Уважаемые гости! Если вы оставляете комментарии на форуме, подписывайте ник. Безымянные комментарии будут удаляться!

Кофейня  Поиск  Лунное братство  Правила 
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти  



 

Страницы: 1
RSS

Все наладится

Название: Все наладится
Фэндом: Виолетта
Жанр: AU, психология, songfic, пропущенная сцена
Рейтинг: PG-13
Пейринг: Леон/Виолетта, Алекс/Виолетта, Диего/Франческа
Примечание: "многострадальная" история.
Критика необходима, грубость бесполезна (Ян Сибелиус).
Теплый ветер играл со светлыми прядями, ласкал молодую кожу, невесомо целовал длинные пушистые ресницы, пытаясь осушить их от такой ненужной влаги.

«Все пройдет, Вилу!» - ласково прошептал бы он ей, хозяйке темно-карих глаз, если бы только смог.

Пройдет… Только когда?

"Я не могу простить твою ложь!"

"Тебе надо забыть Леона и жить дальше!"

"Все наладится!"

"Наладится, наладится, наладится…" - в разных тональностях звенело в голове.

- Наладится, - механически повторяла Виолетта.

А ноющее сердце вновь с болью спрашивало: "Когда?"

Ответа никто не знал.
Так некстати вспомнились собственные слова, сказанные однажды Томасу и Леону: "Мир не перевернется, если мы ничего не решим!"

Оказывается, это не так. Мир перевернулся после его слов: "Я влюбился в другую. Вы похожи, но ты не она!"

Странно?

После того, что было, после стольких минут радости и печали, испытаний, оказывается, Леон мог полюбить не ее, настоящую Виолетту, а глупый, выдуманный образ.
Бред!

Все это похоже на нелепый сценарий. Мир точно перевернулся!
Как теперь в нем существовать?

Да, все живы и практически здоровы. Да, ее проблемы ничто по сравнению с теми, что есть у детей, ежедневно умирающих на улицах трущоб, у людей, больных раком.
Да, в сердце до сих пор порой дает о себе знать детская рана, образовавшаяся после смерти мамы.
И все же та боль была другой.
Не больше, не меньше этой.
Она просто отличалась от того, что теперь творилось внутри.

Как же права была Франческа, пытавшаяся отговорить от претворения в жизнь глупого спектакля! Подруга не зря предупреждала, что история с париком, переодеваниями и талантливой подделкой акцента плохо закончится.
Но эмоции победили рассудок. И вот результат…

Странно, нелепо, глупо, однако же, теперь Вилу понимала отца, на которого однажды сильно обиделась за такую же ложь.
Хотелось одновременно смеяться и плакать от невероятной комедии, вошедшей в жизнь.
Любящий папа переодевается в незнакомого человека, притворяется учителем музыки, чтобы следить за семнадцатилетней дочерью. Почти детская выходка взрослого человека!
Узнав о ней, Виолетта разозлилась.
И вот теперь представление продолжилось. Только роли изменились.
Сейчас она сама осознала, что даже глупости можно иногда делать из страха потерять дорогого человека, отпустить нить, крепко связывающую с ним.

Жаль, но от этого осознания не исправится ошибка, не вернется разочарованный Леон, не успокоится плачущее сердце.

- Забудь его. - в очередной раз знакомым голосом вторглось в ее личный мир, полный мыслей, эмоций, боли.

Механически остановившись, Виолетта подняла глаза.
Алекс…
Как он здесь оказался? Зачем смотрит с неподдельной нежностью и грустной улыбкой?
Только этого сейчас не хватало! Надо как-то изменить тему.
- Ты о чем?

Недоверчиво усмехнувшись, парень осторожно взял девушку за руку.
- Все написано на твоем лице. И это «все» можно выразить одним словом: Леон. Забудь о нем, Виолетта. Да, ты ошиблась. Но если бы он любил тебя по-настоящему, то не увлекся бы Рокси, не потянулся бы к чему-то новому. В конце концов, простил бы ошибку любимой девушке. Но Леон этого не сделал. Он не заслужил такую, как ты. Он не ценит тебя.

- Когда-то я уже слышала подобное. - тихо произнесла Виолетта, погружаясь в воспоминания. - Так говорил Диего.

- Диего? - удивленно переспросил парень.

- Диего. - монотонно повторила девушка. - Мы с ним встречались некоторое время после того, как я в очередной раз поссорилась с Леоном.

- Видишь! - воодушевленно подхватил брюнет. - Это не в первый раз. Не я один так говорю о Леоне. Забудь того, кто причиняет столько боли. Тебе нужен другой парень!

- Не могу. - прошептала в ответ одна из красивейших студенток студии. - Я однажды уже пробовала забыть его, найдя другого. И это плохо закончилось. Не хочу повторять старые ошибки.
Грустно улыбнувшись, она добавила:
- Мне не везет в любви, Алекс. Я знаю о твоей симпатии, чувствую ее, но мы можем быть только друзьями. Сейчас мне не хочется никаких отношений. Прости.

Опустив глаза, девушка отошла от парня и медленно побрела по аллее.

- И что ты будешь делать? - с долей растерянности крикнул ей вслед Алекс.

Виолетта остановилась и обернулась.
Решения, как и вдохновение, порой приходят внезапно. Сейчас был именно такой момент.
Улыбнувшись неожиданно возникшей мысли, девушка тут же озвучила ее:
- Я напишу песню. Прямо сейчас. Обязательно. Мне станет легче.

Обескураженный таким ответом, симпатичный француз в течение секунды молча наблюдал, как из красивых карих глаз уходит пустота, как они наполняются живым блеском.
- Тебе это поможет? - в недоумении спросил Алекс.

Легкая улыбка озарила лицо Виолетты.
- Именно музыка чаще всего мне помогала. Я попробую.
Изменено: Lutik - 21.11.2016 19:57:50
Критика необходима, грубость бесполезна (Ян Сибелиус).
Зрители замерли, когда на сцене погас основной свет. Несколько секунд… И, окутанная лучами прожектора, перед сотнями пришедших на концерт появилась она. В белом платье, атласные края которого сзади переходили в длинный шлейф.
Хрупкая и сильная. Нежная и властная. Чуточку наивная и осознавшая многое из того, чего раньше не понимала.
Она не просто пела. Она рассказывала в музыке все, чем могла поделиться.

И зрители, забыв о дыхании, слушали о том, что Виолетте Кастильо больше не страшно, что вчерашняя робкая девочка сегодня готова идти вперед:
- Descubrí que existe el miedo // Я обнаружила, что меня сковывает страх,
Y noté que no me deja sonar // и поняла, что он не даёт мне мечтать.
Y hoy tal vez sea el momento exacto // И сегодня, возможно, самый подходящий момент,
Para saltar tomados de la mano // чтобы вырваться из него, взявшись за руки.
Y un minuto más, // Ещё одна минута —
Sé que puedo soñar. // и я знаю, что могу мечтать.

- Никогда еще не видела Вилу такой! - со смесью восторга и удивления произнесла Франческа. - Это она и не она одновременно.

- Просто наша подруга выросла. - улыбнулся Диего, обняв итальянку за плечи.

На гордую принцессу с восхищением смотрел из-за кулис темноволосый француз. Сейчас она казалась Алексу прекраснее, чем обычно.
Независимая, целеустремленная, уверенная и сияющая.
Это была совсем не та сломленная девочка, которую он однажды застал плачущей на скамейке в парке.
Она успокоилась и, надеялся Алекс, отпустила Леона.
Но он оказался прав лишь наполовину.

Тот, кто стал причиной таких изменений в Виолетте, по странно сложившейся традиции тоже смотрел из-за кулис на свою теперь уже бывшую девушку.

- Она изменилась. - произнес Андреас, стоя рядом и восторженно наблюдая за исполнительницей.

- Ты прав. - подтвердил Леон, не отводя взгляда от той, что казалась сейчас самой красивой на всем свете и навсегда потерянной для него. - Она очень изменилась.

Больше нет девочки, которую можно обнять и, ласково проведя ладонью по ее нежной щечке, шепнуть на ушко что-то успокаивающее.
Эта Виолетта больше не придет, не прижмется к его груди, как маленький котенок, прося тепла и нежности.
Она стала другой. Сильной. Чужой. Холодной.
Он сам оттолкнул ее. Не дал нового шанса. И вот теперь та, что казалась любовью всей жизни, поднялась самостоятельно. Ей более не нужна его поддержка.
Она стала сильной и такой далекой.
Критика необходима, грубость бесполезна (Ян Сибелиус).
... Концерт завершился.
Взяв гитару, Леон отправился в гримерку девушек.
Постучав и услышав голос, от которого внутри что-то предательски заныло, он распахнул дверь и переступил порог.
- Анжи мне сказала, что это твое последнее выступление. Ты, правда, уезжаешь?

Сейчас, без макияжа, она казалась такой родной, такой знакомой и даже не похожей на ту юную королеву, которую он видел сегодня на сцене.
Но шатен знал: Виолетта теперь другая, и их дороги, вероятно, расходятся навсегда.
Вот только, услышав об ее отъезде в Италию, Леон все равно ощутил, как сердце, сжавшись, отзывается знакомой болью.
«Не отпускай!» - прошептало оно.
Разум молчал.

- Анжи сказала правду. - невозмутимо произнесла Виолетта. - Я уезжаю. Буду учиться дальше. Если повезет, поступлю потом в Болонский университет на факультет музыкальных дисциплин. Хочу посвятить свою жизнь тому, что мне нравится, - музыке. Хочу знать о ней все.

Леон, прищурившись, кивнул.
Сердце вновь предательски заныло, твердя свое неизменное «Не отпускай!»

- А как же отец и твои друзья?

- С Фран мы еще не раз увидимся. - уверенно прозвучало в ответ. - Ведь там живут ее родители. А папа и Присцилла могут приезжать ко мне.

- Ты не будешь возвращаться домой на каникулах? - сухо поинтересовался парень, пристально глядя в карие глаза, которые, наверно, еще долго будут сниться.

Несколько секунд девушка молчала.
- Мне слишком тяжело находиться в Буэнос-Айресе, Леон. - с плохо скрываемой болью ответила она, пряча так некстати подступившие слезы. Прежняя Виолетта на миг отразилась в решительной, целеустремленной звезде. Но только на миг. - Я решила идти дальше. Я забуду тебя. Будь счастлив. Искренне тебе этого желаю. А сейчас извини. Мне пора. Нужно еще вещи собрать.

- Когда самолет? - глухо спросил шатен.

- Завтра, в шесть.

- Завтра. В шесть. - монотонно повторил Леон, разворачиваясь к двери. Перед тем, как выйти, он, не оборачиваясь, тихо произнес: - Прощай, Вилу.

- Прощай. - отозвалась девушка, отвернувшись к зеркалу.

Через его отражение она, быть может, в последний раз, смотрела на того, кто стал причиной отъезда из Буэнос-Айреса.

Никто из них тогда не знал, какое будущее уготовано впереди.
Изменено: Lutik - 21.11.2016 20:14:05
Критика необходима, грубость бесполезна (Ян Сибелиус).
... - Объясни мне, Рафаэль, зачем мы должны лететь в Буэнос-Айрес! - возмущенно произнесла эффектная блондинка, с досадой отодвигая от себя кофейную чашку. - Я там не была уже семь лет.

- Что, между прочим, очень странно, Вилу. - лениво продолжил загорелый брюнет, нехотя отводя голубые глаза от симпатичной официантки, минуту назад принесшей кофе ему и его подопечной. - Там ведь твоя тетя и отец с мачехой.

- Папа и Присцилла развелись год назад. - с раздражением отчеканила собеседница. - Она ушла от него к другому. А еще я не пью кофе. И ты всегда об этом забываешь, несносный испанец!

- Прости, детка. - усмехнулся молодой мужчина. - Ты сама не захотела стать моей девушкой. Это бы многое упростило. Но нет. Именно поэтому я не запоминаю твои привычки.

- Мы договорились с самого начала не путать работу и личную жизнь. - парировала блондинка. - Это ты помнишь?

- Разумеется. - красивое лицо испанца исказилось от кривой ухмылки. Но уже в следующий миг он сделался предельно серьезным. - Вилу, ну, что тебе стоит теперь, после завершившихся гастролей, отправиться в свой родной город? Побродишь по знакомым местам. Отдохнешь. Ты в последние годы работала, как проклятая. Пришло время ненадолго расслабиться. Посетишь это шоу, ответишь на пару вопросов, поднимешь наш рейтинг, улыбнешься своим аргентинским фанатам, и я обещаю дать тебе целый месяц отпуска. Подумай и оцени мою щедрость!

- Ну, хорошо. Я поеду. - заметив, как продюсер расслабился, Виолетта поспешила добавить: - Но с одним условием.

- С каким? - измученно выдохнул молодой мужчина.

- Ты объяснишь, почему руководители именно этого проекта заинтересовались мной. Насколько я знаю из интернета, цель подобных шоу - удивлять зрителей невероятными сюрпризами, отыскивая молодые таланты или предлагая популярным исполнителям выступать в непривычных для них музыкальных жанрах. Причем тут Виолетта Кастильо? Я не буду там петь.

- Во-первых, ты - Вилу. Не забывай про свой сценический псевдоним, когда появляешься на публике. Сама его выбрала. Правда, до сих пор не знаю, почему.

- А во-вторых?

- А во-вторых, если я отвечу на твой вопрос, то нарушу условие, поставленное продюсерами аргентинского проекта «Невероятно». Они хотят сохранить тайну. Звезда приходит к ним на шоу, не зная, почему именно ее выбрали в качестве гостя. - брюнет театрально развел руками. - Может, какой-то смельчак из новых, нераскрученных исполнителей желает спеть с иностранной звездой, которая начинала свой путь у него на Родине, или посвятить ей текст и музыку? Вспомни себя в начале карьеры, до отъезда из Буэнос-Айреса.

Заметив, что Виолетта побледнела, испанец встревожился.
- Вилу! Ты чего? Все в порядке?

- Я не поеду. - упрямо выдала двадцатипятилетняя звезда.

- Что за детский сад? - с досадой выкрикнул мужчина. Увидив, что на него стали оборачиваться посетители, Рафаэль понизил тон. - Виолетта, ты должна! Обещаю потом выполнить все твои желания, но только прими участие в этом шоу.

- Любое желание? - с хитрой улыбкой переспросила кареглазая красотка.

Понимая, что поздно отказываться от своих слов, испанец усмехнулся и кивнул.
- Любое, Вилу. Любое. В конце концов, за эти годы ты меня редко о чем-то просила.

Виолетта вновь улыбнулась.
- В таком случае я согласна!

- И что же пожелает королева? - наигранно поинтересовался мужчина.

- Я подумаю об этом после. - ответила звезда, перефразировав слова одной из любимых литературных героинь. - А сейчас мне пора домой. Нужно собрать вещи и заказать билеты.

- Последним займусь я. - довольно произнес Рафаэль. - Через час позвоню тебе и сообщу, каким рейсом вылетаем.

Обернувшись, он отыскал глазами понравившуюся официантку и громко произнес:
- Счет, пожалуйста.

Когда миловидная брюнетка, стреляя глазками, оказалась рядом, испанец ослепительно улыбнулся и тихо добавил:
- Меняю чаевые на номер телефона столь очаровательной особы.

- Ты неисправим! - усмехнулась Виолетта, наблюдая за успешным продюсером и, вероятно, очередной его длинногой жертвой. - Я пойду.
Критика необходима, грубость бесполезна (Ян Сибелиус).
... - Леон! Ты должен выступить на шоу. Причем, именно с этой песней.

- Я, возможно, соглашусь, Родригес, если мне внятно объяснят, почему «Nuestro camino»? Это старая композиция. Есть масса других. Да и вообще повторяю: у меня нет желания выходить на сцену. Я - мотогонщик. Моя сцена - это трек.

Устав спорить, сорокалетний мужчина признался:
- Нужно поднять рейтинг. Этого хотят спонсоры. Если один из лучших гонщиков, поддерживаемый ими, исполнит песню, по которой до сих пор сходят с ума тринадцатилетние девчонки, то это привлечет внимание. Помимо профессионализма нужен еще пиар, Леон. Не мне тебе это объяснять.

- Все равно не понимаю. - развел руками зеленоглазый шатен. - Неужели нет другого способа?

- Нет. - вымученно ответил Родригес, вытирая платком лоб. - Иначе мы потеряем спонсоров.

- Хорошо. - нехотя согласился парень. - Я выступлю в этом шоу.

- Наконец-то! - невысокий тренер вздохнул с облегчением.
Критика необходима, грубость бесполезна (Ян Сибелиус).
... Оставалось несколько секунд до выхода.

- Странное совпадение. - пронеслось в голове Леона, когда он увидел, кто сидит в жюри.

Пабло почти не изменился, а вот Григорио постарел.
Когда-то они вот так же оценивали выступления студентов студии.
На миг шатену, выходящему из-за кулис, показалось, что время повернулось вспять, и он сейчас появится на сцене, а там…
От увиденного Леону в первую секунду захотелось ущипнуть себя. Андреаса и Макси он встречал часто. А вот Бродвей, расставшись с Камилой, уехал в Бразилию. Диего - в Испанию, но вместе с Франческой.
Однако сейчас на сцене они снова все вместе и, вероятно, для каждого такая встреча стала сюрпризом.

Да уж! Проект оправдал свое название. Это, действительно, невероятно.

Голос ведущего, обращаясь к залу, прервал минутную заминку:
- Вы видите удивление на лицах этих молодых людей?

Толпа положительно загудела.

- Отлично! Значит, наша первая цель достигнута. Мы удивили их, игравших когда-то в одной группе, но распавшихся несколько лет назад. Сегодня эти ребята снова вместе, и им предстоит нелегкая задача: вспомнить былые времена, вызвать восторг на ваших лицах и лицах своих бывших преподавателей, сидящих в жюри. Они не знали о таком раскладе, но посмотрим, что смогут сделать.

- На это я не подписывался. - мысленно подытожил Леон.
Однако нельзя было не признать: он рад встрече с ребятами. Правда, на приветствие у них почти не оставалось времени.

Собравшись в круг, бывшие участники группы с пользой потратили три минуты, отведенные на выбор песни.
На помощь пришел командный дух.
Композиция «Tu foto de verano» была выбрана единогласно.
Они пели с прежним азартом. Будто и не существовало никогда этих семи лет. Будто снова родная студия собрала их вместе. Впрочем, последнее было отчасти верно.

Неподдельный восторг читался на лицах зрителей.
Улыбался Пабло. Даже Григорио выглядел очень довольным. Более никто, кроме самого Диего, не знал, чего стоило его отцу уговорить сына прийти на проект, не упоминая в разговорах имена остальных участников.

После окончания песни зал взорвался овациями.
Ведущему удалось утихомирить толпу новым известием:
- Это еще не все, дорогие друзья. Впереди будет еще один сюрприз. Дело в том, что специально на нашу теплую встречу прибыл очаровательный гость. А точнее, гостья… Она появится перед вами очень скоро, а пока попросим нашего участника Леона Варгаса исполнить еще одну композицию. «Nuestro camino», друзья. Ликуйте! Во время этого выступления вас ждет второй сюрприз. Кстати, оно тоже является конкурсным и будет оценено особым жюри - нашими телезрителями. Голосуйте за песню Леона по номерам, которые видите на экране. Мы ждем ваших откликов!

Помахав рукой зрителям, ведущий удалился со сцены.

Сделав знак парнишке-гитаристу, шатен приготовился к вступлению в песне, которая была для него особенной. Он ни разу не исполнял ее с того самого момента, когда сказал «прощай» хозяйке карих глаз, все еще снившихся порою.
Из интернета и от отца, по-прежнему остававшегося другом и партнером Германа Кастильо, Варгас-младший знал, что Виолетта живет в Италии, но гастролирует по всей Европе.
Более он ничего не спрашивал. Их дороги разошлись. Не стоит ворошить прошлое, даже если оно изредка все еще напоминает о себе тупой болью.
Наверное, не стоит.

Но слова первого куплета поневоле вернули картины воспоминаний.

Красивая шатенка, держащая за руку разносчика пиццы. Она же, но очень грустная, одиноко бредущая по дороге и не замечающая ничего вокруг. Даже близкую опасность.
Ее карие глаза, смотрящие на спасителя со смесью тревоги и какого-то восторженного удивления.

Красивые глаза. Их невозможно забыть, как и нельзя увидеть.
Но что это? Видение? Иллюзия?

Вопреки всему невозможному к нему на сцену медленно поднималась девушка. Стройная, грациозная блондинка. В каждом ее движении скользило что-то знакомое.

- Lo sentimos los dos// Мы чувствуем это оба... - пел Леон, желая только одного: чтобы видение никуда не исчезло.

Но ее голос, подхвативший следующие строки, вызвал в груди все ту же боль.
- El corazón nos habló// Сердце нам всё рассказало, - зазвучало совсем близко.

- Y al oído suave nos susurró// Нежно шепнуло на ушко. - в унисон продолжили оба, глядя друг на друга.

Внезапно подумалось, что она, и правда, очень изменилась. Из очаровательной девушки превратилась в сногсшибательную красотку. Только глаза остались прежними. И в них в эту секунду светились все те же удивление, восторг, нежность.

- Quiero mirarte // Я хочу смотреть на тебя,
Quiero soñarte // Хочу видеть тебя во снах,
Vivir contigo cada instante // Быть с тобой каждый миг.

Мир замер, перевернувшись для двоих. Остались только они и их музыка, их текст.
Каждое слово было пропитано болью и счастьем, тоской расставания и радостью неожиданной встречи. Неожиданной, но такой необходимой для обоих.

И пусть это только песня, пусть с ее последней нотой миру придется вернуться обратно. Пусть.
Оба точно знали, что ни разу теперь не пожалеют о своем согласии на участие в этом странном шоу.

- Все по-прежнему, Вилу! - опустив микрофон, прошептал Леон, когда закончилась песня.

- Все по-прежнему. - улыбнулась Виолетта.

Оба одновременно вспомнили…
Вечер в караоке. Их дуэт.

И пускай тогда звучала другая песня, но единение сердец, мыслей, душ было таким же.

Все по-прежнему.
Критика необходима, грубость бесполезна (Ян Сибелиус).
... - Как это не будешь продлевать контракт? - кричал в трубку Рафаэль. - Что значит «вчера вышла замуж без всякой огласки»? Как все объяснить прессе? Ты меня кидаешь, Вилу?

- Да, я помню! - яростно возмущался он ответам собеседницы. - Да, обещал все, что угодно. Но ты окончательно спятила! Опомнись, Кастильо! Сначала не хочешь ехать в Аргентину, а потом заявляешь, что остаешься в ней. Чем предлагаешь мне заняться в Италии?

С сотовым в руках нарезая круги по просторному номеру, мужчина внезапно остановился.
- Какой еще Франческой? Той самой подругой, которую я к тебе проводил через охрану после концерта в Испании? Она поет и согласна со мной встретиться? Неужели? Ладно, Вилу! Я - единственный ненормальный, который всегда выполняет свои обещания. Ты сейчас застала меня врасплох. Где искать твою подругу?

Записав координаты, эмоциональный испанец еще раз высказал все, что думает о своей сошедшей с ума певице, но напоследок, пожелав ей счастья и попросив его не забывать, начал готовиться к встрече с новой звездой. Итальянское происхождение миловидной брюнетки, которую он запомнил, многое облегчало.
Изменено: Lutik - 21.11.2016 20:40:38
Критика необходима, грубость бесполезна (Ян Сибелиус).
- Ты уверена, что не будешь жалеть? - спросил Леон, усаживая на колени жену, только что завершившую разговор с бывшим продюсером.

- Абсолютно. - руки Виолетты обвили шею мужа. Улыбаясь, она наклонила голову к его плечу. - Анжи договорилась. Меня возьмут в студию на должность преподавателя по сольфеджио. А со временем, кто знает… Возможно, смогу продолжить карьеру в Аргентине. Но самое главное: со мной рядом будешь ты. Ведь это так?

Прикоснувшись к подбородку молодой супруги, Леон осторожно приподнял его и, глядя в карие глаза, спросил:
- Ты сомневаешься?

- Ни капли. - призналась Виолетта, приближаясь к губам человека, без которого она теперь не мыслила своей жизни. - Я тебе по-прежнему верю.

- Ты самая красивая во всей вселенной. - прошептал он, первым начиная поцелуй.

- Я самая счастливая во всей вселенной. - на секунду отстранившись, ответила она. - Спасибо.

Все проходит. Пройдет и это. Но два любящих человека, пережив длительное расставание, научились ценить мгновения счастья, подаренные им свыше.

Конец.
Критика необходима, грубость бесполезна (Ян Сибелиус).
Страницы: 1
Читают тему
Ссылки на произведения наших авторов
Сайт создан и поддерживается на благотвортельных началах Echo-Group