Уважаемые гости! Если вы оставляете комментарии на форуме, подписывайте ник. Безымянные комментарии будут удаляться!

Кофейня  Поиск  Лунное братство  Правила 
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти  



 

Выбрать дату в календареВыбрать дату в календаре

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 ... 58 След.
[ Закрыто] Обсуждение ролевой игры "Старая карта" - 4
Цитата
Катерина Нарышкина пишет:
Андрей Петрович меня коварной ругает.
О, дорогая.:sm19: Ты не коварная:sm19:, но загадка имеется. :sm19:Мишель плюнул ее разгадывать:sm19:, он решил ее завоевать! :sm19:вместе с загадкой. :sm19:
[ Закрыто] Обсуждение ролевой игры "Старая карта" - 4
Цитата
Светлая пишет:
А коварство-то Катюшкино в чем?
Хто обидел мою Катюшу??:sm43:
[ Закрыто] Обсуждение ролевой игры "Старая карта" - 4
пожалуйста. и тебе спасибо.
[ Закрыто] 3. Святая Мария
Когда пришло время спускать шлюпки, капитан изрядно удивил команду, заявив, что сам отправляется на берег. Несведущий народ даже подумал, что спасают кого-то очень важного.
- А кто может быть важнее? - ворчал Репнин. - Корф и есть важный. Отстань, Палыч!
Высокая вода заливала шлюпки, а матросы усиленно гребли, борясь с откатом прибойных волн.
Миша планировал широкой цепочкой пойти вглубь берега, расставив людей на расстояние видимости, но им повезло. Сначала в бинокль, стоя во весь рост в раскачивающейся над волнах шлюпке, он заметил обломки самолета... и...
- Во-о-о-вка! Корф! Это я, Репнин! Я здесь!
Репнин выронил бинокль и махал руками, рискуя свалиться в воду.
- Ко-о-орф!!
Изменено: Михаил Репнин - 23.04.2015 23:16:26
[ Закрыто] 3. Святая Мария
Репнин бросился к карте. Большая, испещренная цифрами и отметками глубин, она была аккуратно приколота кнопками к деревянной поверхности стола.
- Где он? - бормотал он себе под нос, почти ползая носом по Таймыру.
Вбежал радист:
- Михаил Александрович. С базы передали всего один борт. Наш, ну... тот который летит к нам. Владимир Корф.
-Что??
На самом деле Репнин почти не удивился. Значит жив. Значит скоро встретимся.
До залива Миддендорфа 6 часов пути.

Он потянулся к ящику стола и достал другую карту.
Старая, с дырами на сгибах, пожелтевшая. Надписи карандашом полустерты и совсем не разобрать. Единственная отметка, которую он сделал сам, это то место, где Корф нашел багор от Святой Марии. Откуда Платонов шел тогда, как багор оказался у устья Пясины? Если двигался к Енисею, к людям, то шел, наверное, со стороны архипелага Норденшельда или... или даже от Русских островов??

От догадки, вернее нет, от предчувствия надежды или предположения засосало под ложечкой... Корф сейчас находится там, где мог идти Платонов, если он двигался по направлению ближайших поселений.
Что он видел тогда? Здесь не было судов и радио маяков, ничего в то время, только бескрайние сизые льды.
Изменено: Михаил Репнин - 23.04.2015 22:33:47
[ Закрыто] 3. Святая Мария
- Залив Миддендорфа, - Репнин безошибочно определил местонахождение по переданным координатам. - Палыч! Меняем курс!

Миша вскочил и побежал на капинский мостик.
- Черт! Может быть, это тот летчик? Запроси базу, нам нужны все борты, вылетевшие на Таймыр.
Репнин отрывисто по-военному отдавал команды.
- Что рот открыл, Палыч!
Если это самолет, который вылетел к ним навстречу, то почему он оказался так далеко от места назначенной стоянки?
- Сань, радируй: Идем на помощь, в район залива. Пусть отвечает каждый час.
[ Закрыто] 3. Святая Мария
Когда пришла радиограмма, капитан первого ранга Михаил Александрович Репнин находился в офицерской столовой.

Маточкин шар прошли два дня назад и теперь ледокол легко шел по направленинию к большой земле. Район устья Енисея, там планировалось выгрузить первую после войны научную полярную станцию.
Репнина комиссовали из армии в сорок шестом. Контузия и сильное переохлаждение в ледяной воде еще в сорок третьем, когда в эсминец попала бомба, давали о себе знать...
Ледокол все тот же, Красин. Только теперь Михаил принял командование. В целом он был рад, что так все получилось. Катя больше не волнуется, ждет его с дочкой Машуней в Ленинграде. Он за рекордные сроки собрал экспедицию.
Михаил вспоминал, как однажды по льду с Красина они дошли до полярной станции на лыжах, и там, на земле приземлился самолет Корфа. Мишка заулыбался воспоминаниям. Замкнутый, немного суровый, вечно спешащий в небо друг служит где-то здесь, на севере...
Они не виделись совсем, и Миша часто вспоминал, как они ловили раков в далеком Энске. Как мама читала им письма, оказавшиеся у них вместе с сумкой утонувшего почтальона...

- Что там, Сань? Чьи позывные? - крикнул он вбежавшему радисту.
Никаких экспедиций сейчас по его информации в радиусе двухсот километров нет. Не окрепла еще страна, не развернула исследование севера, так широко развивающееся перед войной.
- Самолет? Какой борт?
Изменено: Михаил Репнин - 23.04.2015 14:26:36
[ Закрыто] Обсуждение ролевой игры "Старая карта" - 4
Джина, мы доиграли квест про Ленинградскую квартиру.
[ Закрыто] 3. В одной ленинградской квартире
Катька была такая … круглая. Он все никак не мог к ней пристроиться, чтобы обнять. Ребенок толкался. Словно напоминал обоим: «Эй, это я. Я все вижу и слышу. Я даже знаю, о чем ты сейчас мечтаешь, папка...» Толкался так, что Репнин чувствовал через мундир, когда поцелуй погружал его в водоворот...
Его Катя, желанная, требовала поцелуев. Губы родные, отвечающие нежно. Впереди целая ночь. Это же целое богатство.

Машка снова влетела в комнату, и Михаил отпрянул от жены, встал из-за стола, откашлялся смущенно и заявил:

- Собирайтесь обе. Вещей много не берите, может так получиться, что нести придется все самим. А я... Кать, меня перебрасывают на юг.
Сказал коротко и тут же заверил, что с Машей обязательно все устроится.
Только не сейчас, не думать о том, что она окажется там... одна. Там будет Маша. Это важно.


***
Он вернулся до полуночи, усталый и измученный. С перелетом двух женщин все уладил на удивление легко. Знакомый летчик, как услышал о беременной Кате и ее подруге, даже не дослушал. Велел прибыть в пять утра.

В комнате холодно. Репнин залез к Кате под два толстых одеяла. Осторожно обнял ее, спящую, и заснул. Четыре часа настоящего рая и тепла. Какое блаженство...
[ Закрыто] 3. В одной ленинградской квартире
Появление Маши подействовало на Репнина отрезвляющим образом. Теперь это были не просто благодетельные планы спасения, а реальный человек, мелькающий с необыкновенной энергией перед ним. Человек, который помогал выжить Кате. Лучшая подруга. План вывоза жены сильно осложнялся.
Катя жалась к нему тепло, доверчиво, терлась носиком. Хотелось закрыть глаза и забыть про войну, про убитых товарищей, про бои в сентябре под Мурманском. Вспомнить то утро, когда они... Тогда, когда она приехала в Мурманск с театром. Как они собирали морошку позапрошлой осенью... Давно это было.

Миша выложил из вещмешка все консервы. Яблоко общим решением решили отдать Кате. Капитан галантно балагурил, развлекая дам за роскошным обедом с тушенкой, картошкой и хлебом, и незаметно хмурился.

- Послушай, родная моя, - наконец, решился он, когда Маша ушла на кухню с тарелками, - завтра утром самолет летит в Мурманск. Тебя переправить, я думаю, проблем не будет. Беременную супругу командира на борт возьмут. Я знаю, как ты относишься к этому городу, и я никогда ни на чем не настаивал и предоставлял тебе свободу, но сейчас, единственный раз, я не могу предоставить тебе этот выбор. Там врачи и продовольствие, хотя и бомбежек хватает, но все же безопаснее. Тебе рожать скоро.

Репнин панически боялся ее отказа. Чего уж теперь скрывать от себя самого, он боялся ее отказов всегда.
Изменено: Михаил Репнин - 14.04.2015 17:43:26
[ Закрыто] 3. В одной ленинградской квартире
- Вернусь. Конечно же вернусь.
Обязан. Только очень хотелось слышать это слово из ее уст еще раз. Хотелось говорить еще.
И целовать тоже хотелось в губы. Но тогда они ничего не скажут.

- Я обязательно вернусь, - повторил он, вынул ледяные пальцы из бекеши, поднес ко рту и задышал, согревая. - Холодно тут у вас.
Репнин быстро прикидывал, что нужно сделать.

Дождаться Машу. Съездить на аэродром и договориться о перевозе Кати. Хорошо бы еще и Машу. Он все еще опасался говорить ей о Мурманске. Город сильно бомбили еще с лета сорок первого, наступление немцев в сентябре остановили, положение по-прежнему серьёзное, но там врачи, продукты. Оттуда семьи комсостава эвакуируют. Больше за сутки он ничего сделать не сможет. Добыть дрова.

- Иди сюда, - он поднял Катю на руки и ужаснулся. Легкая, почти как прежде, не смотря на живот.
[ Закрыто] 3. В одной ленинградской квартире
- Толкается, - неуверенно констатировал Миша.
Большой твердый живот казался чем-то непонятным и нереальным. Он раньше никогда не обнимал беременных женщин.
- А в письмах... ты... Что ты там писала? Ты сейчас скажи.
И тут он испугался. Да. Он хотел ее найти, чтобы удостовериться, что с ней все в порядке, что она в безопасности.
Столько лет мучиться, все напрасно. Зачем тогда настоял? На какое-то время ему казалось, что завоевал. Оказалось, только жизнь ей испортил.
Ребенок многое меняет. Да. И может быть она из-за ребенка? Тьфу. Брось, Репнин. Это же Катя. Разве это ее убедит хоть в чем-нибудь? Заставит полюбить? Сейчас не время врать. Ни ребенок, ни война, ничто не изменит это. Черт, а я то... Катька!! А я?!
- Я очень тебя люблю. Люблю.
Он зажмурился крепко и сгреб ее в охапку с силой.
[ Закрыто] 3. В одной ленинградской квартире
- Ты. Ты... - схватил ее лицо, худое, темносерое. Он видел только ее огромные глаза, мельком, между частыми поцелуями, отчаянными, почти злыми, ненасытными.
- Какой срок? Почему ты мне не написала?!
Всё. Всё это глупости. Совсем. И ничего не важно. Но он бы многое отдал, чтобы ее сейчас.... не видеть здесь. Не видеть ее год. Или два. Сколько продлится война? Просто знать, что она носит под сердцем его ребенка и где-то далеко, не здесь. Не здесь!! Не в этом городе.
О, за это волшебство в этот момент он готов был отдать все. Но это невозможно.
Вот она. Его Катя. Загадка и недостижимая его мечта. Всю жизнь.
Руки отпустили худенькое личико и осторожно коснулись твердого живота.
- Теперь нас много, - зачем то сказал он с кривой улыбкой, пытаясь ее подбодрить.
В голове мелькали мысли вихрем. Борт, которым он сюда добрался, летит обратно в Мурманск. Завтра.
Сегодня его уже не заправят. Это хорошо и плохо. И даже если он пойдет за это под трибунал. Плевать.
Изменено: Михаил Репнин - 12.04.2015 18:00:18
[ Закрыто] 3. В одной ленинградской квартире
- Писарь?! Ты?! Здорово!
От протянутой руки отказываться причин особо не было. На войне как на войне.
- Я к Маше Большовой. Впрочем... жену разыскиваю. А ты тут как оказался?
Прошел в квартиру, слегка задев Сергея плечом, на ходу развернулся с виноватой улыбкой, собираясь извиниться, но...

То ли краем глаза увидел в приоткрытую дверь движение в комнате? То ли просто почувствовал?
Ноги стали противно слабые. Он хотел и не хотел увидеть ее здесь. В этом аду.
- Катя?
Изменено: Михаил Репнин - 12.04.2015 17:21:32
[ Закрыто] 3. В одной ленинградской квартире
У него сутки. Собственно, только из-за того, что его перебрасывают на юг. Лететь предполагалось через Москву, но командование сделало для него исключение. Жену найти важно. Было б и трое суток, если бы сразу нашел борт.

Он знал Машкин адрес, а так же знал, что Катя уехала к ней. До прилета надеялся заглянуть в театр, но надежды на то, что после стольких лет она получит работу именно там, было мало. То, что он увидел в городе, объяснило, как плохо представляют себе люди за кольцом, что происходит здесь. Какой там театр! А здесь уже ничего не происходило. Город умирал. Только проезжая по улицам города, всматриваясь в безжизненные окна домов, в исковерканные попаданием снарядов здания и мостовые, он понял, что такое Блокада.
Вот и квартира. Громко бухнуло сердце в предчувствии, вместе с ударом кулака в дверь.
- Откройте!
Крик раскатился эхом по пустому дому.
Изменено: Михаил Репнин - 12.04.2015 16:04:55
Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 ... 58 След.
Ссылки на произведения наших авторов
Сайт создан и поддерживается на благотвортельных началах Echo-Group