еще чайник вскипит, варенье достанем.

- Аня, ты ему так месячный паек скормишь! – усмехнулся Владимир.
Все это время, сидя за столом напротив сына, он с интересом наблюдал за оживленной женой и возмужавшим Алексеем.
Это уже не тот воробей, что в шестнадцать улетел в училище и не восемнадцатилетний курсант, приезжавший в увольнительную на день рождения матери.
« Вырос парнишка. – думал Владимир. - Через несколько дней уже двадцать один стукнет».

– Сядь, - обратился он к жене, - посиди, хватит суетиться. Не маленький, сам все достать сможет.

- Мам, ты садись! Я уже сыт, спасибо, – перехватив материнскую руку, Алексей пресек очередную попытку женщины позаботиться об угощении.

Улыбнувшись, Анна опустилась на стул, рядом с мужем.

- Ну что, отличник учебы, направление выдали. Служить-то куда направили? – спросил Платонов у сына.

- Володя, ну зачем сейчас об этом? Он ведь только приехал! – воскликнула Анна. Материнское сердце сжалось от одной мысли, что вскоре сыну снова надо будет уезжать. Ведь она только его увидела, только обрадовалась тому, что он вернулся.

- Анечка, какая разница сегодня или завтра? – мягко произнес Владимир, кладя руку на плечо жены. – Направление все равно у него уже в кармане. Так ведь, товарищ младший лейтенант?

- Да. – подтвердил Алексей. – Направление выдают сразу, по выпуску. Вот, - вытащив из нагрудного кармана гимнастерки сложенный вчетверо листок, молодой человек протянул его отцу, – читайте, товарищ подполковник.

Пробежав глазами по тексту, Владимир пристально посмотрел на сына. Их взгляды встретились.
На несколько минут наступила тишина. Не выдержав, Алексей первым прервал возникшую паузу:

- Пап, честно, я ничего не просил. Они сами так решили.

- Что там такое, Володя? – встревожилась Анна.

- Да ничего страшного, Анечка. Просто этот орел оказался счастливчиком. Направление выписано в нашу часть.

- Правда? Это же замечательно! - выдохнула женщина. Волнение на ее лице сменилось счастливой улыбкой.

- Так что никуда твой орленок не полетит, под материнским крылом будет. - усмехнулся Владимир и подмигнул сыну: – Посмотрим, орел, на что ты способен.

В прихожей громко хлопнула дверь. Алексей вопросительно посмотрел на родителей и шепотом высказал свою догадку:
- Лена?

Утвердительный кивок отца послужил сигналом. Вскочив со стула, парень спрятался за входной дверью. Едва он успел это сделать, как в комнату влетела тоненькая девчушка в школьной форме. Темные волосы были заплетены в две аккуратные косы. В синих глазах сияла радость.

- Мам, а мне тетя Варя во дворе сказала, что, - на ходу выпалила она и, замерев посреди комнаты, растерянно спросила: - А где…
Бесшумно покинув свое укрытие, Алексей подошел к сестренке и осторожно ладонями закрыл ей глаза.

- Ну, здравствуй, Елена Прекрасная.

На лице девочки появилась знакомая улыбка. Такую же члены семейства видели в счастливые минуты у Анны.
- Леша, - с восхищением прошептала она. – Леша!

Рассмеявшись, Алексей убрал ладони от ее глаз, и, развернувшись на девяносто градусов, Лена повисла у него на шее. Алексей подхватил десятилетнюю сестру на руки.
Обняв супругу за плечи, Владимир с довольным видом наблюдал за их весельем. На душе было легко и спокойно.
Изменено: Lutik - 30.04.2016 21:47:04
Критика необходима, грубость бесполезна (Ян Сибелиус).
Время до дня рождения старшего сына пролетело в семье Платоновых незаметно, и в знаменательный день в квартире царил веселый переполох.
Анна с тетей Варей с утра пропадали на кухне, готовя праздничный обед. Лена с энтузиазмом помогала, расставляя посуду на столе, занявшем приличную площадь в просторной комнате. Раскладывая на белоснежной скатерти тарелки и приборы, девочка с любопытством поглядывала на старших братьев, что-то тихо обсуждавших в углу, на диване.

Этот день в квартире Платоновых стал настоящим праздником - все были в сборе. Прошлым вечером приехал Сергей, проходивший службу в армии. Парень получил увольнительную на три дня. Анна была на седьмом небе от счастья: наконец-то, все дети дома.

К обеду со службы вернулся Владимир. По привычке повесив летную куртку в шкаф и разувшись, он подошел к жене, вышедшей ему навстречу. Обняв супругу и, как обычно, поцеловав ее в щеку, мужчина успел незаметно прикоснуться к краю губ любимой женщины. Незаметно для большинства, но, как всегда, ощутимо для Анны.

Алексей, в последние дни наблюдавший за родителями, вдруг осознал, как много раньше, будучи мальчишкой, он в них не замечал. Или просто не обращал на это внимания. Взгляды, которыми отец и мать безмолвно разговаривали, их мимолетные прикосновения...
Только сейчас став старше он понял, что даже мелкие знаки внимания были частичками одного большого целого, одной большой любви.

Праздничный обед прошел в легкой обстановке всеобщего веселья. Родные поздравляли именинника, желали ему всяческих благ, здоровья, успехов по службе. Не обошлось и без намеков на изменения в личной жизни. Алексей отшучивался, говорил, что все еще впереди.

Часов в пять, когда семья в полном составе уже пила чай, в отрытую форточку с улицы раздался молодцеватый свист. Подойдя к окну, Алексей посмотрел вниз и помахал кому-то рукой.

- Знакомые соловьи заливаются? – ухмыльнулся Владимир, наблюдая за жестикуляцией сына.

- Да мы тут с ребятами хотели отметить, в город съездить, проветриться, – пояснил парень и вопросительно посмотрел на отца.

- Дело хорошее, - одобрил Платонов-старший, - только смотрите, не слишком увлекайтесь.

- Ну, разумеется, - усмехнулся Алексей, – Серега, ты с нами?

- Конечно! Я мигом, – откликнулся Сергей и исчез в соседней комнате.

- А мне можно? – оторвавшись от книги, спросила сестренка.

- Не сегодня, Леночка. - мягко ответила Анна. - Уже поздно.

- Но солнце же еще не село! - расстроившись, возразила девочка.

- Ленок, да тебе с нами скучно будет! - заверил Алексей, присев перед ней на корточках. - Мы с тобой в выходные поедем. На каруселях покатаемся, мороженое поедим.

- Обещаешь? – требовательно спросила Лена.

- Честное слово. Весь день гулять будем!

Заручившись словом, которому можно верить, девочка довольно улыбнулась.
- Хорошо, Леша. Подожду до выходных!

В дверях появился Сергей.
- Я готов. Едем?

- Ага.

- Алеша, Сережа, только осторожно, пожалуйста! - предупредила Анна, целуя сыновей.

- Мааам! - укоризненным басом раздалось в ответ.

Женщина виновато улыбнулась и пожала плечами. Для нее они всегда оставались детьми.

- Матери, они такие. – констатировал Владимир, с усмешкой наблюдая за умилительной сценой.

Приобняв супругу за плечи, он осторожно отстранил ее от сыновей и с деловитым видом протянул сыну несколько купюр.

- Пап, да есть у меня! – возразил Алексей.

Отец заговорчески подмигнул младшему Платонову.
- Лишнее мороженое купите, орлы…

"Орлы", переглянувшись, понимающе усмехнулись.
Изменено: Lutik - 02.05.2016 21:50:55
Критика необходима, грубость бесполезна (Ян Сибелиус).
Замечаельная история!
Мне очень интересно, что с Лизой и Мишей. И попадет ли Сережа к родителям? По началу рассказа, я поняла, что он потеряет потом связь с Корфами, если Аня пришла к Корфам.
Вообщем, очень жду продолжения)
«Любовь – это то, ради чего хочется жить, а не умереть… Не стоит умирать из-за любви, надо ради нее жить!»
Цитата
Miledi пишет:
По началу рассказа, я поняла, что он потеряет потом связь с Корфами, если Аня пришла к Корфам.
Да. Причем, он вернет себе фамилию, как и Корфы, которые пока официально Платоновы.
Miledi, спасибо за неиссякаемый интерес к этой истории. girl_in_love
Критика необходима, грубость бесполезна (Ян Сибелиус).
Маринка! Еще раз с днем рождения!!! d_daisy



:sm47: :sm47: :sm47: :sm47: :sm47: :sm47: :sm47: :sm47: :sm47: :sm47: :sm47:


Двадцать первый день рождения Алексея выпал на воскресение, а значит, все шло по привычному сценарию: друзья, шутки, кино, знакомства.

По выходным городской парк наполнялся весельем и непринужденностью. Ближе к вечеру звон детского смеха сменяли плавные вальсы, льющиеся из репродукторов. Карусельные забавы уступали место катанию на лодках и танцам. Огни иллюминаций украшали главную парковую аллею.
Праздничная атмосфера настраивала на игривый лад, и гуляющая по парку молодежь с легкостью этим пользовалась.
Парни заглядывались на улыбающихся девчат. Те, что посмелее, приглашали приглянувшихся красавиц на танцы, угощали мороженым, заводили забавные беседы, стремясь продолжить знакомства.

Алексей не причислял себя к робкому десятку и, увидев миниатюрную обладательницу рыжих локонов, приметных даже ночью, не растерялся. Толкнув в бок младшего брата, он взглядом указал ему на двух девушек, идущих впереди.

Сергей бегло оглядел обеих. Рыжеволосая красотка в синем платье модного покроя, подчеркивающем стройные формы, первой привлекала к себе взгляды. Ее походка, движения были полны изящества и той уверенности, которая присуща дамам, знающим себе цену. Идущая рядом подруга выглядела скромнее. Глаза Сергея приметили светлые косы, худенькие плечи и узкий поясок ее белого платья, обхватывающий тонкую талию. В отличие от рыжей, ничего особенного в этой блондинке не было, но сердце в груди почему-то замедлило свой ход. Раньше с ним такого не случалось. Красавицы, умницы и даже простушки – это всегда была прерогатива Алексея. Сергей в этом вопросе держался старомодных рыцарских взглядов и ждал свою. Теперь же, глядя на светленькую барышню в белом платье, он впервые невольно поймал себя на мысли, что, быть может, это и есть та самая.

В отличие от брата Алексей долго раздумывать не стал.
Догнав девушек, он очутился перед хозяйкой медных локонов.
Загородив собой дорогу, парень обаятельно улыбнулся и пустил в ход слова:

- Добрый вечер, таинственные незнакомки. Не откажите нам в скромной просьбе. Разрешите с вами познакомиться.

В ответ храбрый кавалер удостоился мимолетного взгляда. Зеленые глаза на секунду задержались на лице Алексея и тут же потеряли к нему всякий интерес.
- Мы не знакомимся на улице, - равнодушно произнесла девушка, переводя взгляд на афишу кинотеатра.

- Так это же не просто улица! – возразил Платонов. – Это площадка у кинотеатра.

Замечание попало в цель и вызвало на тонких губах рыжей незнакомки легкую улыбку. В зеленых глазах вспыхнул интерес.

Эта небольшая победа подстегнула азарт наступающей стороны.
– Тут совсем другое дело. - поспешил продолжить Алексей. - Вам совершенно нечего бояться. Мы, летчики, девушек в обиду не дадим. Правда же, Серега?
Парень хлопнул по плечу подошедшего брата, привлекая его в союзники.

- Ну да. Конечно, - рассеянно пробормотал Сергей, не сводя глаз со светленькой девушки, скромно хранившей молчание.

Угадав причину столь странного поведения родственника, всегда отличавшегося трезвостью ума, Алексей мысленно ухмыльнулся. Проняло, наконец, брата!
- Это Сергей. – представил он девушкам второго Платонова. – А я Алексей.

- Катя. – назвалась рыжая красотка и покровительственно взглянула на подругу.

- Марина. – прозвучало тихо и, как показалось Сергею, нежно.

Было что-то трогательное в голубых глазах этой невысокой блондиночки. И какое-то незнакомое чувство нахлынуло на обыкновенно серьезного и сосредоточенного парня. Нахлынуло и заставило сердце во второй раз совершенно немыслимым образом сбиться с привычного ритма.

- Сейчас еще ребята должны подойти. – сообщил Алексей. - Они билеты на «Карнавальную ночь» достают. Идемте с нами в кино, девчата!

Не успели девушки ответить, как позади них со смешком раздалось:
- Ну, Платонов, брат, ты даешь! Не прошло и часа, как с красивыми девчатами знакомство свел. Для тебя одного их двоих многовато будет. Или Серега тоже решил приобщиться?

Обернувшись на наглеца, Катя встретилась с ним взглядом. Незнакомец оказался высоким шатеном. Его светлые глаза оценивающе пробежались по ее лицу, волосам, фигуре. От ответного взгляда Катерины можно было замерзнуть.

- Ты, Писарев, за языком следи! – предупредил шутника Алексей и ободряюще улыбнулся Кате: - Не обижайтесь на этого болтуна. Он вообще неплохой. Особенно, когда молчит.

- Если бы я был немым, - обиженно возразил шатен, - то билетов тебе бы не видать, как собственных ушей.

И, как ни в чем ни бывало, он протянул руку Катерине со словами:
- Сергей Писарев. А вас как зовут, медных волос хозяйка?

- Екатерина Андреевна, – сухо представилась девушка, проигнорировав призыв к рукопожатию, и, демонстративно указала на подругу: - а это Марина Викторовна.

Писарева, казалось, такая холодность ничуть не огорчила.
- Ну, так что, Екатерина Андреевна и Марина Викторовна, - невозмутимым тоном обратился он к девушкам, - не хотите ли влиться в наш дружный коллектив и пойти в кино на «Карнавальную ночь»?

- У нас билетов нет. – вступилась тихая Марина.

- Так мы попробуем достать! – внезапно подхватил Платонов-младший. – Может, еще не все раскупили.

- Ты гляди! – изумился Писарев. – У тезки интерес появился. Да только боюсь, что билеты вы уже не приобретете. Мы с товарищем Шубиным последние забрали. Касса закрыта.

Подошедший блондин, который на вид казался одного роста с шатеном, убедительно кивнул.

- Значит, не пойдем в кино. – спокойно объявила Катя. – Мы с Мариной все равно собирались на лодках покататься.

Писарев хмыкнул.
- Лодки никуда не денутся, а вот «Карнавальную ночь» пропускать не рекомендую, поэтому… - потратив паузу на то, чтобы достать из кармана билеты, он протянул их рыжеволосой девушке, - предлагаю поторопиться.

Светлые брови дугообразно изогнулись. Катерина с удивлением смотрела то на лицо парня, то на билеты в его руке.

- У нас с Шубиным срочное партийное поручение неожиданно возникло, - пояснил с усмешкой шатен, - а пропускам на «Карнавальную ночь» нельзя пропадать. Так что в качестве извинений за мою, как заметил товарищ Платонов, болтливость предлагаю принять этот скромный дар.

Катя молча забрала из его рук два пропуска на вечерний сеанс.

Озадаченный поступком друга, Шубин рассеянно пробормотал:
- Ну и дела!

Из собственного кармана он извлек билеты, купленные на деньги братьев Платоновых.
- Держите, товарищи!

По-приятельски пожав ему руку, Алексей забрал свою надежду на продолжение такого приятного знакомства с красивой девушкой, которую мысленно он уже не раз назвал «Катюшей».
Внезапный приступ писаревского благородства был совсем некстати. Алексея раздражало то, как друг смотрит на эту лисичку.
- Родина не забудет ваших заслуг, товарищ младший лейтенант, - сухо произнес он.

- Я бы и от вознаграждения не отказался. - парировал Писарев и в ответ ощутил в боку предупредительный толчок от локтя товарища.

Это означало, что Шубин оценил возникшую напряженность, и она ему не понравилась. Зная взрывной характер Алексея, он быстро понял, что недопонимание грозит перерасти в конфликт.

Однако шатен не собирался ссориться. По крайней мере, не в этот раз. Понимающе кивнув другу, Писарев с усмешкой взглянул на Платонова.
- Ладно, товарищи, вы тут веселитесь, а нам пора. Дела откладывать нельзя. Хорошего вечера!

Напоследок не отказав себе в удовольствии картинно раскланяться перед девушками, он, наконец-то, скрылся в ближайшем переулке.
Шубин, прекрасно понимая, что он тоже лишний, поспешил проститься со всеми и отправился на автобусную остановку.

- Ну что? Идем в кино? – оживленно поинтересовался Алексей, поглядывая на Катю.

Сергей посмотрел на часы.
- Пять минут до начала. Надо поторопиться. – подняв глаза, он заметил радость во взгляде Марины.

- Что ж, – задумчиво ответила Катерина, – кино так кино.
Сжав в руке подаренные билеты, она подхватила под локоть подругу и летящей походкой устремилась ко входу в кинотеатр.

Братья Платоновы направились следом.
Критика необходима, грубость бесполезна (Ян Сибелиус).
Аня, спасибо вам с Юлей за такой подарок! d_daisy
Люблю я ту наивную и прекрасную, хотя и непростую послевоенную эпоху!
Никнейм Маринка зарегистрирован!

"Живи с радостью, и радость будет жить с тобой!" ©

Мариночка, спасибо! Нам очень приятно, что удалось тебя порадовать. :sm19:
Критика необходима, грубость бесполезна (Ян Сибелиус).
Глава 3.

В приподнятом настроении Анна суетилась на кухне. Обед был почти готов. В сердце царили мир и покой. В жизни, казалось, тоже все шло гладко и ровно.
Вот-вот из школы вернется дочь, а через час на обед придут Владимир с Алексеем. От Сергея вчера получили очередное письмо, в котором сообщалось, что у него все хорошо. Перекладывая с противня на широкое блюдо подрумянившиеся пирожки, Анна тихо подпевала мелодии, которая неслась из радиолы, висящей на стене.

В коридоре громко хлопнула дверь и раздались звуки столкновения мужской обуви с деревянным полом.

- Алеша, это ты? – громко спросила Анна, взглянув на часы. Сын пришел раньше обычного.

- Я, мам.

Через пару секунд парень появился на кухне, чтобы чмокнуть мать в щечку. Совершив традиционный в семье ритуал, младший Платонов снова исчез в коридоре.

- Ты рано сегодня! - вслед ему крикнула женщина. - Что-то случилось?

- Не-е. Все в порядке. Отец придет чуть позже. Просил предупредить, чтобы обедали без него.

- Хорошо. Тогда пока переодевайся и вымой руки. Сейчас Лена придет, и я вас накормлю.

Пока Анна доставала из буфета тарелки, из коридора раздалось:
- Я не буду. Мне идти надо.

Дважды проскрипели двери шкафа, а потом наступила тишина, и Алексей снова появился в кухонном проеме. Он уже переоделся в гражданскую одежду и в руках держал легкую летную куртку.

- Голодный? Никуда я тебя не отпущу, пока не поешь!- безапелляционно заявила Анна. – С утра, наверняка, не ел ничего. Быстро мыть руки и за стол!

- Мам, ну некогда! Ждут меня, - улыбнувшись, Алексей приблизился к женщине. Очутившись у нее за спиной, он обнял заботливую родственницу. Как в детстве, уткнувшись носом в белокурые локоны, пахнущие ромашкой, летчик пробормотал: – Честно, я не голодный. Мы в буфете с ребятами перехватили.

- И кто это тебя так ждет? – поинтересовалась Анна.

Сияющие глаза сына и лукавая улыбка пояснили все лучше любых слов.
- Ма-ам! - протянул Алексей, надеясь, что она поймет.

С отцом на эту тему говорить было легче, а откровенничать с матерью парень не мог. Как ей скажешь, что она и Лена больше не будут занимать в его жизни место самых дорогих представительниц слабого пола, что влюбился по уши и на этот раз не так, как всегда. - Ну, не обижайся. Меня, правда, ждут.

- Ладно. – вздохнула Анна. – Иди.

- Ты у меня самая лучшая! - напоследок Алексей еще раз чмокнул мать в щечку. – А пирожки я по дороге съем.
В подтверждение слов, он прихватил парочку печеных изделий и выскочил в коридор.
– До вечера!

Входная дверь снова оглушительно захлопнулась.

... Алексей быстро спускался по ступенькам, насвистывая веселые мотивы.

- День удался? - со смешком долетело с лестничной площадки на втором этаже.

Успешно миновав точку пересечения верхних и нижних перил, Платонов в мгновение ока очутился перед улыбающейся сестренкой.
- Привет, Ленок! У меня есть пирожок, но тебе его не дам. Лучше съем его я сам.

- Жадина! - притворно надула губки Лена. - А мама, между прочим, любит говорить, что жадность миру - лютый враг.
- Покою. - поправил ее брат. - А вот один известный писатель утверждал, что спокойствие - душевная подлость. Слыхала о таком?

Лена нахмурилась, вспоминая источник мудрого изречения.
- Учительница нам на литературе это говорила. Только я автора забыла.

- Лев Николаевич Толстой. - тихо ответил кто-то справа.

Брат и сестра отвлеклись от занимательной беседы. Их внимание мгновенно переключилось на невысокую соседку. На вид этой худенькой девчушке было лет четырнадцать, но Алексей точно знал, что Наташе шестнадцать и она учится на первом курсе медучилища. Он помнил ее еще совсем крохой и до сих пор по привычке иногда называл "Натой" или "Кнопкой". Соседка не обижалась и часто смотрела на молодого летчика большими зелеными глазами, в которых светились надежда, восторг и какое-то детское восхищение. Алексей не придавал этому значения. Мало ли на свете девчонок, которым нравится военная форма и выправка? Вырастет хозяйка шатенистых хвостиков, перевязанных красными ленточками, закончит свое училище и, встретит хорошего парня, который влюбится в нее, как он, Алексей, в свою Катюшу.
- Умница, Кнопка! За правильный ответ заслужила сладкий приз. - похвалив соседку, парень протянул ей пирожок.

Наташа, улыбнувшись, приняла его.

- А ты, Ленок, дуй домой. – приказал Платонов. - Там мама тебя накормит. И напоит.

- Только спать меня не надо укладывать. - заявила Лена. - Я уже взрослая.

- Конечно. - усмехнулся Алексей, подмигнув Наташе. - Все мы уже взрослые. Это только в детском саду днем спать ложатся. Ну, давай поторопись, а то у мамы пирожки остынут. Да и мне уже пора.

Кивнув соседке, летчик бросил ей короткое "Пока" и помчался вниз, на первый этаж. Он не заметил боль, которая отразилась в глазах, смотревших ему вслед.


…Сидя за столиком летнего кафетерия, Катерина в рассеянности поглядывала по сторонам.

- Лучшее мороженое в городе для очаровательной дамы! – задорно раздалось поблизости. – Прошу!

Поставив перед девушкой креманку с лакомством, Алексей устроился на соседнем стуле.

Она вздохнула.
- Наконец!

Оценивающе взглянув на предложенное угощение, Катя маленькой ложкой попробовала кусочек одного из сладких шариков и на несколько секунд замолчала.

Летчик с улыбкой ожидал ответа.

- Вкусно, - вынесла она свой вердикт и поцеловала парня в щеку.

Платонов довольно просиял.

- Катюша, - с нежностью произнес Алексей ее имя, наслаждаясь его мягким звучанием, осторожно прикасаясь к рыжей завитушке, самовольно выбившейся из модной прически.

- Почему себе не взял? – спросила Катерина, поедая мороженое.

- Да ну его… - махнул рукой парень. – Давай лучше еще погуляем?

- Опять по аллеям парка? Не надоело?

- Пойдем на танцы. Тебе, в котором часу надо дома быть?

- Папа в командировке, так что можно и на танцы. – ответила девушка.

- Вот и отлично!


…Теплая летняя ночь, постепенно отступая, отдавала права новому дню. На небе исчезали серые тона. Им на смену приходили бледно-розовые и красноватые оттенки. Первые лучи солнца уже освещали кроны высоких деревьев и крыши домов забайкальского городка. По асфальту медленно продвигалась поливомоечная машина, порой освежая и зазевавшихся любителей утренних прогулок.
Молодая парочка, бредущая по тротуару, поспешно отскочила от края, спасаясь от незапланированного бодрящего душа. Парнишка мгновенно прикрыл собой девушку, принимая на себя частичную атаку холодных брызг. Рыжую спутницу развеселил его забавный вид. Стряхивая капли воды с волос, брюнет и сам смеялся.
Подшучивая друг над другом, влюбленные продолжили путь и вскоре очутились около подъезда трехэтажного дома.

Парень обнял девушку.
- Ноги не промокли? – тихо спросил он, сильнее притягивая ее к себе.

- Нет, - прошептала она, глядя на своего рыцаря счастливыми глазами.

Наклонившись к ней, летчик поцеловал девушку. Ее руки легли на его широкие плечи. Время для обоих остановилось.

- Катюша… - выдохнул Алексей.

- Что? – с улыбкой спросила она, прижавшись к мужской груди.

- Я тебя люблю.

Пару секунд длилось молчание.

- А я тебя, - прервав рассветную тишину ответным признанием, она медленно провела рукой по его темным волосам. Это нежное прикосновение было лучшим дополнением к сказанному. Летчик снова поцеловал свою девушку. Очень осторожно, нежно, словно она могла испугаться страстного порыва.

- Мне домой пора. - прошептала Катя. – И тебе. У тебя же полеты сегодня?

- Во второй половине дня. – сообщил Платонов, не отпуская ее от себя. - Я еще отосплюсь. И ты домой успеешь. Или боишься, что мама будет ругать?

- Она знает, с кем я. Тебе она доверяет.

- Да? – усмехнулся Алексей. - Зря. Вот возьму и украду ее дочь. И увезу.

- Куда? – поинтересовалась Катя.

- Далеко. – ответил парень, коснувшись ее губ мимолетным поцелуем. – Чтобы больше не расставаться.

- Неплохое предложение. Пожалуй, я бы даже согласилась.

Оба рассмеялись.

- А ведь это вполне осуществимо, Катюш, - загадочно произнес Алексей, глядя в глаза любимой. – Давай поженимся. И тогда нас никто не сможет разлучить. Будем всегда вместе.

Девушка замерла, ошеломленная внезапным предложением.
- Ты сейчас пошутил, Алеша?

Испугавшись, что она может сбежать, летчик крепче прижал к себе зеленоглазую мечту. Обхватив ладонями ее лицо, он горячо шептал:
- Я серьезно, Катенька. Я люблю тебя. Очень люблю. И ужасно хочу, чтобы ты была рядом. Понимаешь? Всегда. Чтобы утром просыпаясь, я видел твои глаза, чтобы ты провожала меня на работу и вечером встречала. Чтобы вечерами не надо было никуда спешить, расставаться. Понимаешь, Катюш?

Он замолчал, перебирая пальцами ее рыжие локоны.

- Я согласна, - тихо ответила Катя, уткнувшись в его плечо. Отстранившись, она посмотрела в голубые глаза. – Согласна.

- Катенька! – ошалевший от счастья, Алексей подхватил любимую на руки и закружился с ней в безумном вальсе. Испуганно вспорхнули гуляющие по земле голуби, но ни летчику, ни его невесте не было до них никакого дела. Как, впрочем, и до лучей утреннего солнца, проникших в глубь двора.


… Город окончательно проснулся, а сияющий Платонов только открывал дверь родной квартиры. Переступив порог, Алексей встретился взглядами с обеспокоенной матерью и нахмурившимся отцом.

- Утро доброе, дорогие мои родители! – провозгласил он, снимая обувь. – Не смотрите так на своего непутевого сына. Лучше присядьте. У меня есть для вас замечательная новость.

- Алеша, ты, конечно, уже не маленький, - тихо начала Анна.

- Но по шапке заслужил. – резко перебил Владимир. – Мать всю ночь не спала. За тебя переживала.

Алексей помрачнел.
- Прости, мам. Так получилось. Мне нужно сказать вам нечто важное.

- Получилось? – вспылил старший Платонов. – Слышишь, Аня? У него просто так получилось! И это говорит летчик! Плохо тебя дисциплине учили. Видимо, в этом и моя вина.

- Остановись, Володя! – мягко попросила Анна, кладя руку на плечо мужа. – Лену разбудишь. Пусть он, действительно, скажет то, что хочет.

- Благодарю. – хмуро произнес сын. – Я, действительно, уже не маленький. За свои поступки отвечаю и хочу начать самостоятельную жизнь с девушкой, которую люблю. Ее зовут Катя. Мы решили пожениться.
Критика необходима, грубость бесполезна (Ян Сибелиус).
Подарок для Марины. d_daisy


Анне не спалось. Глубокая ночь царствовала в забайкальском городке, а сон все не шел. Посмотрев на мирно спящего мужа, женщина повернулась на другую сторону. Взгляд задержался на семейной фотографии, светлым пятном выделявшейся на темном фоне комода. Она была сделана несколько лет назад. Лена и Сергей тогда были еще совсем малы. Алеша хоть и в курсантской форме летного училища, но все же мальчишка. Не то, что сейчас... Молодой мужчина. Женится скоро.
Анна тяжело вздохнула.

- Ну что ты вертишься, как уж на сковородке?

Ее обняли родные руки. Прижавшись к мужу, женщина прошептала:
- Прости, я тебя разбудила.

- Уснешь тут, когда ты, как заведенная, крутишься. - усмехнулся Владимир, перебирая ее волосы. – И вздыхаешь, вздыхаешь. Что стряслось, Анют?

Жена молчала. Она сама не могла объяснить, что происходит. Сегодня они были в гостях у Нарышкиных. Знакомились с родителями невесты. Все прошло хорошо. Будущие родственники оказались приятными людьми.
Достаточно было раз взглянуть на сына и его невесту, чтобы понять: эти двое влюблены, счастливы.
Анна обрадовалась, что Алеша нашел ту, которая будет рядом. Но… Было одно надоедливое «но», которое не давало покоя. Не быстро ли все происходит? Не поторопился ли?
Сначала подумалось, что это просто материнская ревность, страх потерять сына. Потом Анна поняла: нет, причина в другом. Что-то необъяснимое не давало спать по ночам.

- Аня, я жду.

- Тревожно мне, Володя. Сама не знаю почему, но тревожно.

Владимир нахмурился. По опыту он знал, что это не просто каприз жены. Она, словно радар, улавливала настроение всех домочадцев.
- За Сергея? – предположил мужчина.

- Нет. Вернее, за него я тоже переживаю, но сейчас… - мягко высвободившись из объятий мужа, Анна поднялась с кровати и подошла к окну. – Сейчас за Алешу.

Владимир непонимающе посмотрел на жену.
- А за него то, что волноваться? – удивился Платонов. – Он дома, спит в своей комнате, рядом. Жив, здоров и не кашляет.

- Да не об этом я беспокоюсь!

- Так о чем? Объясни.

- Тебе не кажется, что они с Катей торопятся? Все так стремительно. Только познакомились, и уже свадьба.
Анна устало потерла виски.

Владимир понял.
- Так вот в чем дело.

Он рывком поднялся и, сидя на кровати, протер глаза.
- Алешка вырос, Аня. Он вправе сам решать свою судьбу. Ну, пусть месяцем позже, но это бы все равно случилось. Когда мы с тобой поженились, я был чуть старше, чем сейчас наш сын. А моей невесте тогда исполнилось двадцать два года. Разве мы с тобой плохой пример?

Встав, Платонов подошел к жене и, обняв ее, развернул к себе. Его поцелуи успокаивали лучше любых слов, и Анна расслабилась.

- Ты с детства был со мной рядом, - улыбнулась она, прижимаясь к мужу. – И когда мы решили пожениться, я уже точно знала, что без тебя не смогу.

- Все будет хорошо. – заверил Владимир. - Не морочь себе голову. Или ты боишься рано стать бабушкой?
- Володя! – возмутилась женщина, глядя в его смеющиеся глаза. - Перестань! О чем ты вообще…

Ее протест был прерван новым поцелуем.

… В ресторане было жарко. На фоне белоснежных скатертей пестрели блюда с закуской и салатами. Мелькали официантки в светлых передниках.
- Горько! – кричали развеселившиеся гости.
В очередной раз, приподнявшись из-за стола, жених помог встать невесте. Осторожно убрав от ее лица край прозрачной фаты, Алексей принялся медленно целовать покрасневшие губы Кати. Поцелуй был долгим. Гости остались довольны.
Новоиспеченный супруг со счастливым видом подхватил молодую жену на руки и гордо прошествовал с ней к танцевальной площадке. Катя, смеясь, обнимала его за шею. Молодая пара легко закружилась в танце.
Кто-то из присутствующих принялся аплодировать.

Наблюдая за сыном, Владимир усмехнулся и прошептал Анне:
- Тебе это ничего не напоминает?

Супруга полковника Платонова понимающе улыбнулась.

Пару секунд Сергей вместе с остальными гостями наблюдал за молодоженами, а потом повернулся к сидящей за соседним столиком свидетельнице. Марина тоже улыбалась, глядя на веселящуюся пару. Младший из братьев Платоновых в который раз поймал себя на мысли, что эта девушка не такая, как другие. Ей удивительно шли и ситцевое платье светло-голубого цвета, и крупные светлые кудри, и даже маленькие часики на левой руке. Но особенно Марине подходила вот эта улыбка. Искренняя, как у ребенка.
Решив, что пора действовать, Сергей подошел к Марине и, протянув ей руку, предложил:
- Потанцуем?

В голубых глазах он прочел согласие, и их хозяйка вложила в его ладонь свою.

Примеру молодоженов последовали и их родители. Отец невесты, полноватый мужчина, лет сорока, пригласил Анну. Партнер был невысокого роста, и женщине не нужно было смотреть на него снизу вверх. А вот его миниатюрной супруге пришлось это сделать, танцуя с Владимиром.
Танцы не раз прерывались криками «Горько!», и молодожены в упоении обменивались поцелуями.
Эта часть свадебного торжества Алексею особенно нравилась.
До конца вечера в ресторанном зале царила атмосфера непринужденности, веселья и всего того, что чаще объединяют в слово «праздник».
К сожалению или к счастью, но мгновения остановить нельзя. Любые празднества, в том числе и свадьбы, заканчиваются. Как и тысячи невест, Катя это отлично понимала. Как и они, покидая зал ресторана, она ощущала легкую грусть при мысли, что не повторится этот волшебный день, когда к ней было приковано все внимание, когда белое платье из дорогого шелка, сшитое на заказ в ателье, идеально смотрелось с кружевной фатой.

Праздник закончился. Гости начали расходиться. Родители занялись послесвадебными хлопотами, а молодоженов отправили отдыхать.


…В подъезде пахло сыростью. Ступеньки на лестнице были мокрыми.

- Опять тетя Поля полы мыла. - со смешком пояснил Алексей. - Когда наступает ее очередь дежурить, ходить здесь становится небезопасно.

Посмотрев на белые туфельки жены, он интригующе добавил:
- Особенно, молоденьким модницам.

Не успела девушка что-либо возразить по поводу красоты, которая требует жертв, как муж подхватил ее на руки и с предельной осторожностью понес вверх по лестнице.
У двери квартиры он поставил на ноги драгоценную ношу лишь для того, чтобы достать из кармана ключ.
Щелчок замка, хоть и банально, но ознаменовал начало новой жизни. Алексей, вновь подняв Катю, впервые переступал порог с законной женой на руках. В этом было что-то старомодное, не слишком подходящее для героев его времени, но очень приятное и правильное.

В квартире стояла тишина. Пока еще вечерняя, но готовящаяся стать ночной. Платонов усадил жену в мягкое кресло и снял с ее ног неудобные туфли.

- Так лучше? - тихо спросил он.

- Да. - прошептала Катя, глядя на мужа, вставшего перед ней на колени.

- А вот так? - осторожно погладив жену по щеке, Алексей прикоснулся к маленькому подбородку. Приподняв его, летчик приблизил к себе лицо любимой.
Его губы дарили ей медленные поцелуи. Пальцы искали рыжие кудряшки, спрятавшиеся под белоснежным кружевом.

- Подожди! - отстранившись, попросила Катя.

На ощупь отыскав шпильки, прикреплявшие фату, она осторожно вынула их из прически. Прозрачная ткань бесшумно соскользнула на пол.
Золотистые волосы рассыпались по худеньким плечам, позволяя мужским рукам перебирать их и гладить.

- Я люблю тебя. – лихорадочно повторял Алексей, осыпая жену поцелуями. - Очень люблю.

Сгущавшиеся сумерки, проникая в комнату, скрывали смущение на лицах влюбленных. А первые звезды, появлявшиеся на небе, открывали дорогу для наступления ночи. Ночи нежности, ночи, ставшей откровением для двоих.
Критика необходима, грубость бесполезна (Ян Сибелиус).
Лютик, Чародеюшка! Еще раз спасибо Вам за такой замечательный подарок!
Немного банально, но жду продолжения. Очень!!! :sm19:
d_daisy :sm47:
Марина, хорошо, что подарок понравился. d_sunny Это очень приятно. Продолжение, разумеется, планируется.
Критика необходима, грубость бесполезна (Ян Сибелиус).
Страницы: 1
Читают тему
Ссылки на произведения наших авторов
Сайт создан и поддерживается на благотвортельных началах Echo-Group