Уважаемые гости! Если вы оставляете комментарии на форуме, подписывайте ник. Безымянные комментарии будут удаляться!

Кофейня  Поиск  Лунное братство  Правила 
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти  



 

Страницы: 1
RSS

[ Закрыто ] 4. Спасаем Вселенную! Часть вторая. Вернуть Эльжбету, 24 июня. Вечер

Суть квеста: раздобыв доказательства того, что Забалуев женат, Роман отправляется к Лизе, чтобы помириться с ней и разоблачить Забу.
Цель квеста: примирение и разоблачение.
Место действия: каюта Лизы.
Время действия: вечер 24 июня.
Участники: Лиза, Рома, МА (?)
Чего это вчера такое было-то? Нет, началось всё раньше... Сначала была "экскурсия" в Лондон, потом шторм... А вот что дальше?..
В который раз задавала себе эти вопросы Лиз. Она уже пришла в себя после последствий своего "разврата" в ресторане. Но воспоминания были отрывочными...
Маша... водка... Прюдом... Французский... Потом Машу... ушли... Рома пришёл... Я же точно помню! Это он доставил меня сюда! Ну, и чего теперь?
Лизхен грустно посмотрела на свой молчаливый телефон.
И не звонит... Почему? А, может, я уже умерла тут десять раз!
Щас ведь опять пойду... ужинать! О, нет! - Лиз вспомнила сегодняшнее тяжёлое утро. - Лучше я пораньше лягу спать! - решила девушка.
Изменено: Лиза Долгорукая - 21.07.2015 21:09:06
Роман в нерешительности остановился перед ее дверью.
Трус! А когда, пылая "праведным" гневом, отчитывал ее, то был героем. Теперь же, когда надо отвечать за свое геройство - смелости не хватает посмотреть девушке в глаза? Рома, ты позор своей семьи. Ты не цыган! Ты вообще черт знает что такое!
Мысленная оплеуха самому себе подействовала. Решительно поднял руку и постучал в дверь.
Изменено: Роман Седов - 21.07.2015 21:24:35
"Бестселлер — позолоченная гробница посредственного дарования." Смит. А
Хотя... какой тут сон? Стучат?
Занятая иными мыслями, Лиз почти бездумно, на "автопилоте" прошла к двери, открыла, успев подумать:
А если это твой "импозантный жених" Забалуевский? Дура, чем отбиваться будешь?!
Лизхен подняла глаза.
- Рома...
Слава Богу... - едва не вырвался у неё вздох облегчения.
А... видимо он пришёл узнать, как у меня дела, да. Вежливость проявляет. Лиз, только не воображай себе ничего такого.... с твоей богатой фантазией...
Привет, - поздоровалась девушка, и поспешила добавить, пока совсем не вылетело из головы. - Спасибо, что помог мне... вчера. Это был не самый лучший день в моей жизни, - призналась она.
Затем Лиз отступила от двери вглубь комнаты, и вопросительно посмотрела на мужчину.
Надо поговорить?
- Ты войдёшь?
Спокойно, Эльжбета, спокойно! Ты уже начудила на десять лет вперёд.
Но йогом Лизхен не была, и предательский пульс вновь явно выходил из повиновения разума.
Она что, всегда открывает дверь, не спрашивая кто там? - раздраженно подумал Рома. - Она же ходячая жертва маньяка. Не заметит его даже если он будет весь день пить с ней чай.
- Тебя мама не учила сначала спрашивать кто там, прежде чем открывать дверь? - буркнул Рома, озвучивая свои мысли. - А вдруг там маньяк?
Идиот! - одернул он себя. - Ты же мириться пришел, а вместо этого продолжаешь ее отчитывать как неразумную девчонку.
Поморщился при упоминании о вчерашнем дне. Неудивительно, что ее день не задался. Разве не он сам приложил к этому руку? Противно было вспоминать свое хамское поведение.
- Не надо меня благодарить, - все же выдавил из себя. - Моя вина в этом тоже есть. Я вел себя как последняя свинья... Да, - кивнул Роман, - пожалуй я войду. Надо поговорить.
Оказавшись в ее каюте, Рома остановился посреди комнаты, не зная, что делать дальше. Любые слова казались пустой насмешкой. Да и что он может сказать ей? Что ему стыдно? Что виноват перед ней? Да! Да! Все верно. Но нужны ли ей его слова, его сожаления? Он ведь ее так обидел, не смог поддержать именно тогда, когда был ей нужен больше всего.
- Прости меня, - глядя Лизе в глаза, тихо сказал ей то единственное, что сейчас имело смысл. - Я дурак!
Изменено: Роман Седов - 13.08.2015 00:01:58
"Бестселлер — позолоченная гробница посредственного дарования." Смит. А
Как там было у Дюма про Д'Артаньяна? У пьяных и у влюблённых есть свой ангел-хранитель? Тогда вчера я была под двойной защитой, явно. Но в следующий раз всё же буду спрашивать: "Кто там?"
Лиз слушала его покаянные слова, не отводя взгляд.
Всё же не глупые ребята были эти французы, когда говорили: "Если женщина не права, нужно попросить у неё прощения!" Что-то в этом есть... благородное, рыцарское такое, галантное!

Ты дурак, угу, я помню.
Лизхен кивнула, припомнив то СМС.
- А я хорошая актриса. Ок, давай сойдёмся на том, что мы оба были не на высоте в последние дни. Забыли и проехали. Мировую выпить не предлагаю, - усмехнулась Лиз. - Вчера я уже перевыполнила свою норму.

Сцепленные вместе пальцы её рук с побелевшими костяшками, выдавали волнение и смятение Лизбеты.
Зачем он всё-таки пришёл?
Роман выдохнул. Кажется он помилован. Можно жить дальше.
- Откуда ты взялась на мою голову, Эльжбета-Элоиза Лонгармс? - подходя к ней вплотную, спросил Рома. Легким движением откинул со лба золотистый локон, чтобы лучше видеть ее лицо.
- До встречи с тобой моя жизнь была размеренной, спокойной, скучной... А с тобой я все время во что-то ввязываюсь, - усмехнулся он, лаская ее взглядом. - То вытаскиваю тебя из ямы, то устраиваю разборки с местным фотографом, то проникаю с несанкционированным обыском в каюту твоего жениха, о котором, похоже, известно всем, кроме меня. Мне стоит тебя поздравить или же ты, наконец, доверишься мне? - спросил Роман, накрывая своей рукой ее бледные дрожащие пальцы.
Изменено: Роман Седов - 13.08.2015 00:03:48
"Бестселлер — позолоченная гробница посредственного дарования." Смит. А
Она пыталась не растаять под его взглядом.
- Нет, ну если ты хочешь, ты ещё вполне можешь вернуться в ту свою прежнюю упорядоченную жизнь, - храбро заявила Лиз. Но её пальцы так и остались в его руках.
- А теперь, сэр Ромуальд (Это тебе за Элоизу-Эльжбету!), давай-ка поподробнее и по порядку. Разборки с кем? С Сержем? И куда ты там проник? К какому жениху? К Забалуеву?! И... чем же дело окончилось? А насчёт доверия... Вот я тебе сейчас совсем честно скажу: нет у меня никакого жениха, ни молодого, ни старого, и вообще, я - вовсе не подарок, если уж у нас такой вечер покаяний...
- Нет, я не хочу назад, - покачал головой Рома, слегка поглаживая ее пальцы.
Поколебавшись немного, все же решился ее обнять.
- Лииииза! - выдохнул Роман, зарываясь лицом в ее волосы, - как я жил без тебя раньше, не понимаю? Да, ты все переворачиваешь с ног на голову, заставляешь меня совершать поступки совершенно мне не свойственные. Но, знаешь, - обхватив руками голову Лизы, и глядя ей в глаза, серьезно произнес, - мне это нравится! С тобой я чувствую себя, наконец, самим собой.
Роман не знал как объяснить ей то, что он к ней чувствовал. Никогда раньше он не испытывал такой пугающей зависимости от другого человека, от женщины. Она была его оазисом в пустыне, глотком живительной влаги в жаркий полдень, самой жизнью. Но разве можно все это сказать ей? Нужны ли ей его признания?
Да уж, издавать книжки гораздо проще, чем объяснить любимой женщине насколько она любима.
И он снова спрятался за шуткой и иронией.
- Признаю, я почти вызвал на дуэль твоего фотографа, - покаянно склонил он голову и смущенно улыбнулся. -Правда, он утверждал, что больше не твой фотограф. А затем мы вместе с ним проникли в каюту твоего, как теперь выясняется, нежениха, и узнали о нем много интересного!
Изменено: Роман Седов - 13.08.2015 00:06:03
"Бестселлер — позолоченная гробница посредственного дарования." Смит. А
И я назад не хочу...
- Мне тоже это нравится, Ром, - призналась Лиз шепотом. - И я тоже рядом с тобой могу быть самой собой, и не прятаться больше.
Она зажмурилась на мгновение (так ей было хорошо), а потом вновь открыла глаза, посмотрела на него.
- Знаешь, я боялась, что ты захочешь забыть эту Эльжбету Лонгармс со всеми её заморочками, как кошмарный сон!
А Серж просто оказался рядом, ну, я и выдала... - объясняла она. - Это было ещё до того вечера на качелях. А ты потом наблюдал уже второй акт этого... фарса. Так получилось. Но мне теперь начхать на Забалуева, да я лучше эмигрирую к сестричке Сонечке в Италию! И тоже стану рисовать Колизей или Везувий, или падающие башни!
Лиз разволновалась.
Кстати, а что вы там узнали про Забалуева? Он причастен к исчезновению Энд... Андрея?
Какая она красивая! Нежная! Любимая! Моя!
Казалось, Роман совершенно не слышал, что говорила Лиза. Он просто смотрел на нее. Пристально, серьезно, но в самой глубине его темных глаз тлел огонек, невероятным усилием воли обуздываемой страсти.
Он сделал шаг ей на встречу. Она что-то продолжала говорить. Крепкая мужская рука решительно, но нежно обвила женскую талию и прижала к груди.
Роман прижался теплыми губами к шее, где под прозрачной кожей неистово бился тонкой ниточкой пульс.
Схватить бы ее сейчас, такую желанную, сорвать с нее одежду, бросить на кровать и любить... Любить до изнеможения, до нехватки воздуха, но скончания веков...
- Лиииз... - не то прошептал, не то простонал мужчина, целуя уязвимое сладкое местечко.
Но еще не время.
Каким-то чудом оторваться от нее хватило сил. С удовлетворением он увидел, что в том месте, где только что были его губы, краснело маленькое пятнышко. След его поцелуя. Его метка. Его печать.
Моя! Отныне и навсегда моя!
- Лиза, - выплывая из дурманящего желания, проговорил Роман, - Я так много хочу тебе сказать, но... - несколько нервно рассмеялся. - Никогда в жизни не говорил этих слов женщине... Ты нужна мне. Очень. Банально может быть звучит, но я ждал тебя всю жизнь. Именно тебя. Ты странная, сумасшедшая, болтушка, бездарная писательница...
Роман забрал в ладони ее лицо, и глядя ей прямо в глаза, продолжил:
- Нежная, бесстрашная, ранимая, родная... любимая. Моя любимая. Ты так нужна мне. Мне кажется, что и вечности с тобой мне будет мало. Я люблю тебя!
И совершенно другим, будничным тоном, словно неожиданно в классическую симфонию внезапно врезался тяжелый рок, произнес:
- А жених твой, который тоже не жених, ну тот, который Забалуев, уже женат. Давно и счастливо. И детишки у него симпатичные. Наверняка в матушку пошли.
"Бестселлер — позолоченная гробница посредственного дарования." Смит. А
Если честно, то Лизхен ещё могла стоять на ногах только потому, что он поддерживал её.
Кто писательница? Я? А, да...
- За... за бездарную писательницу ты ещё ответишь, Ром... Я к тебе в издательство не приду. Я принципиальная, к тому же. С остальным согласна.

Лиз пыталась собрать свои разметавшиеся в хаосе мысли. Она, признаться, позабыла обо всём, когда он заклеймил её своим поцелуем.
Какой жених? Какой Забалуев? Какие детишки?

- За... Забалуев женат? - уточнила зачем-то девушка, ещё немного продолжая заикаться. - Какое счастье! Но... Мама огорчится. А, может, и обрадуется, не знаю. Погоди, ты сказал, что любишь меня? Или мне показалось? Где ж ты был всё это время, пока тебя не было, чудо моё?
Она смотрела на него и улыбалась.
Изменено: Лиза Долгорукая - 12.08.2015 22:38:46
- Почему не придешь? - нарочито грозно рыкнул Роман. - Придешь. Ко мне. И только ко мне.
По очереди чмокнул ее в лоб, в нос, в подбородок, оставив самое вкусное напоследок. Поцеловал в губы крепко, жарко.
- Придешь, - твердил он между поцелуями. - Я никому больше не позволю обидеть тебя. Даже себе. У тебя есть все шансы стать хорошим писателем, - абсолютно искренне и честно заверил ее Рома. - Поверь, это не лесть, это факт. Упорства и желания тебе не занимать. И если ты решишь всерьез что-то написать, я тебе помогу. А не захочешь издаваться у меня... Что ж, я пойму. Но на мою поддержку ты можешь рассчитывать всегда.
В глубине души мужчина надеялся, что она даст ему шанс. Впрочем, говорить сейчас о возможной книге, так как и о мерзком лысом интригане, совершенно не хотелось.
- Ну его... к Лешему, или в данном случае к Нептуну? этого Забалуева. Мне он совершенно неинтересен, - отмахнулся Рома. - Был у тебя жених да и сплыл. Другого найдешь. Может даже лучше. Или нет... Но моложе точно, - многозначительно протянул мужчина. - Я даже знаю такого кандидата на твои руку, сердце... и прочие части тела.
Ах! Как хотелось закрыть дверь на ключ и завладеть ее немедленно. Он с трудом сдерживал себя, такой она была манящей и желанной в это мгновение. Но решать ей. Он не хотел ее торопить, подталкивать, делать что-то против ее воли. Судя по всему, в семье Долгоруких мнение Елизаветы спрашивали нечасто. С ним у нее все будет иначе. Роман в этом готов был ей поклясться.
- Я действительно люблю тебя, - серьезно ответил Рома, вплетая пальцы в ее волосы. - А где я был? Тебя искал.
И губы снова ищут губы, новым опаляющим поцелуем скрепляя клятву сердца.
- Люблю... тебя!
Изменено: Роман Седов - 12.08.2015 23:57:28
"Бестселлер — позолоченная гробница посредственного дарования." Смит. А
- Я подумаю, Ром, подумаю...
И о книге, и о будущем, обо всём... Потом...
Очертания всех предметов расплывались, таяли и терялись где-то в тумане и сумерках... Ясно она видела и чувствовала сейчас только его, его лицо, его глаза, его руки, губы...
- Я люблю тебя, Ром... Люблю... И я хочу...
Она тянулась, льнула к нему, загораясь и растворяясь, расплавляясь в его страсти.
Я сумасшедшая, он сказал? Да, ну и пусть!
И шалея и замирая от собственной смелости и восторга, Лиз прошептала, прижавшись к нему, и обвивая руками его шею:
- А давай расскажем маме про Забалуева завтра? А сегодня никуда не пойдём, и останемся здесь...
Квест завершен.
Страницы: 1
Читают тему
Ссылки на произведения наших авторов
Сайт создан и поддерживается на благотвортельных началах Echo-Group