Уважаемые гости! Если вы оставляете комментарии на форуме, подписывайте ник. Безымянные комментарии будут удаляться!

Кофейня  Поиск  Лунное братство  Правила 
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти  



 

Страницы: 1
RSS

"Старый фамильный портрет ", Завершён. Дуэль. Маринка-СЕлена

Выстрел 2. Маринка

Название: Старый фамильный портрет
Фандом: БН
Жанр: альтернатива
Время: БН
Герои: Все знакомые и не очень)
Задача: Всё реально, в том числе и счастливый финал ВА в не слишком отдалённом будущем.
Никнейм Маринка зарегистрирован!

"Живи с радостью, и радость будет жить с тобой!" ©

«Какое красивое у Вас ожерелье, бабушка, и, верно, дорогое! – статная и рослая девица, уже считающая себя в этом доме практически хозяйкой, с интересом рассматривала портрет молодой Анастасии Долгорукой, покойной матери князя Петра Михайловича, тоже бывшей крепостной. – Я Ваша внучка! Я, а не ОНА!»
Полина зло прищурилась, возвращая портрет на прежнее место, на кабинетный стол.
«Дурой я буду, ежели отступлю теперь, когда ВСЁ в моих руках!» Сейчас интриганка знала, как поступить.

Андрей Платонович Забалуев, Предводитель уездного дворянства, не сразу понял, что от него хочет бывшая холопка Корфов. Девица обещала ему немалый куш, если он скорее поспособствует признанию её законной княжною Долгорукой и, к тому же, побеспокоится о том, чтобы девица Анна Платонова исчезла, желательно навсегда. На этом самозваная байстрючка особенно настаивала. Сама же Полина позаботилась о том, чтобы сгинуло другое действующее лицо той давней драмы – ведьма Сычиха. Оглушив женщину склянкой по голове, и заплатив двум дюжим цыганам, Полька велела отнести бесчувственную в кочевой табор, уже снимающийся с места. И та несчастная, связанная по рукам и ногам бечевой, пришла в себя уже от тряски в разбитой и продуваемой всеми ветрами старой цыганской кибитке.

Полина торжествовала. Всё по её складывается! Варвара без Сычихи ничего доказать не сумеет, да и побоится! «Папенька» - князь в новообретённой дочери души не чает, и обещал даже переписать завещание, лишив законных непокорных и строптивых дочек - княжон Лизу и Соню причитающегося им наследства, и приданое новой княжне сулил дать богатое. Княгиня Мария Алексеевна, пребывающая не в себе после нелепой и странной гибели сына, Польке теперь не угроза и не помеха. Танька, по той же причине, убитая горем, преждевременно родила мёртвого младенчика. Стало быть, и с этой стороны претендента на наследство старого князя нет. И бывший хозяин, гордый и властный барон Владимир Иванович Корф, кляня судьбу, злясь на весь белый свет и на самоё себя, ненавидимый многими, и всей семьёй погибнувшего друга, ожидает в тюрьме своей участи и суда по обвинению в смерти бедного князя Андрея Петровича. А не надобно было за пистолеты в чужом доме хвататься, и вообще являться сюда! И ведь он ни сном, ни духом не подозревает, что сталось с его пассией, драгоценной Аннушкой, гордо положившей ему помолвочное кольцо на стол, и отбывшей в столицы! «Хорошо, что я догадалась предупредить Забалуева: в тюрьму к барону не ходить, и, тем паче, ни полусловом не обмолвиться об опасности, нависшей над Анной, не злить, не растравлять, не будить лиха. Не то, неровен час, вырвался бы сей бешенный из темницы на волю, и кинулся бы спасать Аньку!»
И Андрей Платонович обделал дельце в лучшем виде, разоблачил бывшую крепостную перед самим Императором и августейшей фамилией! Из дворца мадемуазель изгнали, в театры не приняли. В Париж намеревалась птичка податься. Что ж, пускай все остальные так и считают… Париж – город большой!
Полина хищно и недобро улыбнулась, сверкнув хитрыми глазами, и заложив за щеку последнюю конфету из вазы. Оставалось только, чтобы Пётр Михайлович официально признал её своей родной дочерью-княжной и изменил завещание. А Анна…

«Владимир, прости, прости меня, - шептала бледными губами Анна, сидя на холодном грязном полу сырого и мрачного подвала, прислонившись спиной к жёсткому кованому сундуку. – Если бы Забалуев пришёл минутой раньше, до того, как я отправила Тихона с письмом для Его Высочества… Я бы успела в последней строчке подать тебе знак и привет. Никто, никто не знает, что я здесь, - с отчаяньем понимала бедняжка, озябшая и голодная, мучимая жаждой. – Я и сама не ведаю, где я? И единственное окошко с решёткой слишком высоко, не добраться… Тихо, словно в склепе. Прости, Владимир, я люблю тебя, прости и прощай!»
Никнейм Маринка зарегистрирован!

"Живи с радостью, и радость будет жить с тобой!" ©

Графу Бенкендорфу не спалось. В голове настойчиво звучал голос Наследника: «Вы хотите, чтобы я стал вашим врагом?» Этого граф не хотел. Он ещё не забыл, как в цыганском таборе этот мальчишка вскочил в седло и попросту разогнал целый отряд жандармов. Не от выстрелов же они хвост поджали, в самом деле. Сила. В ней всё дело. Будущий император.
Однажды они уже встретились на узкой дорожке, однако это едва ли повод для серьёзной вражды. Александр спасал бывшую возлюбленную. Сам он выполнял приказ Государя и ловил преступницу. В их противостоянии не было ничего личного. Каждый делал то, что должен делать любой порядочный человек, окажись он в их положении. Теперь же иной случай.
Да и что за радость начальнику Третьего Отделения отлучить от двора какую-то маленькую певичку. Он жандарм, а не фрейлина. Как ни крути, неловко вышло. Тут ещё намёки Государя о том, что он водится со всяким сбродом, коему место на каторге, а не во дворце перед императорской фамилией. Кстати о Забалуеве. Не пора ли ему и впрямь под замок, сердешному? Да вот хотя бы за убийство того цыгана, из-за которого шуму на весь табор было?
Решено. И граф позвонил в колокольчик.

Поручика Писарева перевели в жандармы в самом конце зимы не без помощи дядюшки из Тамбовской губернии. Последний вконец разругался с собственными детьми и вспомнил о существовании единственного племянника. И надо сказать, удачно вспомнил! В Третьем Отделении и жалование куда приличнее, чем в Петропавловке, и государевы преступники, пока они ещё на свободе, люди куда как более обходительные, чем те, кого уже поймали.
Писарев с тремя жандармами направлялся в особняк на Мойке, чтобы изловить преступника, который ещё накануне ходил в осведомителях у самого графа Бенкендорфа. Бедолага спать ложился осведомителем, а проснулся преступником. Избави боже от таких превращений…
Дом между тем оказался совершенно пуст. Поручик уже направился к выходу, как вдруг услыхал звон битого стекла. Замерев на мгновение, молодой человек бросился на звук. Выбить дверь в подвал оказалось делом непростым, но нежный девичий голосок, взывавший к его, Писарева, помощи, действовал на поручика воодушевляюще. Дверь наконец распахнулась, прекрасная пленница бросилась ему навстречу, Писарев нервно сглотнул:
- Опять вы, мадемуазель?

Михаил Репнин стоял в кабинете князя Долгорукого и вертел в руках книгу, сохранившую следы порохового дыма. Нелепая, никому не нужная улика. Такая же нелепая и такая же ненужная, как смерть его друга. Княгиня сама созналась, что подменила пистолеты. Она стояла посреди церкви у гроба сына, рыдала и каялась. И всё же лучше показать эту книгу исправнику.
Князь направился к двери и едва не уронил какой-то небольшой портрет, лежавший на самом краешке стола. Михаил принялся с интересом разглядывать женщину, изображённую на нём.
В комнату неслышно вошла Лиза. Остановившись рядом, она тоже взглянула на картину.
- Это наша бабушка, - негромко пояснила она и улыбнулась. – Она умерла, когда папенька был ещё совсем маленьким…
Но князя интересовала не столько персона матери Петра Михайловича, сколько старинное ожерелье на её изящной шее. Он мог поклясться, что видел его раньше. Почему ему раньше не пришло это в голову? Всё же так очевидно!

Анна не находила себе места. Она металась от окна к окну в просторной гостиной господского дома с того момента, как вернулась в поместье и узнала, что произошло с Владимиром. Куда бежать? Кого просить? От двора её отлучили. Да что там отлучили? Прогнали с позором. Теперь ни Император, ни Наследник не помогут Владимиру. Вот истинная цена её обмана…
Девушка замерла посреди комнаты, что-то обдумывая. Князь Долгорукий. Нужно ехать к нему. Она будет умолять его… Должен же он понимать, что Владимир не мог убить Андрея…
Глаза Анны вдруг сделались холодными, как льдинки. А если он и не верит Владимиру, что с того? Тот дважды просил о помиловании княгини, убившей его отца. Должны же эти Долгорукие иметь хоть какое-то понятие о благодарности!
Рассерженная девушка бросилась к выходу, чтобы в дверях встретиться с бароном Корфом. Лицом к лицу.
Они стояли так близко, что касались дыханием друг друга. Она совсем растерялась, не зная, что говорить, силясь понять, есть ли надежда, что она не всё разрушила тем утром, когда возвращала кольцо. А он молчал, боясь поверить, что она вернулась.
В гостиной было тихо. Только тикали часы на каминной полке. Только двое застыли в дверях. Две пары глаз, смотрящих друг в друга. Два выдоха:
- Ты?
- Прости меня…

Пётр Михайлович примчался в поместье Корфов на следующее утро, сразу после разговора с князем Репниным о старинном ожерелье, семейном портрете и потерянной дочери. Долгорукий просил прощения, утверждал, что в глубине души всегда чувствовал, тут же каялся в недогадливости и недоумевал, зачем его друг Иван скрывал от него дочь.
Анна сочувствующе кивала, отсчитывала необходимое количество успокоительных капель и утешала новоявленного родителя как могла.
Владимир сидел рядом с невестой, едва успевая принимать извинения ещё и в свой адрес, терпеливо ожидая окончания столь бурного визита, готовый в любую секунду занять оборону, если князю вздумается поселить дочь в своём имении.
К счастью, такое озарение на Долгорукого не снизошло. К лету он благополучно выдал старших дочерей замуж и засел в своём кабинете писать мемуары и дожидаться внуков, временами любуясь старинным портретом покойной матушки.
Никнейм Маринка зарегистрирован!

"Живи с радостью, и радость будет жить с тобой!" ©

Страницы: 1
Читают тему
Ссылки на произведения наших авторов
Сайт создан и поддерживается на благотвортельных началах Echo-Group